Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ВТОРАЯ ВОЛНА
События и люди Краснокамска
Полезная и опасная ртуть
 
 

Реклама

Нытва или ЧОС — вот в чем вопрос.Ч.1

Провал «чрезвычайки»

Напомним читателю, что Краснокамская городская Дума 28 апреля обратилась в Земское собрание района с просьбой о проведении совместного заседания. А через какое-то время руководство Думы и администрация Краснокамска решили предварительно провести внеочередное заседание Думы.

С набившей оскомину и давно проголосованной повесткой: — выбор водоисточника для Краснокамска.

Сначала незадачливые начальники второпях назначили «чрезвычайный» форум на 11 мая. Затем так же судорожно стали его переносить: сперва на 12-е число, а после — на 13-е. Любят они изображать работу в авральном режиме. Потому что в плановом, видно, привыкли изображать что-то другое.

В итоге утром 13 мая Краснокамская Дума напоминала арену боевых действий. Десять депутатов прошли в зал. Восемь остались на улице — в знак протеста против грубого «продавливания» главой Думы и градоначальником проекта водоснабжения с ЧОСа. Назовем их поименно, в порядке, подсказанном памятью: О. Е. Сергеев, И. К. Петров, В. Н. Рябов, В. Ф. Потапов, В. И. Попова, Е. Г. Корлякова, О. А. Колоколова, Г. В. Ушакова. Они общались с жителями города, организовавшими у Думы пикет в поддержку строительства Нытвенского водовода.

Ветеран ВОВ И. В. Удальцов заявил, что необходимо начать процедуру отзыва тех депутатов, кто не дает городу получить артезианскую воду. Потому что это уже не народные избранники, а, скорее, антинародные. Остальные пикетчики его поддержали. А в зале тем временем глава Думы, несмотря на то, что необходимого кворума (одиннадцать депутатов) не было, пытался провести заседание. Возможно, так бы оно и произошло, если бы не присутствие многочисленных свидетелей — горожан, депутатов Земского собрания, журналистов.

Почти час инициаторы внеочередного заседания пытались уговорить хоть кого-то из «неприсоединившихся» депутатов войти в зал и, тем самым, составить кворум. Не удалось, затея «чрезвычайного» заседания, нелепого и унизительного, придуманного по прихоти начальства, в тот момент провалилась.

В этот же день, на 11:15 в районной администрации было запланировано обсуждение сравнительного анализа двух вариантов водоснабжения Краснокамска. Туда и направилось большинство депутатов. Обнаружив в актовом зале долгожданный кворум, председатель думы В. В. Селезнев решил воспользоваться неожиданно свалившейся на него удачей. Очень ловко (так, наверное, казалось ему самому), он предложил провести стихийное заседание прямо во время обсуждения. К этой ловкости мы еще вернемся.

«Мы были на самом водозаборе…»

В качестве основного докладчика по «сравнительному анализу» выступил заместитель градоначальника по инфраструктуре В. В. Хмыз. Его речь, по замыслу администрации города, должна была, видимо, доказать присутствующим полное и окончательное преимущество водовода с ЧОСа перед нытвенским вариантом. Это намерение было очевидным для каждого непредвзятого слушателя, так же как и ничем не прикрытая тенденциозность представленных оратором материалов.

«Замглавы по инфраструктуре» (!), скажем, не обрисовал даже предварительных наметок маршрута прокладки труб с ЧОСа. Зато он в ярких красках живописал достоинства насосной станции «Заречная», «которая снабжает водой правобережную часть Перми». В. В. Хмыз отрапортовал, что на станции «расположены четыре больших насоса», из которых сегодня находится в эксплуатации только один. Он поделился эксклюзивной информацией, что станция «построена в 80-е годы», «используется не более чем на 30% от своих возможностей», и что «они (кто „они“ — не было до конца прояснено) готовы рассмотреть еще увеличение».

