Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ФАЛЬШИВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ
В центре внимания
«Просто хочется рвать и метать!»
 
 

Реклама

ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ («ВК» №29)

Как тушили пожар близ Малых Шабуничей

Мы уже как-то привыкли, что основные «боевые действия» в нашей стране идут на ниве борьбы с коронавирусной инфекцией. Зашкаливающее количество новых заболевших, а в Пермском крае пробит очередной психологический барьер в четыреста подтверждённых диагнозов в сутки, не вселяет никакого оптимизма. Однако с недавнего времени в информационной повестке у ковида появился конкурент — это лесные пожары. Новостные ленты федеральных СМИ по этой тематике напоминают настоящие сводки боевых действий: в Якутии бушует 115 пожаров на площади 679 тысяч гектаров, из населённых пунктов Карелии из-за лесных пожаров эвакуировано 600 человек, в тушении пожаров на землях лесного фонда Иркутской области будет задействована авиация — вертолёт Ми-8, самолёты Бе-200. Режим чрезвычайной ситуации введён в восьми регионах страны. И хотя мы можем себя успокаивать, что Пермского края среди них нет, но это «уже нет»! Потому что ещё неделю назад именно на территории Краснокамского городского округа полыхал самый крупный в Прикамье пожар, грозивший уничтожить несколько деревень, урожай на полях бывшего совхоза «Труженик» и торфяники, а также вплотную подобраться к посёлку Майский. Спасла самоотверженная и скоординированная работа пожарных служб разной принадлежности, которые буквально не вылезали из леса и болота сутками, заливая пожар водой и потом.

ОГОНЬ, ОГНЕННАЯ ВОДА И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Всякий краснокамец с детства знает, что живёт в пожароопасной территории. Бесконечные возгорания и тления короотвала Камского ЦБК, пожары на болотах и торфяниках за Пальтой, которые на протяжении десятилетий в летнее время травили едким дымом весь город, породили целую субкультуру. Все мы помним «страшилки» про детей, ушедших на болота по грибы и ягоды, провалившихся и сгоревших заживо в тлеющих мхах. Не знаем, происходило ли что-то подобное с представителями подрастающего поколения, но трагедии с пожарными точно были. Однако жизнь нас ничему не учит. Детские «страшилки» не останавливают от походов в лес, где мы жгём костры и разбрасываем незатушенные окурки. Именно поэтому каждый год, в засуху, где-нибудь обязательно полыхает. И, порой, с такой интенсивностью, что у разгуливающих поблизости деревенских аборигенов плавятся подошвы сапог и кроссовок.

Власти, разумеется, в курсе о существовании проблемы. К каждому пожароопасному периоду они камлают из всех утюгов про правила поведения в лесу. Вот и нынче ещё 26 мая губернатор Прикамья Дмитрий Махонин своим постановлением №  329-п объявил особый противопожарный режим в лесах с 7 июня по 10 сентября. Он в очередной раз напомнил, что в этот период запрещено разжигание костров в лесах вне оборудованных кострищ, приготовление пищи на мангалах и жаровнях, сжигание мусора, разведение открытого огня в парках и на сельхозугодьях. Ведь при неблагоприятной погоде сжигание мусора, палы растительности, оставленный без присмотра костёр, небрежно брошенный тлеющий окурок или непотушенная спичка могут обернуться серьёзным пожаром. Таким, когда огонь движется по лесу со скоростью до 150 метров в минуту, испепеляя всё на своём пути.

Но разве губернаторским постановлением можно кого-то вразумить?! Особенно когда лето, жара, а на болотах пошла черника?! Ну, а там, где отдыхающий человек, там огонь, огненная вода и пресловутый человеческий фактор.

