Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

СПРЯТАТЬ УСПЕЛИ НЕ ВСЁ
Жаркое лето! Что делать в жару?
Как воспитать маленького патриота
большой страны
 
 

Реклама

БОГАТСТВО В БЕРЕЖЛИВОСТИ («ВК» №25)

В этом году норвежский Осло признан самым зелёным городом Европы

За время своей работы в коммунальной отрасли я достаточно поездила по миру с целью изучения передового опыта. И к очередному приглашению поехать в Норвегию в группе российских специалистов в сфере ЖКХ и урбанистики сначала отнеслась скептически. Потому что во многих развитых странах уже никого не удивляют чистые контейнерные площадками, сухие подвалы с идеальным состоянием коммуникаций, «умные дома», современные очистные сооружения, которые на выходе выдают воду «как из горных источников Швейцарии». Однако организаторы посоветовали не торопиться с выводами, потому что Осло — город особый. Почитала несколько отраслевых ссылок в интернете и заинтересовалась. Оказалось, что в этом мегаполисе власти слегка «помешаны» на экологии, поэтому часть городского хозяйства построена буквально на мусоре. Из него извлекают тепло и электричество, производят товары народного потребления. Он приобретается не только у собственного населения, но и у других стран. Поскольку меня такой подход удивил, то я всё-таки решила посмотреть на это европейское мусорное чудо лично.

ПЧЁЛЫ НА КРЫШАХ

Когда мы прибыли в Осло, то принимающая сторона нам раз десять повторила, что нынче Осло признан самым зелёным городом Европы и даже Евросоюза, хотя в него и не входит Норвегия. Горожане этим званием очень гордятся и говорят, что шли к нему более двух десятков лет, проводя новую экологическую политику. Здесь уже давно отдали приоритет строительству энергосберегающего жилья, к традиционным источникам энергии относятся скептически, переориентировавшись на солнечные батареи, биогаз, вторичное тепло и электричество, производимое из мусора. Крыши здесь теперь используют для пчеловодства, а с улиц планомерно изгоняются автомобили, которым на смену приходят велосипеды и электоросамокаты. От пчёл я старалась держаться подальше, а вот на самокате решилась прокатиться. Увлекательно, но необычно, поскольку не делала этого с детства. В Норвегии же на самокатах ездят и дети, и молодые мамы, и старушки, и мужчины всех возрастов.

Демонстрационным образцом этой новой политики является квартал под названием «Вулкан», который когда-то был индустриальным центром. Восемь лет назад бывшую фабричную территорию превратили в современный квартал с офисами, квартирами, барами, ресторанами, отелями. Здесь есть собственная электростанция, использующая солнечную энергию и тепло Земли. Она покрывает более 80 процентов общего расхода энергии всех соседних зданий. На крышах большинства этих зданий установлены пчелиные улья. Как пояснил администратор отеля Scandic Vulkan, пчёлы — это символ защиты окружающей среды. Удивительно, но горожане к такому соседству относятся спокойно.

НЕФТЬ ОСТАНЕТСЯ В ПРОШЛОМ

По Осло видно, какое транспортное будущее нас ожидает в ближайшие 25 ‑30 лет и почему нашей стране не стоит надеяться на сытое углеводородное будущее. Ведь почти половина новых машин в городе — электромобили. Есть трамваи, электроавтобусы и паромы, для работы которых используется электроэнергия из гидроэлектростанций. Есть даже автобусы без водителей. То есть впереди всё отчётливее маячит электромобиль-беспилотник. Все электромобили въезжают в город, передвигаются по нему, паркуются и подзаряжаются совершенно бесплатно. Меня очень удивил этот «коммунизм». У нас в Пермском крае всего пару лет назад начали введение платных парковок в центре, в Краснокамске об этом пока не думали. А в Осло эпоха платного паркинга уже завершена. Она перестала быть актуальной из-за перехода на экологичный транспорт. Так насколько же наша страна отстала от Европы, если они целиком прошли этап развития, к которому мы только подступаемся?!

Конечно, главное наше внимание было приковано к самым известным электромобилям «Тесла». Ведь такую машину встретишь в России нечасто. Производитель запретил их продажу в нашей стране, а так же гражданам нашей страны. То есть россиянин если и сможет приобрести «Теслу», то только не в авторизованном дилерском центре. Грубо говоря, сможет купить только «с рук». И, разумеется, нас свозили с экскурсией на «Теслу». К нашему разочарованию это оказался обычный автомобильный салон. Без всяких модных излишеств. Садишься в машину и видишь перед собой абсолютно гладкую панель от окна до окна. Без кнопочек и рычажков, без одометров и спидометра, без бегающих цифр и огоньков. Без всего! Только один плоский сенсорный экран как на компьютере, рядом с рулем. И все. Открываешь капот — а там багажник. Открываешь багажник — там снова багажник. Ничего лишнего. Только стиль, минимализм и удивительная тишина — двигатель не слышно совсем.

КОНВЕРТАЦИЯ МУСОРА

Что после нашей суровой российской действительности бросается здесь в глаза, так это полное отсутствие мусора. Почему? Нам отвечают, что эта культура формировалась последние десять лет. Теперь здесь даже младшеклассники знают, как сортировать мусор. Их с детства учат, что из каждого выброшенного огрызка может получиться топливо, что пластиковые и стеклянные бутылки надо сдавать в автомат и там за это даже заплатят, что вторая жизнь пластиковой упаковки — это стул или стол, за которыми ты сидишь. Система работает без сбоев. Каждый житель Осло может взять в магазине — продуктовом супермаркете — совершенно бесплатно пакеты для мусора. Их раздает муниципалитет и они двух цветов: синего и зеленого. В зеленый складывают органику — отходы от приготовления пищи или оставшуюся пищу, испорченные продукты и прочее. В синий — пластик, причем предварительно очищенный (упаковки, контейнеры, емкости и прочее). Все эти пакеты, завязанные на два крепких узла (именно так рекомендуют по инструкции), складывают в один контейнер, из которого их и забирает специализированный мусоровоз.

