Свежий номер! 

АВАРИЙКА, ТЫ ГДЕ?
О высокой аварийности на сетях канализации
Хочется сделать жизнь детей ярче и благополучнее
 Полиция Краснокамского городского округа информирует

Реклама

Черный понедельник («ВК» №39)

Время плохих новостей

Политика становится всё ближе и уже пришла почти в каждый дом. Объявленная 21 сентября частичная мобилизация у одних вызвала безысходность и страх, у других — желание вернуться в армейскую юность, сбежав от рутинности ежедневной реальности. Общество раскололось. Перспективы последствий мобилизации обсуждаются не только в социальных сетях, но и в магазинах, в парикмахерских и на каждой кухне страны. Краснокамцы уже начали получать повестки и уезжать в «учебки». Но этот понедельник для нашей страны, края, города действительно стал «чёрным», потому что в ижевской школе №  88 погибли 17 человек, в том числе 11 детей. Нормальные люди от такой повестки в шоке, отменяют корпоративы и праздники. И только отдельные краснокамские политики, не отягощённые социальной ответственностью и чувством сострадания, хвастаются в соцсетях путешествиями на воздушном шаре, небывалым урожаем грибов и жирными судаками. Живут другой жизнью, решив, что их‑то в силу статуса или возраста уж точно никуда не призовут.

МОБИЛИЗАЦИИ ПОДЛЕЖАТ…

21 сентября был опубликован Указ Президента РФ от 21.09.2022 года №  647 «Об объявлении частичной мобилизации в Российской Федерации». Из него можно было узнать, что основаниями для увольнения с военной службы в период мобилизации могут быть возраст, состояние здоровья и приговор суда о лишении свободы. Отсрочка от призыва предоставляется работникам оборонных предприятий. А депутаты и вовсе мобилизации не подлежат.

Возникал вопрос: неужели всех остальных могут призвать без разбора? Последовало разъяснение, что закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации» никто не отменял. Отсрочка по‑прежнему предоставляется следующим категориям:

—  признанным временно не годными по состоянию здоровья;

—  занятым постоянным уходом за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой, усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением врачебно-консультационной комиссии в постороннем постоянном уходе (помощи, надзоре) либо являющимися инвалидами I группы, а также за членами семьи, не достигшими 16 ‑летнего возраста, при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;

—  имеющим на иждивении четырёх и более детей (женщинам — одного ребенка) и так далее.

Также не подлежат призыву те, кто постоянно живёт вне России и не состоит на воинском учёте, находящиеся в отставке и снятые с воинского учёта военные пенсионеры. Отсрочку от призыва на военную службу по мобилизации получили студенты государственных вузов и техникумов, обучающиеся по очной и очно-заочной формам.

 

РАССТРЕЛ ВОЕНКОМА

В среду президент выступил, а в четверг по предприятиям Краснокамского городского округа уже понесли повестки. Мы не вправе раскрывать названия предприятий, не можем выдать пофамильный список или рассказать о тех, кто призван, в газете. Закон запрещает, плюс соображения безопасности. Но отсутствие публичных скандалов, связанных с призывом, позволяет предположить, что наш военкомат к мобилизации был готов заранее. В отличие от других регионов, надеемся, ни инвалидов, ни пенсионеров, ни студентов, ни многодетных отцов никуда не отправят. Прощание с мобилизованными в этот понедельник, а их было около двадцати человек, прошло на нерве — женщины расплакались. Дальше — отправка в учебное подразделение в Свердловскую область.

Да, у нас всё было штатно, но в некоторых регионах военкоматы становятся настоящей ареной боевых действий. То, что здания военных комиссариатов то тут, то там регулярно поджигаются уже известно. Но в Усть-Илимске Иркутской области произошло ЧП с применением огнестрельного оружия. В местном военкомате, опять же в понедельник, прямо во время инструктажа мобилизованных, 25 ‑летний местный житель расстрелял из обреза военкома. Стрелял в упор и был задержан сотрудниками. Следователям стрелок признался, что пришёл в военкомат, решив отомстить за гибель своего 19 ‑летнего друга во время СВО на Украине.

Военком был госпитализирован, а в отношении стрелка возбуждено уголовное дело, он находится под арестом. В Министерстве обороны решают, как предотвратить такие ситуации впредь. Если друзья и родственники погибших возьмутся за обрезы и дробовики и начнут мстить людям, ответственным за призыв в армию, то это уже как гражданская война. Усилить охрану зданий военкоматов решено пока только в столице. Московские военкоматы теперь охраняют дополнительные отряды сотрудников полиции. Но, вероятно, такие меры будут введены по всей России.

Если проект с полицией сочтут слишком дорогостоящим, то могут вернуться к старым советским практикам и обеспечить сотрудников военкоматов табельным оружием.

