Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ВНИЗ ПО ТЕЧЕНИЮ
Экология города. Что делать и кто виноват?
Мотивация — «эта привычка к труду благородная»
 
 

Реклама

СОЛДАТ НЕ ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ («ВК» №11)

Кто ответит за гибель рядового Льва Пономарёва

Наша газета сознательно откладывала эту трагичную тему за горизонты гендерных праздников. И сегодня мы возвращаем читателей к недавно прошедшему Дню защитников Отечества, который был омрачён горьким событием. Ведь большинство отслуживших в армии краснокамцев 23 февраля сидели за праздничными столами, листали свои дембельские альбомы, вспоминали свою службу и боевых товарищей. И в этот же день, словно по злой иронии судьбы, шло прощание с рядовым Львом Пономарёвым. Ритуальный зал городского морга на улице Пушкина не мог вместить всех желающих. Горе настолько заполонило пространство, что слезы душили не только мать, бабушку и всех родственников, но и друзей, и одноклассников, и однокурсников. С комком в горле, срывающимся голосом едва договорил прощальную речь известный стоматолог Сергей Пантелеев, у которого проходил практику выпускник стоматологического факультета Пермского медицинского университета Лев Пономарёв. В больнице молодого врача ждали из армии, держали под него место. Растерянно выглядел глава города Игорь Быкариз. Он был немногословен: выразил соболезнование, посетовал, что такого в мирное время быть не должно и что не дай бог такого пережить никому. Нынче ему самому предстоит провожать среднего сына в армию. Но самыми тяжёлыми, словно отлитыми из чугуна, были слова бабушки Людмилы Николаевны Пономарёвой: «Мы воспитали, вырастили и выучили настоящего мужчину. Мы три месяца назад отдали вам живого защитника отечества, а вы нам вернули его в гробу. Кто понесет за это ответственность?!» Она произнесла их буквально в гробовой тишине, как приговор, глядя в глаза военкому Олегу Радостеву. Тот оправдывался, как мог. Мол, уголовное дело уже возбуждено, будет проведена независимая экспертиза, а родственникам выплатят до 5 миллионов рублей компенсации. Но маме и бабушке не нужны деньги. Им нужен их сын и внук. Живой и здоровый. Такой, каким они его проводили до военкомата в ноябре 2019 года с напутствием: «Лёва, служи достойно!»

ЛЁВА, СЛУЖИ ДОСТОЙНО!

Лёва из семьи последних «советских детей». Его родители Сергей Пономарёв и Наталья Захарова — выросли в СССР, окончили школу в 90 ‑м году, а через год не стало той страны и той власти. Но убеждения, любовь к Родине, желание работать и приносить пользу стране остались. И сына своего они воспитывали в том же духе. Он рос разносторонним молодым человеком: окончил музыкальную школу по классу аккордеона, занимался плаванием, о чём свидетельствуют почётные грамоты и медали, до сих пор развешанные по стенам в его комнате. Увлекался техникой и, будучи старшеклассником, а потом и студентом, ремонтировал вместе с товарищем автомобили. Старенький семейный «Форд» мог собрать и разобрать, что называется, с закрытыми глазами. Единственное, чего в нём точно не было, это хулиганских наклонностей. Сложно было представить Лёву дерущимся за гаражами, курящим или выпивающим. 

Профессию Лёва выбирал сам. Переживал, что у пожилых родственников часто болят зубы. Пусть это звучало и несколько наивно, но он говорил, что выучится и всех вылечит. Два года усиленно занимался с репетиторами химией и биологией, чтобы поступить в медицинский. Поступил, выучился, немного поработал в больнице, но вылечить зубы всей родне не успел. Осенью прошлого года пришла повестка из военкомата. В семье из этого никто трагедию не делал. Парень окончил ВУЗ, ему 23 года, он всегда и везде душа компании, здоровье у него отличное и отслужить он должен. Мать считала, что служба добавит ему характера, ведь его воспитанием занимались преимущественно женщины — мама и бабушки. Отец сам когда-то служил ещё в Советской Армии, в горячей точке. Поэтому термины «воинский долг», «почётная обязанность», «боевое братство» были для него родными, понятными.

