Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ВНИЗ ПО ТЕЧЕНИЮ
Экология города. Что делать и кто виноват?
Мотивация — «эта привычка к труду благородная»
 
 

Реклама

ДЕЛАЕМ ВСЁ ВОЗМОЖНОЕ! («ВК» №18)

Глава округа Игорь Быкариз — о действиях властей в период пандемии

Приходится вновь констатировать, что COVID-19 не отступает и Пермский край каждые сутки получает новые подтверждённые диагнозы. Общее число заболевших жителей Прикамья приближается к рубежу в 500 человек, ежедневный прирост — 3,7 процентов. Во вторник в Перми скончался уже восьмой пациент. И поэтому неудивительно, что обеспокоенные читатели «ВК» с завидной регулярностью звонят и пишут в редакцию с просьбой рассказать, что же происходит в Краснокамске? Сколько человек заболело? Где и в каких условиях они лечатся? Достаточен ли коечный фонд для заболевших граждан? Хватает ли реанимационного оборудования для тяжелобольных? Мы собрали все эти вопросы и стали искать главврача Краснокамской больницы Константина Самойлова. Обнаружили его следы в социальной сети Вконтакте, где он в некоей группе под покровом ночи, без всяких официальных запросов сообщает, что на 28 апреля в нашем городе официально диагностировано 13 случаев коронавирусной инфекции. Мы, было, решили, что Константин Павлович наконец-то открылся миру, проникся ответственностью перед земляками и готов ответить на все вопросы. Поэтому наша редакция оперативно сделала запрос в адрес главного врача. Увы, наши худшие опасения подтвердились. Господин Самойлов в очередной раз отправил нас на сайт Роспотребнадзора, краевого минздрава и куда-то там ещё. И у журналистов нашего издания вновь возникло ощущение, что Константин Павлович руководит не сетью больниц и поликлиник крупного городского округа, а страусиной фермой в Бусырятах, и чуть что — сразу голову в песок. Но поскольку редакция «ВК» не может оставить своих читателей без ответов на интересующие их вопросы, мы отправились за информацией в Штаб по борьбе с коронавирусом в Краснокамском городском округе, где председательствует глава округа Игорь Быкариз. Он хотя и не врач, но оказался в теме и ответил на большинство вопросов наших читателей.

ЗЕРКАЛО КРАЕВОГО ЦЕНТРА

—  Игорь Яковлевич, Краснокамск стал первым городом после Перми, где был выявлен пациент с подтверждённым диагнозом. Это карма у города такая? Сложились предпосылки? Или случайность?

—  Никакой случайности. Всё закономерно. Краснокамск — город-спутник Перми. Уменьшенное, но зеркальное отражение краевого центра. То, что происходит там, в каком-то виде будет происходить и у нас. Ну, посудите сами: у нас тысячи краснокамцев ежедневно уезжают в Пермь на работу и столько же пермяков приезжает работать к нам. И не только пермяков! Вспомним ПКНМ, вспомним Пермтрансжелезобетон, которые возят работников вахтами со всего края. Поэтому появление коронавируса в Краснокамске — это не судьба и не случайность. Это фактор месторасположения.

Да, мы рядом. Но разница всё же есть. Это подтверждают и цифры. Если сегодня в Перми условно 363 заболевших, то у нас их было 13. Смотрим проценты по количеству заболевших на 1000 человек. У нас получается примерно 1,7 человека, а в Перми — 3,6. Несмотря на статус города-спутника, у нас заболеваемость всё равно в два раза ниже. Я считаю, что краснокамцы более дисциплинированны, чем пермяки, тщательнее соблюдают режим самоизоляции, требования Роспотребнадзора, иных компетентных органов.

—  Не взирая на прилагаемые усилия,— меры самоизоляции, крупные штрафы для нарушителей и так далее — рост заболеваемости в городе идёт. На сегодняшний день диагноз подтверждён уже у тринадцати краснокамцев. Откуда инфекция? От того первого пациента, который привёз коронавирус из Англии? Или она уже сама по себе гуляет по городу?

