Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ВНИЗ ПО ТЕЧЕНИЮ
Экология города. Что делать и кто виноват?
Мотивация — «эта привычка к труду благородная»
 
 

Реклама

ПРЕПЯТСТВОВАЛ СИСТЕМНО И УМЫШЛЕННО («ВК» №10)

Материалы проверки Максима Мокрушина направлены из городской прокуратуры в территориальное подразделение Следственного комитета для возбуждения уголовного дела по статье 144 УК РФ

Нашим дорогим читателям, наверное, уже поднадоела трагикомедия про едва не лопнувшего от важности депутата Максима Мокрушина, притесняющего местных журналистов, но тема до сих пор имеет продолжение и мы считаем своим долгом держать горожан в курсе происходящего. В прошлом выпуске мы разместили статью из краевой газеты «Звезда», которая лишь подтверждает масштабность скандала с участием Максима Мокрушина и представителей сразу двух СМИ — оператора «Краснокамск-ТВ» и корреспондента «Вечернего Краснокамска». Именно региональная газета «Звезда» первой сообщила, что наш городской прокурор Михаил Третьяков усмотрел в действиях Максима Анатольевича признаки состава преступления по статье 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» и направил материалы проверки в Краснокамское территориальное подразделение Следственного комитета для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Так же было подчёркнуто, что «дело Мокрушина» находится на контроле у краевого прокурора Андрея Юмшанова.

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ ПОРОЖДАЕТ РЕЦИДИВ

Следственный комитет не заставил себя долго ждать. На прошлой неделе оператора «Краснокамск-ТВ» Илью Кыласова и корреспондента «Вечернего Краснокамска» Ольгу Девятовских вызвали в эту важную организацию для дачи объяснений. Казалось бы, что там особо объяснять?! Ведь красноречивее любых объяснений видеозапись, которая была показана по местному телевидению, где Максим Мокрушин, ссылаясь на регламент работы Думы Краснокамского городского округа, отправил оператора и журналистку за дверь. И в этом ему помогли ещё два знатока регламента — депутат-банкрот Юрий Ильюшенко и управделами Думы Ирина Лузина. Чем ни организованная преступная группа?

То, что регламент работы Думы противоречит федеральному закону «О СМИ», депутатам уже неоднократно указывалось городским прокурором, представителями Союза журналистов РФ краевого и федерального уровней. И нет сомнений, что это несоответствие очень скоро будет устранено. А-то, глядишь, наших любимых народных избранников накроет нормотворческим зудом и они настряпают на коленке ещё дюжину регламентов, которым позволят себе многожёнство, покупку алкоголя после 23 часов или бесплатные авиаперелёты до Парижа и обратно. И будут потом размахивать этими псевдодокументами в ЗАГСах, супермаркетах и аэропортах. Ведь если они не в курсе, что федеральные законы имеют бОльший юридический вес, нежели любые самосочинённые регламенты, то смогут наворотить делов и ого‑го каких! Потому как безнаказанность порождает рецидив.

ДЕПУТАТСКАЯ КИНОФОБИЯ

Полагаем, что опрос пострадавших журналистов в стенах Краснокамского подразделения Следственного комитета полностью раскрыл правовой нигилизм депутата Мокрушина и его умысел на унижение представителей масс‑медиа. Ведь он, выгоняя оператора и корреспондента с заседания комиссии по городскому хозяйству, нарушил не только федеральный закон «О СМИ», но и сам регламент работы Думы, на который так рьяно ссылался. Так, пункт 2.7 запрещает присутствие СМИ на закрытых заседаниях Думы и депутатских комиссий. Но заседание комиссии не было закрытым. Пункт 2.6.2 запрещает проведение фото- и киносъемки во время дебатов, прений и обсуждений. Но пришедшие журналисты не вели ни фото-, ни киносъёмку (ведь киносъёмка, которая запрещена регламентом, юридически не то же самое, что видеосъёмка, про которую в регламенте ничего не говорится). А присутствие журналистов на открытом заседании комиссии вообще не запрещено. Однако Максим Мокрушин даже не начал работу, пока не отправил оператора телевидения Илью Кыласова за дверь.

Корреспондент «Вечернего Краснокамска» Ольга Девятовских осталась в зале. Ведь у неё с собой не было кинооборудования, она знала регламент и не нарушила ни один его пункт. Но после обсуждения первого вопроса председательствующий потребовал удалиться и её. Доводы журналистки о том, что она ничего не нарушает, не ведёт аудиозапись и просто слушает, на Максима Анатольевича не подействовали. Так был отправлен за дверь ещё один представитель, только уже другого СМИ. К сожалению, запечатлеть изгнание журналистки с комиссии не удалось, так как телеоператора выставили ранее. Но свидетелей этого произвола предостаточно. При этом совершенно непонятно, что же такого секретного планировалось обсудить на заседании комиссии? Заметим, что Илью Кыласова и Ольгу Девятовских не пускают на мероприятия представительного органа не в первый раз. И самым последовательным, системным борцом с присутствием этих журналистов на заседаниях всегда оказывается именно депутат Мокрушин. Отличие этой ситуации от предыдущих лишь в том, что январский инцидент был отснят на камеру, что позволило, имея доказательное видео, обратиться за защитой прав в региональное отделение Союза журналистов РФ. Потому что заскоки Максима Анатольевича и его желание сводить счёты вышли за все рамки, стали реально мешать журналистам заниматься своей работой.

ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Журналистское сообщество Прикамья уже покрутило пальцем у виска в сторону Мокрушина и сняло шляпу перед краевым прокурором Андреем Юмшановым, который инициировал разбирательство по этой конкретной ситуации и дал поручение проверить всю нормативную базу в органах местного самоуправления Прикамья на предмет соблюдения закона «О СМИ». Нормативную базу, конечно, причешут, облегчив работу журналистам. И мы полагаем, что из регламента работы нашей Думы исчезнут пункты о том, что на заседания могут быть допущены только аккредитованные журналисты. На заседания должны допускаться все журналисты! А если они мешают депутатам ковыряться в носу или хвастаться лабутенами, то пусть обеспечивают их прямой трансляцией заседания в соседний кабинет, который можно обозвать пресс-центром, наливают кофе с коньяком и кормят бутербродами с икрой и бужениной.

Что касается Максима Анатольевича, то в отношении него проверка на предмет совершения преступления с использованием служебного положения по статье 144 УК РФ уже закончена. Признаки совершения преступления усмотрены. И теперь слово за Следственным комитетом. Наша газета — не следственный орган и мы не берёмся квалифицировать состав преступления. Однако мы не сомневаемся, что Максим Мокрушин:

1. Достиг 16-летнего возраста.

2. Занимает определенное служебное положение — должность председателя комиссии Думы по городскому хозяйству.

3. Осуществляя свои полномочия, он не допустил журналиста и оператора до участия в заседании думской комиссии.

4. Возможность распространить на телевидении и в газете информацию о том, решением каких территориальных задач занимались на заседании данной комиссии избранники краснокамского народа, полностью отсутствует.

Надеемся, что руководитель Следственного отдела Дмитрий Острянский с пониманием подойдёт к этой ситуации, оценит системность и умышленность притеснения журналистов депутатом Мокрушиным и примет справедливое решение. Мы не хотим для него тюрьмы. Вполне хватило бы полгодика общественных работ по рекультивации земель в поселке Молодогвардейцев после канализационных разливов. Или штрафа в пользу государства в качестве компенсации за безграмотность.

Вера Правдина