ДЫМ С ЧЁРНОГО ОЗЕРА

Нынче полыхнуло 10 июля рядом с железнодорожной станцией Шабуничи, близ деревни Малые Шабуничи. Нет, это было достаточно далеко от населённого пункта — на Чёрном озере. Любимое место отдыха местных жителей. По сути одна большая лужа 100 на 60 метров, плавно переходящая в болото. Здесь купаются и катаются на плотах дети, здесь на импровизированном пляже любят культурно и не очень культурно отдыхать взрослые, отсюда уходят за ягодами-грибами и сюда же приходят. И все пути жителей всех Шабунич ведут к Чёрному озеру. Где-то здесь кто-то пренебрёг мерами безопасности — и заполыхало. В борьбу с огнём оперативно вступили пожарные из федеральной группировки МЧС, а их было порядка 25 человек. У них на подхвате также почти в круглосуточном режиме трудилась городская добровольная пожарная охрана, чьей задачей было обеспечение профессионалов из МЧС всем необходимым — от воды и питания до мотопомп.

В первый же день стало ясно, что блицкрига не будет. Проезд техники к месту пожара оказался невозможен. Пожарные рукава до него со стороны Шабунич не пробросить, так как болото с Чёрным озером отрезаны от деревни транссибирской железнодорожной магистралью, по которой круглые сутки курсируют поезда. Единственно возможным вариантом борьбы с огнём стало десантирование пожарных с ранцевыми огнетушителями. Десантирование — это, конечно, громко сказано. Мужики в полной амуниции-защите, которая весит под 50 килограммов, десантируют сами себя в лес и обратно. Адская работа и не очень эффективная, потому что на себе много воды не унесёшь и пожар такого уровня не ликвидируешь. Но они бегали и тушили, потому что должны.

Сильным всегда везёт. Подул северный ветер, пожар пошёл на болота и угроза для станции и деревень миновала. Офицеры МЧС могли выдохнуть, потому что основная цель их работы — защита населённых пунктов — была достигнута. Но они не побросали рукава и каски и никуда не уехали. Ветер усиливался. В ночь с 10 на 11 июля поддувало так, что дымом затянуло весь Краснокамск и часть Кировского района Перми.

ЖИЗНЬ ИЛИ ЧЕРНИКА?

Уже на следующее утро — 11 июля — на место пожара прибыл начальник Главного управления МЧС по Пермскому краю Александр Урусов. Руководитель всей федеральной группировки пожарных Прикамья провёл на месте ЧС выездное совещание с участием главы округа Игоря Быкариза, начальника лесоохраны и командиров местных пожарных подразделений. Полковник Урусов, назначенный на генеральскую должность совсем недавно, оказался продвинутым офицером, без спеси и помпы. Сразу дал команду увеличить количество личного состава, задействованного непосредственно на тушении пожара,— привлечь пожарную часть №  6. Настоял на использовании дронов для анализа и оценки ситуации. Плюс дал добро Игорю Быкаризу на введение режима чрезвычайной ситуации, чтобы оперативно финансировать из казны различные неотложные мероприятия. Потому что мотопомпы из-за круглосуточного использования вышли из строя, пожарных рукавов катастрофически не хватало, а расходы на питание личного состава в полевых условиях в городском бюджете, конечно же, не заложены.

Однако по драматизму, накалу страстей и патриотизму именно этим двум дням — 10 и 11 июля — не было равных. Ведь на клич о помощи, брошенный главой города Игорем Быкаризом, откликнулись многие. Владелец кафе «Medoc» взялся за свой счёт полностью обеспечивать питанием всех, кто был задействован на ликвидации пожара. Причём, кормил бесплатно и без гарантийных писем. Просто в рамках благотворительной помощи. Руководство ЦБК «Кама», Бумажной фабрики Гознака выделили свои резервы пожарных рукавов. Арендаторы лесных угодий, разработчики торфяных месторождений закупили для борьбы с огнём мотопомпы, пожарные рукава и различный инструмент. Посёлок Майский выделил транспорт. Каждый, у кого были возможности, спешил вложиться в этот форс‑мажор. Ведь пожар близ Малых Шабуничей стал своего рода испытанием, проверкой на прочность. Не локализуй и не потуши его в кратчайшие сроки, последствия могли бы стать катастрофическими.

