Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ВТОРАЯ ВОЛНА
События и люди Краснокамска
Полезная и опасная ртуть
 
 

Реклама

https://sairus-law.ru главная юридические услуги в краснодаре.

Бережливость сверх меры («ВК» №17)

Возможно, в Вашей жизни есть человек — родственник, знакомый или сосед,— который годами хранит в своей квартире давно вышедшие из употребления вещи: виниловые пластинки, которые не на чем проигрывать, сломанный велосипед, сгоревший утюг, гитару без струн, одну лыжу, ободранную хлебницу или старую хозяйственную сумку с крышками для закатывания консервов?

А может быть Вы сами относитесь к людям, которые бережно сохраняют то, чем когда-то пользовались, всегда находя этому вроде бы разумное объяснение: неработающий холодильник («буду использовать его как шкафчик»), ношенную лет двадцать назад одежду и обувь («пригодится для дачи, перешью, займусь рукоделием») и даже старые оконные стекла после установки стеклопакетов («когда-нибудь построим из них парник на огороде»)? Но время идет, ничего такого не происходит, и ясно, что уже вряд ли произойдет.

«А вдруг пригодится?», «дорого как память», «старое — новое сбережет», «на всякий случай, про запас» — это самые весомые аргументы в устах сверх-бережливого и сверх-экономного человека. Возможно, он и понимает, что такое количество вышедших из употребления вещей ему никогда не понадобится, но расстаться с ними не может. А попытки окружающих вычистить помещение от накопившегося барахла, приводят только к ссорам и обидам, так как человеку кажется, что домочадцы не только обесценивают дорогие его сердцу вещи, но и игнорируют его убеждения, или же покушаются на его «добро», чтобы присвоить его себе.

Это явление называется также силлогомания, хоардинг, диспозофобия, синдром Плюшкина и является одним из видов навязчивого поведения, заключающегося в собирании и хранении (а иногда и подбирании чужих) неиспользуемых вещей, чаще всего — предметов домашнего обихода, в нерационально больших количествах. Или же это может быть неконтролируемое коллекционирование всего, что, по мнению «собирателя», может представлять хоть какую-то эстетическую или историческую ценность. Расставание с вещью воспринимается как утрата. Причем подверженные силлогомании люди считают своё поведение нормальным, рациональным, очень дорожат «имуществом», а на замечания родственников или соседей парируют: «Хотите все выбросить? Только вместе со мной!»

Люди начинают сохранять старые вещи по совершенно разным причинам.

Например, считают это общесемейной ценностью, традицией, когда накопленный скарб становился реликвией и передавался из поколения в поколение. Кроме того, значительная часть жизни людей среднего и старшего поколения прошла в условиях лишений и всеобщего дефицита, когда в каждой семье было принято делать стратегические запасы туалетной бумаги, спичек, соли и крупы в расчёте на свою семью и ближайшую родню, а старая одежда многократно перешивалась не только на себя, но и на детей и внуков.

Или же испытывают сильную эмоциональную привязанность к вещам, которые напоминают об особо значимых событиях, дорогих людях, о собственной молодости или о счастливых периодах жизни (свадебное платье, пинеточки своего малыша, стройотрядовская гитара, шкатулка с маминой бижутерией и т.  д. ) Иногда предметы сохраняются впрок в надежде, что они пригодятся детям и внукам, выручат их в трудный период жизни, сэкономят им деньги (книги, газеты и журналы, особенно если там есть полезные советы), детская одежда, обувь и игрушки, отрезы тканей, любая посуда и даже кнопки, скрепки или стержни для авторучек, причем тех, которые уже не выпускаются.

Особо трепетно сберегаются вещи, бывшие когда-то дорогостоящими или те, приобретение которых было связано с большими трудностями: доставали «по блату», переплатили, или же дежурили сутками в очередях, отмечались по номерам. Именно поэтому в некоторых домах сохраняется рассохшаяся мебель, устаревшая бытовая техника и поломанные электроприборы. Там можно найти ламповые телевизоры, катушечные магнитофоны, радиоприёмники, пейджеры…

К накопительству человека побуждает нереализованная потребность в художественном творчестве, конструировании, декоративно-прикладной деятельности. Возможно, и навыков у человека нет, но есть мечта научиться шить, вязать, выжигать, ремонтировать, строить, консервировать, вот и копит он то, что ему, как кажется, «пригодится» для его «очумелых ручек» — старую одежду и обувь, какие-то лоскутки, коробочки, дощечки, катушки, рассыпанные бусы, банки, крышки, пластиковые контейнеры и ещё много чего.

Появлению сверх-бережливости способствуют личностные особенности человека. Например, оно может быть вызвано недостатком родительского внимания и жизнью в постоянных материальных лишениях в детстве. Во многих случаях склонность к патологическому накопительству появляется в связи с серьёзными жизненными потрясениями, такими как крах любви, драматический развод, тяжелая болезнь или смерть близкого человека, что побуждает сначала хранить вещи этого человека, но постепенно навязчивое накопительство начинает охватывать и остальные предметы. К группе риска относятся люди с определенными чертами характера: от природы более бережливые, закрытые, склонные покупать вещи впрок, нерешительные, часто занимающиеся самокопанием, тревожно‑мнительные.

В некоторых случаях хроническая неорганизованность и складирование того, что уже не нужно, может быть симптомом синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Особенно это характерно для детей и подростков, чьи комнаты и рабочие столы завалены всяким хламом, который им «не трожь! очень нужен!»

Накопительство и коллекционирование могут отражать психологические проблемы человека. Например, страхи и опасения, особенно, связанные с будущим: «цены постоянно растут, вдруг я не смогу купить то, что мне будет нужно, поэтому надо сохранить то, что есть и делать запасы на черный день. А сломанное — починю и буду пользоваться, либо продам».

Силлогомания нередко возникает из-за проблем человека в общении с окружающими, заполняет эмоциональную пустоту. И даже, если «современный Плюшкин» живёт в семье и формально не бывает один, но фактически он может испытывать глубокое чувство одиночества и непонимания с близкими. Да и настоящей дружбой он бывает обделен.

И наконец, самая неблагоприятная причина скопидомства и неконтролируемого «коллекционирования» вещей связана с повреждением лобных долей коры головного мозга вследствие травмы, хирургической операции, перенесенной болезни, особенно, энцефалита, возрастных изменений, депрессивных расстройств, неврозов и сосудистых заболеваний.

Патологическое накопительство может стать серьезной проблемой. Во-первых, накопившейся беспорядок мешает повседневной жизни и ухудшает эстетичный вид жилища. Во-вторых, многолетних склад вещей и продуктов может привести к появлению плесени, моли, тараканов и даже грызунов, иногда — стать причиной возгорания. В-третьих антисанитарные условия — причина ухудшения здоровья и нарастания эмоционального дискомфорта в семье. И главное — приверженность старым, отслужившим свое, сломанным вещам отражает психологическое «цепляние» за прошлое, противоборство новому и приводит к быстрому старению, физическому и психологическому угасанию…

О том, как преодолеть эти неблагоприятные последствия сверх-бережливости, мы поговорим в следующем выпуске газеты.

Окончание следует.