Провожали в армию Лёву, как в старые добрые времена. За большим столом собрали всех родственников, друзей и подруг. Отец, который последние годы держал своё фермерское хозяйство в Нытвенском районе и заколол по такому случаю самого упитанного барана, не уставал повторять на проводинах: «Сын, будь мужиком! Служи достойно!» и «Чему родители не научили, армия научит!» С этими словами родня и проводила его утром в военкомат.

«МУЗЕЙ» ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

Рядовой Лев Пономарёв, 05.03.1996 года рождения, был направлен для прохождения службы в войсковую часть №  32755 в посёлке Тоцкое Оренбургской области. Это было в ноябре прошлого года. Домой он звонил регулярно. На жизнь не жаловался. Но когда мама приехала 28 декабря на присягу и увидела сына, то чуть не упала в обморок. Лёва напоминал оборвыша-беспризорника в мятой форме, в сломанных очках, которые держались на одной дужке. Лёва очень переживал, что ему надо принимать присягу, но он не сможет её прочитать без очков. Мать бегала по всему Тоцкому в поисках мастерской, нашла её, выяснилось, что быстро очки не починить, так как их надо везти в Оренбург, и мастер отдала свои. Но когда она пришла в часть, то оказалось, что присяга уже идёт и рядовой Пономарёв её принёс. Для мамы было важно заснять этот памятный момент в жизни сына и она дошла до командира, который всё-таки разрешил повторить это действо. И рядовой Пономарёв принял присягу второй раз, уже в присутствии родственников. Что в истории части случилось впервые и было истолковано, как хороший знак, предвещавший лёгкую службу.

Но служба была не так легка. После присяги родителей сводили в столовую и в казарму. Показали кубрики на два спальных места, где есть туалет и душевая. Коврики, салфетки, полотенца. Всё чисто, идеально, как в хорошей гостинице. Родители спросили, почему же им нельзя посмотреть настоящую казарму, где живут солдаты, а не на этот музей? Командир ответил, что там идёт ремонт. Хотя ребята позже признались, что никакого ремонта у них в казарме нет, что ни ковриков, ни паласов у них нет. Да что далеко ходить?! Для родителей в актовом зале было устроено собрание. И в нём была такая холодина, что все зароптали. А командир заявил: мол, когда на улице прохладно, то в зале работают тепловые пушки и всем комфортно, как в санатории. И тоже лукавил. Солдаты в доверительных беседах рассказывали, что сидели в холоде по четыре часа и зуб на зуб не попадал. Но отцам-командирам было, видимо, до лампочки.

Солдат, к которым приехали родители, после присяги отпустили в увольнение. Мама Лёвы сняла квартиру в Тоцком, чтобы пообщаться с сыном. И в течение этих суток её ожидало ещё много неприятных открытий. Ботинки рядового Пономарёва были промокшими насквозь и при ходьбе просто хлюпали, потому что в казарме был сломан бойлер и сушить обувь было негде. Пришлось купить электросушилку. Был шок с одеждой, которая оказалась мятой и в ржавчине. Из-за сломанного бойлера одежду четверо бойцов сушили, засовывая в батарею. А по поводу нательного белья мать вообще чуть не разрыдалась от отчаяния. Её сыну, как и всем остальным новобранцам, выдали старьё — застиранные кальсоны и рубахи, оставшиеся от солдат-«дембелей». Тонкие как паутинка, в дырах. Как хочешь, так и носи. И весь вечер родным пришлось заниматься стиркой его одежды и штопкой белья, недоумевая, во что превратилась наша армия.

И ЧЕРЕЗ ДВА ЧАСА ЕГО НЕ СТАЛО

Наверное, Наталье уже тогда нужно было устроить скандал и обратиться в комитет защиты матерей, военную прокуратуру и бог знает, куда ещё. Потому что это не дело, когда солдат ходит как оборванец. Но вместо этого Наталья послушно пошла в местный специализированный магазин под названием «Ура!», чтобы купить сыну-артиллеристу за свой счёт хлопчатобумажное и тёплое нательное белье, шерстяные носки, перчатки, блокноты, ручки и даже нашивку «Пономарев Лев Сергеевич». Потому что наши мамы всегда надеются на лучшее и опасаются, что их жалобы создадут сыновьям проблемы. Ведь армия и создана для того, чтобы преодолевать тяготы и лишения. А Лёва был доволен службой. Первое время он буквально не вылезал из караулов и даже новый 2020 год встретил на боевом посту. Но позже командиры обратили внимание на его медицинское образование и стали привлекать его для службы в медсанчасти. Да и питание было отличным. Три раза в неделю их по утрам кормили пельменями…