—  Давайте сначала зафиксируем цифры. Всего в Краснокамске было заражено коронавирусной инфекцией 13 человек. На сегодняшний день выздоровело четверо, девять находится на лечении. При этом только трое лечатся в Краснокамске, остальных сразу на скорых госпитализировали в Пермь… Когда вся история начиналась, то у нас 176 человек попали в группу риска. Это те краснокамцы, которые вернулись из зарубежных поездок. Мы их всех поставили на самокарантин, они находились под контролем УВД и под присмотром нашей больницы. На сегодняшний день все они с карантина сняты. И в той части мы ситуацию прошли неплохо.

Получается, что в Краснокамске был диагностирован коронавирус у того самого «англичанина», который буквально «поставил на уши» сначала всю больницу, а потом и весь город. Он был первый. И была ещё стюардесса, но она не жительница Краснокамска. Оказалась в нашем городе по случаю. Оба вылечились и с ними всё нормально. Потом ставились диагнозы контактным, которые за рубеж не выезжали. Сложно проследить, откуда взялась инфекция, потому что люди общаются, работают, ездят в Пермь и другие города. Из тех, кто был контактный, двое тоже уже вылечились. То есть наблюдается небольшой рост заболеваемости, но потихоньку идёт и выздоровление. Полагаю, что эти процессы будут идти параллельно.

ТЯЖЁЛЫХ БОЛЬНЫХ НЕТ!

—  Сколько сейчас пациентов с коронавирусом находится на лечении в инфекционном отделении Краснокамской больницы? Сколько пациентов в роддоме, который приспособлен для приёма беременных с подозрением на коронавирус со всего Пермского края? Сколько тяжёлых больных?

—  Слава Богу, тяжёлых больных у нас нет. На сегодня в изолированных блоках инфекционного отделения находится три человека. Я считаю, что это хороший показатель. По роддому, который был открыт для группы риска, количество пациентов доходило до 12 человек. Сегодня их там всего двое. Но это не больные, а группа риска из числа контактировавших.

—  Сколько человек в Краснокамске находятся под наблюдением?

—  Как я уже говорил, на начало апреля было 176 человек. Сейчас осталось 30. Но это не те люди, которые вернулись из зарубежья. Это краснокамцы, которые контактировали с заражёнными. Всё находится под контролем. Полиция в этой части неплохо работает. Больница справляется. Наши койки для коронавирусных пациентов в больнице и роддоме сегодня по большому счёту не востребованы. Кстати, с терапии, которая уходила на карантин, ограничения уже сняты.

—  Какой режим жизнедеятельности у тех краснокамских докторов, кто лечит больных коронавирусом? Покидают ли они стационар или живут там по нескольку недель, как их коллеги в столичных больницах?

—  В нашей больнице проходят лечение всего три пациента с коронавирусной инфекцией. Доктора работают в режиме самоизоляции. Соблюдают все меры безопасности, у них есть для работы специальные костюмы, средства дезинфекции. При этом ходят домой. У нас ведь не Москва. Нет такой ситуации, когда тяжёлыми больными завалены все больницы и врачи от усталости падают с ног, не имея времени ни поесть, ни сходить в туалет, ни отдохнуть.

БЕРЕЧЬ ГРУППУ РИСКА

—  Маски, перчатки, социальное дистанцирование на полтора метра, полная самоизоляция пожилых. Насколько эффективны эти меры? Они реально препятствуют распространению инфекции или рассчитаны скорее на психосоматику?

—  Скажу сразу, я не доктор и не могу оценить эти меры с медицинской точки зрения. Но, во-первых, эти меры рекомендованы Всемирной организацией здравоохранения и нашим Роспотребнадзором. Они уже применялись в Китае и Европе и доказали свою эффективность. Самоизоляция, маски, перчатки и дистанция — сводят к минимуму возможность бытового заражения. И второй момент: когда мы все моем руки и не лазим руками туда, куда не надо, мы в целом снижаем риск заражения инфекционными заболеваниями. Ведь хороший пример, что у нас сегодня есть инфекционное отделение, в котором в кои-то веки никто не лежит. Это показатель профилактики.

Психосоматика — тоже тема. Если ты веришь, что не заболеешь, то 100-процентно не заболеешь. Это же как посыл всевышнему! Не зря ведь есть притча, что от чумы в средние века умерли 10 миллионов человек и ещё 50 миллионов умерли от страха. Подобную идеологию сегодня исповедуют Белоруссия и Швеция. Там считают, что проблема высосана из пальца, все живут и работают, как ни в чём не бывало. Возможно, в части работоспособного населения я бы где-то и согласился, но у нас есть группа риска — пожилые люди от 65 лет и старше. Мы не можем рисковать их здоровьем, поэтому выполняем все рекомендации ВОЗ. И мы не оставили пожилых один на один со своей проблемой. У нас в Краснокамске сотни волонтёров, которые возят им лекарства и продуктовые наборы. Соблюдая, разумеется, все меры предосторожности.