— Мы были на самом водозаборе,— доверительно, тоном завзятого путешественника поделился своими впечатлениями от коллективной экскурсии на ЧОС заместитель градоначальника. И попутно обнаружил большие познания в географии, поведав, что объект по забору речной жидкости «находится в месте слияния Чусовой и Сылвы».

А потом он показал себя еще и знатоком технологий, толкуя о трубе, «которая забирает воду из водоема» и «расположена в 100 метрах от берега». И повествуя о том, что «большее влияние здесь оказывает Сылва». Потом должностное лицо обратилось лицом к будущему. Оно заявило, что «по разработанной инвестиционной программе, в которой участвует Пермь, и деньги новогоровские есть, в следующем году оголовок будет перенесен на 300 метров от берега и основной забор будет выбран от Чусовой» (формулировка, конечно, хромает, но глубина осведомленности просто завораживает).

— По тому же инвестиционному проекту,— провозгласил далее В. В. Хмыз,— до 2013 года будет проведена полная реконструкция этих очистных сооружений.

Конечным итогом, таким было умозаключение замглавы, станет «доведение до Кировского района двух ниток водоснабжения и исключение из системы водоснабжения Перми Кировской фильтровальной станции».

При всех несомненных достоинствах оды ЧОСу, пропетой В. В. Хмызом, такой «сравнительный анализ» многих присутствующих не очаровал. Не впечатлил. Не убедил. И даже вызвал раздражение очевидной тенденциозностью (ее мы уже упоминали, но она того стоит). Прежде всего — у главы Краснокамского района Д. В. Маркелова. Он и представил второй доклад по теме водоисточников.

Его выступление, признаем сразу, разительно отличалось от «презентации» В. В. Хмыза. Не красотами слога, а конкретностью и доказательностью. Открытостью и, скажем откровенно, чистотой намерений. В этой категории преимущество Д. В. Маркелова над оппонентом было примерно таким же, как превосходство прозрачной воды артезианских источников над мутным содержимым многострадальных уральских рек и водоемов.

«Вот у меня документ — ЧОС не соответствует СанПиНу!»

Прежде всего, глава района отметил, что в представленных В. В. Хмызом материалах «приведены только те моменты, которые выгодны ЧОСу». Например, не сказано, сколько раз, до получения потребителем, будет хлорироваться вода, если ее поведут из Нытвы, и сколько раз — если из ЧОСа. А это принципиальный вопрос, если вести речь о поставке чистой воды.

Далее Д. В. Маркелов акцентировал внимание на том, что сегодня «даже на карте не указано, где пройдет водовод из ЧОСа, по каким лесам-полям-болотам».

— Где эти земельные участки,— этот и следующие вопросы были совершенно резонны,— согласованы ли они? Кто собственники этих участков?

Выступавший напомнил, что по ЧОСу на 2010 год намечена только разработка проектно-сметной документации:

— А как можно без проекта говорить всерьез? Вода из Чусовой у нас появится не раньше, чем через два года.

Персонально градоначальнику было адресовано такое высказывание:

— Вы говорили, что сегодня мы рассматриваем варианты не в политическом, а в техническом плане. Давайте в техническом и рассматривать. Где схема? Давайте рассматривать каждую цифру. Не призываю кого-то выбрать тот или другой вариант. Но нам сказали, что сегодня будут доказывать варианты с цифрами. И что?

Нет ни одного документа, чтобы подтвердить цифры по ЧОСу. Пятьсот миллионов? Покажите документ. Два года реализация? Покажите документ. Кто их подписал? Кто может ответственно заявить, что через два года точно все будет реализовано?

Тариф — так же. Все голословно и нет документов… Точных данных нет. Взять, например, качество воды. Здесь написано по ЧОСу: «химический состав воды в источнике подвержен сезонным колебаниям». Это слова и лирика, надо основываться на документах. Вот это у меня документ — с подписью с печатями. Выдан 25-го12-го 2009 года — что ЧОС не соответствует СанПиНу.

