Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ОТ БАЛЛАСТА НАДО ИЗБАВЛЯТЬСЯ!
Большегрузы…
События и люди Краснокамска
 
 

Реклама

ДОРОГА К БОГУ («ВК» №32)

Большое интервью с новым настоятелем храма во имя святой великомученицы Екатерины города Краснокамска иереем Лукой Гаприндашвили

Наша газета уже сообщала, что в Храме Святой Екатерины новый настоятель. На смену митрофорному протоиерею Виктору Марточкину пришёл иерей Лука Гаприндашвили. Новый батюшка для краснокамских прихожан не чужой, поскольку долгое время служил в Александро-Невском храме села Мысы. Откуда он? Где родился? Как пришёл к Богу? Какая у него семья? Об этом и многом другом — в беседе отца Луки с журналистами «ВК».

РЕДКОЕ ИМЯ

—  Отец Лука, где вы родились и выросли?

—  Я родился в самом центре Грузии. В Имеретии есть небольшой городок — Чиатура. Он известен тем, что это было единственное место в Советском Союзе, где добывался марганец. И сейчас добывают. Освоение местных рудников идёт с конца 18 ‑го века. Все мои предки, родители и я сам там работали. Поэтому я из простой рабочей семьи. Отец всегда много трудился, у нас было много земли, большое хозяйство. Я с детства приучен к труду. Папа у нас был очень строгий и справедливый. Он, как и многие в то время, был уважаемым человеком, коммунистом, но при этом у нас в семье всегда было присутствие Бога. Конечно, береглись, старались не афишировать сильно, потому что за это преследовали. Но всегда встречали пасху, всегда отмечали большие праздники.

Начинал учиться в начальной школе на селе. С 4 ‑го класса — в городской школе. Учился, занимался спортом, был когда-то чемпионом Грузии по боксу. До сих пор в школе хранятся мои фотографии. Там чтут историю, хранят память.

—  Как вас зовут в миру?

—  У меня редкое имя. Мой отец был спортивным и увлекался футболом. У него были три друга. И вот в честь друзей он решил называть нас, своих сыновей. Меня назвали Ландери, младшего — Бадри, старшего — Джамбули.

—  Грузия и Пермский край — это почти на разных концах света. Как вы оказались в Прикамье?

—  Меня призвали в Советскую Армию, в Челябинск. Но заканчивал службу в Бершети. Командир наш был интересный человек, любил нас, солдат, по-отцовски. И когда я увольнялся, он мне дал направление в Пермский сельскохозяйственный институт. В Грузии тогда поступить в вуз было нереально, требовались большие деньги. В России же учёба была бесплатной.

Я приехал домой и отцу объяснил, что есть возможность поступить в институт в Перми. Отец разрешил, конечно. Я планировал после окончания института вернуться в Грузию, поскольку у меня на родине было развито животноводство и мне виделось это более перспективным, чем работать в шахте. Пока учился, обзавёлся семьёй, родился ребёнок. Закончил институт в 1993 году. К этому времени Советского Союза не стало. Грузия стала заграницей.

—  Где вы встретили жену?

—  Мы случайно познакомились, на улице. В то время, когда я с ней познакомился, она еще училась в школе и целенаправленно учила грузинский язык — писала, читала. Когда ей исполнилось 18, мы поженились и у нас родился первенец. Это было 33 года назад.

—  Сколько у вас детей? Чем занимаются?

—  Двое сыновей. Старший работает, женился, ждём внука. Младшему сейчас 21 год, он студент в техническом университете. Понимаю, что ни один не пошёл по стопам отца. Человек должен сам выбрать. Путь к Христу и священству очень сложный.

ЧЕРЕЗ ГОРЕ И БОЛЬ

—  Как вы сами пришли к вере? Как выбрали?