—  Советник губернатора по социальным вопросам Дмитрий Жебелев разместил на своей страничке в социальных сетях прогноз учёного из МГУ по развитию пандемии на территории Пермского края. Он прогнозирует, что от коронавируса к осени в Прикамье умрёт от 100 до 15 тысяч человек. В зависимости от уровня самоизоляции. Как вы считаете, это реально?

—  Я думаю, это форма призыва к тому, что надо всё-таки соблюдать режим самоизоляции и самоограничения. Наверное, это правильно. Чем меньше народу бродит по городу, тем лучше. Вы только посмотрите: стоило появиться солнышку и прийти тёплым дням, все сразу про всё забыли и высыпали на улицу. Нельзя так! Если вы живёте в городе, то оставайтесь дома! Помните, что в группе риска ваши пожилые мамы и папы, дедушки и бабушки! Сидите дома хотя бы ради них!

В то же время Краснокамск — это не Пермь. В нашем городском округе много сельской территории, много садоводческих хозяйств и прочих мест, где можно избежать скученности населения и в нормальной обстановке пережить это время. И хорошо, что губернатором принято решение, что можно выехать на дачи, за город. Не сидеть в глубокой самоизоляции в четырёх стенах городской квартиры, а жить на свежем воздухе, сажать редиску, зелень, картошку, высаживать в теплицы рассаду помидор и огурцов. Взбодрить себя после месячной самоизоляции.

ЗА ПРОДУКТАМИ ХОЖУ САМ

—  Что бы вы посоветовали горожанам? Как себя вести? Как максимально уберечь себя при вынужденных передвижениях по городу — на работу, в магазин, в аптеки?

—  Я думаю, что сегодня каждый житель начитан о вирусе больше, чем любой врач. Нужно придерживаться стандартных рекомендаций, которые нам дают врачи: чаще мыть руки, носить маски, перчатки. Это для общественных мест. У меня в машине и в кабинете есть гигиенический спрей для рук. Небольших денег стоит, но очень удобен. Плюс дома и на работе чаще проветривать помещение, дышать свежим воздухом, заниматься физкультурой и не бояться, не надумывать себе болезней. Я работаю в органах власти давно и уже привык, что у нас в крае каждый год идёт, как минимум, две волны эпидемий гриппа с пневмонией, тяжёлыми последствиями. Мы научились с ним справляться, так как учёные изучили вирус, разработали вакцины. Такая работа сейчас идёт и в отношении коронавируса. Полагаю, с ним мы тоже научимся жить.

У органов власти в этот период множество задач. Мы работаем, чтобы максимально обезопасить нахождение людей в городе. Еженедельно организуем работу по обеззараживанию общественных зон, парков, остановок, центральных улиц. Недавно приобрели для управления ГО и ЧС дополнительно двадцать пять защитных комплектов. И, кроме подрядных организаций, с которыми заключены контракты по дезобработке территории, этим будут заниматься ещё и сотрудники ГО и ЧС. Также отслеживаем, как проводиться дезинфекция автобусов и такси, торговых точек и подъездов жилых домов. Это большая работа. Мы делаем всё возможное.

—  Как вы и ваша семья живёте в самоизоляции? Как профилактируетесь?

—  Я работаю с утра до вечера. Жена у меня служит в прокуратуре. И у них там тоже ни одного дня отдыха не было. Поэтому, какая у нас может быть самоизоляция?! Только у детей. Дочка учится в первом классе. Сейчас на дистанционном обучении. Сын учится на втором курсе в университете в Екатеринбурге. У них занятия отменили. И он с невесткой приехал домой. Мы живём в деревне. У нас есть огород. Дети всё время на улице. Купили им бадминтон, гантели. Они занимаются физкультурой. Никуда их не выпускаю. Это и есть профилактика. Раз уж я все равно вынужден со многими людьми общаться и поэтому нахожусь в группе риска, то не разрешаю никому выходить за калитку. За продуктами в магазин хожу сам.

Редакция газеты «ВК»