Трудно утверждать наверняка, контролировал ли в эти минуты себя самого градоначальник, или нет. Потому что он отреагировал на последнее утверждение Д. В. Маркелова с каким-то циничным простодушием. И абсолютно саморазоблачительно. Не придумал ничего лучше, чем заявить:

— Просто пить ее нельзя. Ну и что?

(На самом деле — ну и что?)

— Подождите,— поразился такому «откровению» Д. В. Маркелов,— а Нытва соответствует… Так и должно быть по ЧОСу написано — «не соответствует», и все. Вода не питьевая. Но почему-то об этом ни слова.

Последние фразы звучали, как приговор.

Кто занес ЧОС в Краснокамск?

По ходу выступления Д. В. Маркелова депутаты активно обменивались репликами и задавали вопросы главам обеих Краснокамских администраций.

Депутат Л. А. Родачева, оказывается, и не знала прежде, что по Нытве собраны все документы, и что вода там питьевая.

— Это действительно питьевая вода,— обнадежил ее Д. В. Маркелов и продолжил:

— Ученые подтверждают, что это уникальный источник. Причем этих запасов может хватить даже для Кировского района. 53,7 тысяч кубометров в сутки они гарантируют, а вообще — больше, 90–100 тысяч кубометров. Вот документ 2009 года, печать, подпись.

Еще один важнейший момент, на котором остановился глава района. Вариант ЧОСа рассчитан только на Краснокамск. Но в районе не одно поселение. Есть еще Майский, села и деревни: Усть-Сыны, Карабаи, Конец-Бор. Глава Майского и тамошние депутаты подписали решение — они только за Нытву.

Нельзя думать только о себе. Нытвенский вариант — это межрайонный проект. Глава Нытвенского района уже определился: не важно, будет ли Краснокамск завершать Нытвенский водовод, а Нытва точно будет его строить. В их планах — еще и Уральский, и Новоильинский подключить к артезианской воде.

В этом месте депутат Е. Г. Корлякова задала внешне наивный вопрос:

— Дмитрий Васильевич, сохранились ли документы, на основании которых прекратили финансировать Нытвенский проект?

И хотя вопрос был адресован главе района, сначала на него отреагировал глава города. Встречным вопросом:

— А у кого на балансе стоит объект? Почему земли продают?

(И чему нас учили? Зачем торопиться? Другого ведь спрашивают! Но известно, на ком шапка горит…).

Депутат Земского собрания А. П. Колоколов на реплику градоначальника откликнулся мгновенно:

— На балансе района находится объект, как незавершенное строительство. А земля под водоводом — у нас в аренде, район за нее платит.

Попытка градоначальника перепрыгнуть с вопроса Е. Г. Корляковой в другую плоскость тоже не имела успеха. Д. В. Маркелов ответил, что для водоснабжения Краснокамска до недавних пор рассматривался единственный вариант — Нытвенский подземный источник. Но в 2008 году, рассказал глава района (и для многих это сообщение стало новостью), Ю. В. Чечеткин неожиданно написал письмо в краевую администрацию. В нем было предложение: давайте, мол, рассматривать другие варианты. И два последних года идет торможение работы по Нытве. Хотя на этот проект потрачено, в сегодняшних ценах, около 950 миллионов рублей!

(Такая вот цена «инициативы» нашего градоначальника. Цена одной из его «инициатив»).

Заканчивая свое выступление, Д. В. Маркелов сказал:

— Мы соберем все необходимые документы. Если правительство края нас поддерживает, мы едем с этими документами в Москву. Если не получится даже при таких условиях — мы сможем сказать людям: мы сделали все возможное, в крае нам не помогли, в Москве нам денег не дали, на свои деньги мы водовод не построим. Вот тогда можно будет вернуться к варианту ЧОСа.