ИЖЕВСКАЯ БОЛЬ, КАК СВОЯ

И последней понедельничной каплей, переполнившей чашу терпенья, стала трагедия в Ижевске. В местную школу №  88 около 11 часов зашёл неизвестный мужчина в чёрной майке с нацистской символикой и в балаклаве, вооружённый двумя пистолетами. На входе он убил двух охранников, после чего стал ходить из класса в класс и молча расстреливать всех, кто попадался ему на глаза. Педагоги спасали детей по‑разному: одни забаррикадировались в классах, другие помогали ребятам покинуть школу через окна. Подъехавшая Росгвардия и спасатели эвакуировали остававшихся в школе учителей и учеников. Стрелок был обнаружен в одном из классов без признаков жизни, с огнестрельным ранением головы. Он застрелился. При нём находилось больше десятка пистолетных магазинов с полным боекомплектом. На каждом красной краской было написано «ненависть».

Стрелком оказался 34 ‑летний выпускник этой же школы. Жил рядом с мамой и бабушкой. Увлекался компьютерными играми, среди друзей считался профи по «Контр-Страйку». В последние годы симпатизировал националистическим идеям. Нелегально приобрел оружие и патроны, так как разрешения на ношение оружия у него не было. Да и быть не могло, он состоял на учёте в психоневрологическом диспансере с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Пистолеты были травматическими, переделанными кустарным способом для стрельбы боевыми патронами. В своей предсмертной записке, которую обнаружили у него дома во время обыска, стрелок объяснял предстоящее нападение на школу ненавистью ко всему человечеству. Ни политических, ни каких‑то иных требований или манифестов не заявлял.

Итог этого кровавого «стрелка» — 17 погибших. Шизофреник застрелил 11 школьников и 6 взрослых — охранников и учителей. Ещё 23 человека получили ранения, как пулевые, так и вследствие падения с большой высоты. Часть из них в тяжёлом состоянии. В Удмуртии объявлен трёхдневный траур по погибшим. К нему неформально присоединилась вся педагогическая общественность страны, всё родительское сообщество. Напряжённость оказалась настолько высокой, социуму было так больно, что многие родители во вторник просто не отпустили своих детей в школу. К слову, в Пермском крае к этому отнеслись с пониманием. Для нашего региона эта боль, как своя. В прошлом году похожая трагедия случилась в Пермском университете, где погибли шесть человек, а получили ранения более двадцати. Отморозка сейчас судят, но людей уже не вернуть.

МИР СОШЁЛ С УМА

В этот «чёрный понедельник» наше общество столкнулось с массой вызовов. Мир сошёл с ума. Политики, военные, педагоги, врачи, психологи — все пытаются найти рецепты обуздания агрессии в социуме, формирование новой системы безопасности в мире, в стране, в городе, в микрорайоне. Одни предлагают запретить продажу оружия и изъять у населения имеющееся. Другие предлагают наоборот — упростить процедуру продажи оружия, чтобы люди могли защищаться, раз государство обеспечить им безопасность не в силах. Военные настаивают на комендантском часе, что снизит преступность. Педагоги призывают больше вкладываться в воспитание, а врачи — в подготовку психиатров и психиатрические клиники. Политики же считают, что безопасность вернётся в школы, в детские сады, в больницы и в военкоматы только вместе с вооружёнными до зубов сотрудниками Росгвардии.

Все эти темы звучат в СМИ, на улицах и на кухнях. В социальных сетях, в ленте у каждого второго — свеча памяти. Простые краснокамцы обеспокоены, переживают, бурно обсуждают, ждут каких‑то заявлений или решений от тех, кого выбрали представлять свои интересы. Что будет с СВО? Долго ли она будет длиться? Как быть со школами? Какие меры будут приняты в связи с трагедией в Ижевске? Нужно ли вооружать охранников или надо обязательно ставить на вход в школу гвардейца в бронике и с автоматом? Как быть с оружием, которое продаётся буквально за копейки и чуть ли не каждому встречному в любом оружейном магазине? Не пора ли возвращаться к старым советским ограничениям, когда приобретение даже простенького гладкоствольного ружья было квестом, сравнимым с покупкой автомобиля?

Вопросы, вопросы, вопросы. Пока они остаются безответными. Те, кто каждые пять лет обещает краснокамцам заботу, защиту, зарплату и светлое будущее, живут в каком‑то другом мире. В их соцсетях нет ни СВО, ни повесток из военкомата, ни Ижевска, ни переживаний, ни траура. Краевой депутат Игорь Малых фанатеет от нового футбольного поля на стадионе «Россия». Окружной депутат Николай Скрипников хвастается, как он лихо увеличил доходы своего бизнеса с 5 до 100 миллионов рублей. Дмитрий Теплов никак не налетается на воздушном шаре. А бывший мэр Юрий Чечёткин, который все свои выборные кампании выигрывал исключительно на чёсе про то, как он 40 лет назад «в Афгане громил душманов», развлекает своих подписчиц в социальных сетях фоточками белых грибов и жирных судаков. Они нормальные, эти доморощенные политики?! В себе?! Или это у них такая защитная реакция в полной уверенности, что не подлежат призыву в силу статуса и возраста?!

Вера Правдина