—  Честно говоря, через горе и боль. В 1991 году трагически погиб старший брат. Это перевернуло всю мою жизнь. Когда я сюда вернулся после похорон, мы с женой начали часто ходить в храм, молиться за брата. А у жены мама рано ушла. Вот мы и ходили с ней. Поначалу только свечи ставить, а потом всё стало всерьёз. Выбрали мы храм Всех Святых на улице Тихая в Перми. Поначалу тяжело было. Я сам нерусский и сперва вообще не понимал всю эту службу. Но со временем втянулись и уже не могли без молитвы, без храма. Ходили на службу каждое воскресенье, соблюдали посты. Когда стали часто общаться со священниками, тогда я понял, насколько это сложный и трудный шаг — выбрать служение Богу. Полностью надо отречься от той привычной жизни, которая была до священства.

—  Вы учились в духовной семинарии?

—  Да. Учился. Пермская духовная семинария открылась в 2004 году и я был одним из первых её студентов.

—  Вы были свидетелем чуда? Чудеса бывают?

—  Чудеса происходят ежедневно. Был у меня случай, когда меня только рукоположили во священники. У моего друга бабушка очень сильно заболела. Он приходит и говорит: «Надо бабушку соборовать, она умирает». А я никогда не соборовал и даже не знаю, как это таинство совершать. Пришел, а на пороге врач встречает. Мол, можно её уже не беспокоить, отходит человек. А я раз пришёл, то, говорю, давайте помолимся. Полтора часа времени уходило на это таинство, она лежала, не реагировала, такая тяжелая. Но удивительно было, когда я ушел, друг мне звонит и говорит: «Бабушка проснулась, встала, кушать просит». Это для меня было такое первое явное чудо, насколько сильна молитва. Даже если человек находится в таком состоянии, очень важен настрой. Ты просто выполняешь свою духовную миссию, а господь через молитвы исцеляет человека.

Или другой случай. Молодая девушка попала в автомобильную катастрофу и лежала без сознания. Меня в реанимацию пропустили, и я её пособоровал. Потом через знакомых меня эта девушка нашла и попросила прийти в больницу. Встретились. Оказывается, она ощущала прикосновения кисточкой. Выжила, хотя врачи давали очень мало шансов. Много случаев, когда люди настроены очень воинственно, не принимают, но пообщаешься с ними и они меняются. Друзья, с которыми вместе в футбол играли и стройкой занимались, меня не понимали. Куда ты пошёл?! Какое духовенство?! Зачем тебе это надо?! Но сейчас они приезжают на службу, крещу их детей, внуков.

НЕТ БУДУЩЕГО БЕЗ ВЕРЫ

—  Семь лет назад на местном телевидении был сюжет про Вас. Как вы в Мысах с мальчишками гоняли в футбол. Для нас это было удивительным. Нам казалось, что священник — это такой суровый старец, который всех наставляет и поучает. В Мысах вы заведовали небольшим храмом. А сейчас у вас огромное хозяйство. Чем, кроме самой службы, занимается священнослужитель?

—  Сейчас времени хватает только на то, чтобы войти в новый приход. Проблем много по хозяйству. Ведь хоть и новая постройка, но из-за того, что долгое время не делался капитальный ремонт, сегодня многое нуждается в восстановлении. Моё основное время уходит на поиск тех, кто может проекты составлять. Понимать, сколько средств необходимо на восстановление. Я сам настроен на то, чтобы многое сделать, чтобы прихожане заметили перемены. И не только в духовной жизни, что, естественно, главное, но и в самой жизни храма. В храме всегда должно быть ухожено. Чтобы люди, приходя, улыбались, отдыхали морально, чтобы не видели, что что-то падает на головы или что-то не так.

Я сейчас пока что один остался и фактически без выходных. Больше ни на что времени не хватает. В футбол уже не играю, ноги болят. Когда есть возможность, я остаток времени провожу вечером на даче, в своем хозяйстве.

—  Мы уже привыкли, что у нас страна крайностей. В советские времена все религии запрещали, сегодня все религии, кроме экстремистских, разрешены. И часть людей уходят в секты. Как вспомнить, что мы православные и храм наш дом?