«Ну, придется делать проект» (хотя вовсе и не надо)

Приехавший в Краснокамск заместитель председателя правительства края В. Ю. Цветов в очередной раз подтвердил, что в Перми будет поддержано любое решение местной власти. Край будет «биться за федеральный ресурс», но есть «большие сомнения, что мы федеральный ресурс получим». И вообще «федеральная программа „Чистая вода“ не сформирована, не принята и не работает». А некоторые «заявления высоких руководителей — пока только заявления».

Вместе с тем, как подчеркнул краевой вице-премьер, «целевого краевого финансирования на водоснабжение Краснокамска не будет» и «краевые деньги выделяться не будут». Причина — в том, «что многие населенные пункты находятся в таком же положении с водоснабжением». Так что Краснокамск может рассчитывать только на собственные ресурсы. Можно будет разовым образом, авансом на многие годы вперед, взять средства из ФССР (фонд софинансирования социальных расходов). А потом — постепенно возвращать их. Фактически это будет означать долговременное сокращение финансирования социальной сферы — образования и здравоохранения…

Депутат В. Ф. Потапов подметил очевидную арифметическую нелепость. Расстояние от Краснокамска до Нытвы, согласно проекту — 32 километра, а до ЧОСа — более 100. При этом объявляется, будто водовод с ЧОСа обойдется в два раза дешевле Нытвенского. Как-то одно с другим не вяжется, «простым счетом не сходятся цифры».

Ответная реплика краевого министра была какой-то невнятной:

— Ну, надо делать проект. Проходить экспертизу. И тогда сравнивать.

(А зачем же тогда сейчас обстановку нагнетать и вообще говорить о ЧОСе? Непонятно, однако).

«Мы в эту трубу вылетим просто — и все!»

Выступление краснокамского градоначальника какой-то дополнительной информации не содержало. Много общих слов: о том, что «у нас нет права на ошибку», что «должны решение принять взвешенно», «чтобы вода была в городе разрешенной к использованию» (а откуда в этом случае ЧОС, не разрешенный санитарными врачами?).

Потом прозвучали очередные дифирамбы резервным мощностям станции «Заречная», обещания улучшить воду в ЧОСе (как будто градоначальник готов взять ответственность на себя, если что-то «не срастется»). И опять — бессодержательные сетования на плохие сети города и на недостаток средств, призывы выбрать наименее затратный вариант, ламентации на ветхий жилфонд, на дороги, которые требуют капремонта. Как откровение — фраза:

— К сожалению, очень многие вещи нам придется забыть, когда мы будем строить громадный дорогостоящий проект.

(Боже мой, о чем нам забывать, если мы «многих вещей» и узнать еще не успели? Что имел в виду дорогой наш руководитель?)

Первой устает от этой демагогии депутат Г. В. Ушакова:

— Есть вопрос цены человеческой жизни, здоровья. Что для вас дороже: цена строительства или здоровье краснокамского населения?

Градоначальник снова пытается уйти в сомнения:

— Я не уверен, что мы закончим этот водовод («этот» — то есть, Нытвенский).

Далее происходит такой диалог.

Депутат Г. В. Ушакова:

— Ответьте на вопрос.

Градоначальник (вынужден признать):

— Здоровье дороже. Но ценой каких денег?

Депутат Г. В. Ушакова:

— Это бесценно.

Градоначальник:

— И больше ничего не делать в городе?

Возникшая следом бурная дискуссия между градоначальником, с одной стороны, и депутатами Г. В. Ушаковой, О. А. Колоколовой, Е. Г. Корляковой, с другой, смело может быть отнесена к жанру театра абсурда. Депутаты напоминают градоначальнику, что тот на протяжении многих лет пренебрегает проблемой краснокамской воды. Но наталкиваются на глухую «несознанку», на рассуждения о необходимости создания новой «гидравлической модели» и невозможности ремонта сетей в их «нынешнем формате».