Система сортировки многоступенчата. Просроченные лекарства несут в аптеки. Отходы от садоводства и растений превращают в удобрения. Сортируют и перерабатывают также авторезину, керамику, пенопласт, спортинвентарь, игрушки и многое другое. Устаревшие или сломанные электроприборы, холодильники, телевизоры, мебель и крупногабаритный мусор отвозят на мусороперерабатывающие заводы. Туда же везут и мусор от жилищ. В дальнейшем из пищевых отходов получают биогаз, который используют в качестве топлива для мусоровозов и городских автобусов. К слову, в Осло система сортировки мусора и его приёма по виду отходов была внедрена более 10 лет назад. Тогда же муниципалитетом были построены два крупных сортировочных и мусороперерабатывающих завода. Прибыли от них нет. Но зато они забирают отходы жизнедеятельности 600 тысяч жителей столицы и конвертируют их в тепловую и электрическую энергию для своих нужд. По минимальной цене и не нанося урона природе.

ЗНАКОМЫЙ ЗАПАХ

В нашей стране из мусора научились пока делать только тротуарную плитку. Сортировка в зачаточном состоянии. Единственное, что внедряют в Пермском крае, это отдельный сбор пластиковой бутылки. Поэтому мне, конечно же, хотелось увидеть, как норвежцам удалось наладить не только сортировку, но и довольно глубокую переработку мусора. Как они умудряются получать из отходов тепло и электричество в промышленных масштабах. И нам сделали экскурсию по такому заводу, который расположен в местечке Haraldrud. Он построен 10 лет назад и сортирует 150 тысяч тонн отходов в год. Когда нас везли на этот завод, я думала, что там стерильно как в лаборатории и в силу европейской культуры пахнет свежими розами, которыми украшены заводские смузи-бары. Но запах там оказался до боли знакомым, как возле пермских контейнерных площадок или на несанкционированных свалках в российских лесах. Похоже, для мусороперерабатывающих заводов до сих пор не изобрели нормальный дезодорант. Пахло там настолько ужасно, что кое-кому из нашей делегации потребовалась «нашатырка». Неудивительно, что трудовой коллектив на этом заводе очень маленький. Здесь большая часть труда роботизирована.

Нас наряжают в каски с защитными очками и в яркие жилеты. Ведут знакомить с производством, где не только ужасно пахнет, но ещё и шумно, грязно. Именно сюда, на этот завод привозят мусор со всего Осло, отсортированный по трем видам пакетов: синий, зеленый и любого другого цвета. Далее пакеты на конвейерной линии сортируют оптические роботы. Из органики производят биогаз, на котором ездят, к примеру, и сами мусоровозы, и спецтехника завода, а также городские автобусы. Выбросы при использовании такого топлива в атмосферу в разы ниже, чем от обычного. Пластик из синего пакета в Норвегии не перерабатывается. Его измельчают и везут на вторичную переработку в Германию, а затем производят из него функциональные вещи — к примеру, предметы интерьера. На этом заводе, кстати, такими столами и стульями укомплектованы несколько игровых комнат для дошкольников и кабинетов для ребят постарше и мигрантов. Пропаганда в самом лучшем смысле этого слова здесь поставлена отлично: в классах учат как сортировать мусор в домашних условиях.

Ну и последний этап. Если пакет не синий и не зелёный, то он отправляется в мусоросжигательный цех. Из него производят тепло или электричество, которые продают всё тому же муниципалитету по символическим ценам. В процессе используются физические и химические фильтры. Остатки‑металлы перерабатываются, пепел захоранивается на небольшом полигоне. Тепло от горения используется для производства электричества и обогрева 84 тысяч домов в Осло.

ВСЁ НАЧИНАЕТСЯ С ПАКЕТОВ

Благодаря этой командировке я поняла, что Норвегия очень бережливая страна и пример Осло показателен. Горожане относятся к мусору как ценному ресурсу, как к топливу. Мы так и не увидели ни в городе, ни в пригороде не то что свалки, а хотя бы просто валяющейся пластиковой бутылки или пакета с мусором, что в нашем родном городе встречается сплошь и рядом. И власти не грузят население поборами на вывоз мусора, организуя процесс совсем по-другому. Не надо придумывать новые платежи и гоняться за горожанами с судебными приставами, требуя денег. Надо просто бесплатно раздать пакеты, вёдра и контейнеры для мусора, научить горожан ими пользоваться, построить нормальный завод, отладить сортировку и переработку. И будет счастье в виде дешевого тепла и электроэнергии.

Мы, конечно, задавались вопросом, а не от бедности ли такие технологии? Не она ли толкает жителей Осло собирать бутылки, чтобы не замёрзнуть и не сидеть без света? Но нам объяснили, что бедной Норвегия была после Второй мировой войны, но потом потихоньку поднялась. Сегодня это крепкая европейская страна, которая активно занимается добычей нефти. Львиную долю углеводородов Норвегия продаёт на внешнем рынке. Доходы она складывает в фонд «будущих поколений», который уже сейчас составляет 1 триллион долларов. И расходуется этот фонд исключительно на развитие страны и поддержание достойной жизни своих граждан. При этом нефть, как и иные ресурсы данной капиталистической страны, принадлежат государству. И алкогольные магазины, кстати, тоже.

Ольга Колоколова, председатель совета директоров ГК УК «Уралкомп»