—  На моей Родине в Грузии родители всегда воспитывают детей, что земля, по которой ты ходишь,— это земля твоих предков, которые своей кровью, своей жизнью ее сохраняли, и они питали себя и питают землю, питают нас. Я считаю, что каждый человек, который живет в России, считает себя патриотом своей страны, должен любить свою страну, какая бы она ни была. Сегодня болеет — ты должен любить больше, потому что болящему человеку особенно нужен уход. Если сегодня что-то не так происходит, это не потому, что кто-то в этом сильно виноват. Мы сами, каждый из нас виноват в том, что мы так и не поняли, что мы теряем, что мы потеряли, что мы можем потерять. Нет будущего, если нет вокруг тебя веры. Вера человека — это основополагающее, потому что верующий человек созидает, он добро творит, он прощает, он молится, он делает так, чтобы оставлять после себя того, кто продолжит его дело.

А неверующему человеку всё равно. И Богу такие люди тоже не очень. Да, приходят сектанты, приходят адепты многочисленных христианских и мусульманских деноминаций. Считаю, бороться надо с таким элементарным просвещением. Чтобы в каждой семье каждый ребёнок прочитал хотя бы историю своего рода, своей страны. Не ту историю, которую навязывают извне, а элементарную. Чтобы ты гордился своей страной. Чтобы ты осознал, что ты очень нужен своей стране. Именно ты, как человек. Каждый! Потому что с тебя начинается маленький кирпичик, из которых строится огромное здание веры. Поэтому я всем говорю, что невозможно строить будущее, если мы его сейчас убьем, принимая какие-то другие новоявления всякого рода, европейские, американские или азиатские. Чуждые нам субкультуры, которые они приносят.

ГДЕ ВЗЯТЬ ИДЕАЛЬНЫХ СВЯЩЕННИКОВ?

—  Может, проблема в том, что православие не ломится в двери? И таким образом старые храмы проигрывают молодым и наглым религиям?

—  Я методы работы адептов новоявлений не осуждаю. Но мне горестно осознавать, что мы позволяем им навязывать нашей пастве свои догматы. И это происходит от того, что мы обленились и элементарно не хотим почитать историю свою и утвердиться в своей вере, нести свой крест так достойно, как Господь говорит, либо нам все равно, что с нами произойдет, и это хуже всего. Потому что, когда есть шанс, что хорошо я сделаю, чтобы было в будущем как-то лучше, это уже какая-то надежда дается.

Понимаю, очень много и от нас зависит, от чистоты священнослужителя, от того, что происходит со служителем церкви. Но я тоже людям говорю: где нам взять идеальных священников?! Нас ведь не инопланетяне приносят в этот мир. Мы растём в таких же семьях, как вы. Мы кушаем такую же пищу, как вы. Мы и наши дети смотрят тот же телевизор, как и вы. Чтобы понять священника, нужно сделать так, чтобы хотя бы одного сына воспитать так, чтобы он стал священником. Тогда будет, что сказать. Ведь этот крест нести очень тяжело. Невозможно все время находиться в таком серьезном виде. Я вот сам по себе весёлый человек. Но если не снимать маску серьёзности, то от этого устаёшь. И это создаёт у человека недоверие. Поэтому хочется, чтобы прихожане понимали нас и не осуждали сильно.

—  Что бы вы пожелали нашим читателям? Может, что-то посоветуете?

—  Хочется пожелать краснокамцам, чтобы они приходили в храм Божий. Это их дом, они должны обязательно протоптать дорогу сюда. Приходить, молиться, трудиться. Я бы приветствовал молодежь, кто бы стал помогать нам. Вот сейчас надо красить, много небольшой хозяйственной работы. Есть время свободное — пусть приходят! Я с ними буду работать, мне это нетрудно, наоборот, поделюсь своими знаниями, которые у меня есть и в этой сфере тоже. Так что ждем всех! Желаю добра, благополучия семейного, радости во Христе и хотя бы сделать первый шаг и прийти сюда. Научиться. А остальное Господь сам устроит.

Редакция «ВК»

Полную версию интервью смотрите на телеканале «Краснокамск ТВ».