Страх и ужас! По градоначальнику — все мешает работе: и депутаты, и гидравилическая модель, и диаметры труб. Решительно все! Ну просто невозможно в таких условиях добиваться желанного результата.

Наконец, видимо, включив все имеющиеся у него запасы искренности, градональник делится доступным одному ему откровением:

— По ЧОСу нужна только труба! Какой проект? Это элементарно все!

Вот как! Это, оказывается, «элементарно».

Депутат А. П. Колоколов не может скрыть эмоций:

— Какая труба? Мы в эту трубу вылетим просто — и все!

Занавес падает.

«Профессионально вопрос решать — не наша с вами компетенция»

Глава Думы В. В. Селезнев, будто вспомнив что-то заветное, изрекает забавную сентенцию:

— Давайте так, это не наша с вами компетенция — профессионально вопрос решать.

Жванецкий рядом с нашими Цицеронами просто отдыхает! Потому что В. В. Селезнев продолжает свою мысль вполне неожиданно:

— Специалисты на голосовании ничего не решат. Я вам пример приведу. Для того чтобы сформировать проект для кредита по всемирному банку развития и реконструкции сетей Березников, всемирный банк потребовал: прежде должна быть гидравлическая модель, по ней надо сформировать систему сетей, которые требуют реконструкции, изменения диаметров…

Не выдерживает депутат О. А. Колоколова:

— Мы — что, во всемирный банк подаем заявку?

Но главу Думы голыми руками не возьмешь. Он не сдается:

— В любом случае. Давайте, это самое, мировому-то сообществу доверять в этом плане, а не говорить «здесь мы так, а вот здесь мы так». Такую ответственность без расчетов и гидравлической модели трудно, и я не готов.

Через несколько минут после комментариев к требованиям всемирного банка, В. В. Селезнев приступает к разыгрыванию комбинации, о которой мы писали в начале статьи. Мол, хорошо, что есть кворум, хотя это и не заседание Думы. А все равно — надо бы проголосовать за один из вариантов. Возникает долгая и бурная дискуссия. Депутаты спорят между собой, задают вопросы главам администраций и В. В. Селезневу, снова спорят. Они делят свои и чужие бюджеты, складывают и вычитают, агитируют друг друга и всех, кто еще может поддаться агитации.

А В. В. Селезнев, единожды выбрав удобный для себя галс, вновь и вновь требует перейти к голосованию.

Депутат Е. Г. Корлякова вопрошает хоть и в пустоту, но без обиняков:

— Ну что вы нас насилуете? У нас назначено на 14 мая. Вы нас не уважаете?

Наконец, каким-то чудом, не иначе как благодаря покровительству небесных сил разума и гармонии, депутаты соглашаются между собой. Сегодня голосовать не надо, голосовать надо завтра. Завтра, завтра, когда состоится совместное заседание Думы, Земского собрания и гостей из Нытвы и Нытвенского района. Завтра, после того, как выскажутся приглашенные специалисты. Завтра, 14 мая. Как было намечено еще 28 апреля!

Уфф!

В. В. Селезнев, кажется, едва не падает от досады. Почти как один из депутатов, упавший со стула часами двумя ранее…

14 мая — Краснокамск — Районный Дом культуры

Совместное заседание депутатов Земского собрания и Краснокамской Думы, глав и сотрудников нескольких местных администраций из Краснокамска и Нытвы, представителей экспертных сообществ региона, общественности Краснокамска — это мероприятие началось в 11 часов утра.

В. В. Селезнев читает письмо, написанное им на пару с градоначальником, о том, что Дума, дескать, не может сегодня принимать решение. Поскольку по регламенту она должна быть извещена заранее и проводиться в соответствующем помещении. Кроме того, к вопросу о выборе варианта водоснабжения Краснокамска можно вернуться только после того, как будет подготовлен проект по ЧОСу.