А вот аборигенам из близлежащих деревень вся эта движуха до лампочки. Их не пугает апокалипсис, где горит всё живое. Их не смущают ни дым, ни запах, ни работающие пожарные. Им фиолетово на временный запрет посещения леса. Им по боку, что на весь лес раздаётся голос из громкоговорителя, что посещение этого участка леса опасно для жизни. У них — черника! И её нужно срочно собирать! Только с одного участка болота, где тлел мох и было сильное задымление, пожарные вывели едва ли не под руки полтора десятка ягодников.

ПОЖАР УШЁЛ В ЛЕСА

На четвёртый день пожара его тушением занималось уже сорок профи из федеральной группировки МЧС.

С методикой возникли проблемы. Ведь очаг ушёл на болота, а там сплошной бурелом. Кроме того, огонь там нашёл благодатную почву в виде подстилки из идеально просушенного мха толщиной 20 ‑30 сантиметров, который просто тлел. Ранцевые огнетушители против него бессильны. Его нужно заливать реками воды — по полторы тонны на каждый квадратный метр. Поскольку воды в болоте и близлежащих канавах оказалось совсем мало, то все полтора гектара болот выгорели за какие-то два дня. После чего пожар ушёл в леса, здорово напугав городские власти и лесоохрану — специальное подразделение для тушения лесных пожаров.

Опасения были более чем реальные. Не локализуешь пожар, он пойдёт сразу в нескольких направлениях. Во-первых, продолжит уничтожать леса и перейдёт в верхний слой, после чего его уже не остановить. Во-вторых, дойдёт до торфяников, где не только пустит по миру местную торфяную компанию, но и обеспечит себя топливом ещё на пару месяцев непрерывного тления. В-третьих, огонь может выйти на поля «Труженика», полностью уничтожить его урожай зерновых и дойти за считанные часы аж до посёлка Майский, где создать угрозу местному населению, проживающему в деревянных домах. Именно поэтому пожарные, лесоохрана и арендаторы стали бороться с огнём сразу с трёх сторон, пытаясь его локализовать, не выпустить из обозначенного периметра. Здесь было уже чуть легче, поскольку использовалась техника и привозная вода.

Это была практически круглосуточная война с небольшими перерывами в ночное время, когда пожар затихал, чтобы с рассветом забушевать с новой силой. Но к рассвету на позиции прибывали свежие расчёты из Краснокамска и автобус с дежурными подразделениями из Перми. И в 5 утра люди вновь шли в лес, тянули рукава, работали мотопомпы.

НЕБО ЗАРЫДАЛО СЛИШКОМ ПОЗДНО

К 14 июля на пожаре было задействовано почти сто человек. Начальник ГУ МЧС Александр Урусов, который бывал здесь каждый день, продолжал наращивать группировку профессиональных пожарных и количество техники. Считал, что нужно оперативно дожать ситуацию, иначе этот пожар будем тушить ещё месяц, мучая людей и напрасно транжиря ресурсы. Трудно сказать, что помогло. Но 15 июля пожар был локализован, а к полудню 16 июля — полностью ликвидирован. Говорят, нам всем повезло, потому что не было ветра. Если бы он был, то поля «Труженика» однозначно бы выгорели и часть Майского пришлось бы эвакуировать. Потому что обещанной траншеи с водой между лесом и полем «Труженика» не оказалось. Работники сельхозпредприятия лишь обкосили кромку, считая на этом свою противопожарную миссию выполненной.

Повезло Краснокамскому городскому округу или нет — это, конечно, спорно. Городские власти и пожарные с первого дня возгорания надеялись на помощь стихии. Были, как говорится, обречены на везение. Ведь в прогнозах погоды едва ли не каждый день значился дождь. Но он, увы, небо зарыдало только в воскресенье 18 июля, когда весь пожар был уже полностью потушен. В его ликвидации было задействовано 125 человек личного состава и 26 единиц техники.

Редакция «ВК»