Служба у Льва Пономарёва шла в штатном режиме. С сослуживцами жил дружно. Регулярно по видеосвязи созванивался с родственниками. Как-то поделился, что в конце февраля у них запланирован полевой выезд и они будут жить в лесу, в палатках. Родные отправили ему посылку с тёплыми вещами и спальником. 16 февраля Лёва им сообщил, что посылку получил, что пролетело уже три месяца службы как один день, потому что скучать некогда. Мама его предупредила, что 19 апреля выходит в отпуск и приедет в гости. Обрадованный Лёва сказал, что обязательно заслужит себе увольнение. Милый разговор с родственниками завершился. Ровно через два дня, 18 февраля в 19:30 вечера, Лёва, по словам сослуживцев, был жив-здоров, переписывался с кем-то через смартфон. Почувствовал недомогание, пошёл к доктору. И через два часа его не стало.

Материнское чутье, видимо, миф. Наталья встретила военкома Олега Радостева буднично, предложила повесить одежду на плечики. Была некоторая настороженность. Самое плохое, что пронеслось в голове: Лёву затянули в конфликт, он кого-то избил, во что трудно было поверить, и теперь его могут посадить в тюрьму, что звучало как апокалипсис. Но из Натальи всё же вырвался прямой материнский вопрос: «Лев жив?» Олег Павлович: «К сожалению, нет…» И глаза в пол. И начал сбивчиво рассказывать, что рядовой Пономарёв, мол, поступил в госпиталь с заболеванием стоп, началась гангрена, эпилепсия, судороги какие-то. Что уголовное дело по факту смерти солдата уже возбуждено и виновных обязательно установят.

ЦЕНА ВРАЧЕБНОЙ ОШИБКИ

Армия долго не отдавала тело солдата, потому что «груз-200» может доставлять только один военный самолёт и делает он это не каждый день. Потом останки бойца прибыли в Пермь. Глава Краснокамска Игорь Быкариз выделил свой служебный автомобиль, чтобы родственники могли съездить, опознать человека и завершить все документальные формальности для его последующего погребения. Родственников было четверо, но неожиданно воспользоваться служебным автомобилем главы решил военком Радостев и предложил кому-нибудь из родни остаться дома. Люди спорить не стали и уехали на своей машине. А военком в гордом одиночестве ездил встречать «груз-200» на машине Игоря Быкариза.

Предание останков солдата земле не принесло матери облегчения. Выяснились подробности того вечера. Оказывается, Лёва действительно чувствовал недомогание. У него была небольшая температура. И врач принял решение поставить ему укол, не изучив его медицинскую карточку, где было указано, что у него аллергия на пенициллин. И понятно, что речь идёт о врачебной ошибке. Но, вопреки заверениям военкома Радостева, никакого уголовного дела возбуждено не было. Наталье пришлось самой ехать в военно-следственный отдел Пермского гарнизона и писать заявление с требованием возбудить уголовное дело по факту гибели её сына. Заявление там приняли неохотно. Сказали, всё определит экспертиза, результаты которой до родителей ещё не доведены.

В ПАМЯТЬ О СОЛДАТАХ И МАТЕРЯХ

Горе родителей, близких не унять и не облегчить. Молодого здорового парня уже не вернуть. Но эта нелепая смерть должна быть расследована от начала и до конца. Хотелось бы получения от компетентных органов честных ответов на следующие вопросы:

1. Какое заболевание диагностировали Льву Пономарёву? И что случилось в санчасти, что за прошедшие два часа ему решили поставить пенициллин и не смогли реанимировать?

2. Где находится сотовый телефон Льва Пономарёва? Кто удалил его переписку в социальных сетях за последние 10 дней перед смертью?

3. Почему никто не посоветовал убитой горем матери, у которой были сомнения в причинах смерти сына, провести независимую экспертизу до захоронения его останков?

4. Будут ли отданы под суд те командиры в / ч 32755, которые несут ответственность за вещевое довольствие и бытовые условия военнослужащих срочной службы?

Это нужно сделать на будущее. Как прививку от армейского равнодушия. В память о Льве Пономарёве и тех матерях, которые ежегодно встречают из армии «груз-200» и заливают слезами воинские памятники на гражданских кладбищах.

Редакция газеты «Вечерний Краснокамск»