Депутат Г. В. Ушакова недоумевает:

— А вчера что за мероприятие у нас было? Почему и кем было принято вчера решение о проведении заседания Думы в актовом зале администрации? Это не противоречило нашему регламенту? Сегодня мы собрались во исполнение постановления Думы о совместном заседании. Все документы собраны и предоставлены. Письмо, которое здесь зачитали, не соответствует правовым основам работы представительного органа. Хватит уже.

После этой заминки один за другим выступают заместитель главы района С. В. Ложкин и уже знакомый нам В. В Хмыз. Их доводы и аргументы, в основном, повторяют звучавшие днем раньше. С тем лишь дополнением, что В. В. Хмыз сегодня путается в ответах на каверзные вопросы депутата А. П. Колоколова. Достойную лепту в дискуссию с городской администрацией вносят депутаты Г. В. Ушакова и Е. Г. Корлякова.

Решающее воздействие на настроение умов собравшихся оказывают специалисты. Как того и следовало ожидать.

«Альтернативы Нытвенскому водоисточнику нет»

А. В. Ревин, директор «Западно-Уральского геологического предприятия», заявляет:

— Мы, гидрогеологи, считаем, что альтернативы Нытвенскому водоисточнику для снабжения Краснокамска нет. Источник соответствует государственному стандарту России по защите систем хозяйственно-питьевого водоснабжения, в соответствии с которым используются ресурсы подземных вод.

В материалах сравнительного анализа, представленных нам, содержится ошибка. В пункте «запасы и дебет источника» по ЧОСу записано «не ограничены». Это не так. Дебет (суточная мощность источника) ограничен мощностью очистных сооружений. Три месяца назад я присутствовал на заседании у главы Перми, где было заявлено, что мощностей не хватает и «Новогор» не может полностью обеспечить Пермь. Обсуждался вопрос увеличения от 300 тысяч кубометров в сутки до 400 тысяч. Каким образом «Новогор» при этом положении собирается подавать воду еще и в Краснокамск?

По поводу Нытвенского источника и протокола по его запасам. Разрешенная опытная эксплуатация в объеме 21 тысячи кубометров (из 53,7 тысяч кубометров) в сутки соответствует заявке, поданной в свое время по потребностям Краснокамска, Нытвы и других населенных пунктов. Никакого ограничения на самом деле нет. Подземная вода — это восполняемый источник. Примером могут послужить Верещагинское и Очерское месторождения, которые эксплуатируются уже в течение 50 лет. И никаких изменений по качеству воды не наблюдается.

Не могу согласиться с теми данными по ЧОСу, по которым утверждается, что этот проект будет дешевле. Протяженность сетей от ЧОСа до Краснокамска выше, чем в случае с Нытвой. Стоимости доставки воды странно даже сравнивать.

Во всех представленных сравнительных характеристиках не учитывается, что именно собираются поставлять. Если взять ЧОС, то за сотню километров будут поставлять заведомо некондиционную воду. Есть периоды, когда в этой воде концентрация элементов по некоторым позициям превышает предельно допустимые нормы в разы! Эта вода непредсказуема в смысле того, что еще может там появиться.

И если что случится, Краснокамск в этом случае будет последней точкой. Не справился ЧОС — в первую очередь будут решать проблему с Пермью. Что в таком случае будет с Краснокамском — совершенно непонятно.

В Нытве же не нужны такие очистные сооружения, такой многочисленный персонал. Не требуются дорогие импортные реагенты, которые используются при очистке. В течение нескольких лет Нытвенский проект может окупиться, а дальше пойдет прибыль. Возможно удержание тарифов, поставка недорогой воды. Или можно прибыль направлять на реконструкцию ваших сетей. От ЧОСа никакой прибыли не получить.

В этот момент собравшиеся в зале зааплодировали.

А. Дронов.

(Окончание материала — в следующем номере газеты)