Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

МЫ БЛАГОДАРНЫ ЛЮДЯМ ЗА ТЕРПЕНИЕ!
События и люди Краснокамска
Плохое поведение ребенка:
наблюдаем, изучаем, исправляем
 
 

Реклама

Григорий ЯВЛИНСКИЙ — о государственной власти России ч.1 («ВК» №34)

«Ложь и легитимность*», статья известного политика и экономиста, основателя партии «Яблоко» Григория Явлинского, опубликованная некоторое время назад в интернете, вызвала широкое общественное обсуждение.

Предлагаем вниманию читателей основные положения этой работы. Полностью статью Г. А. Явлинского можно прочитать на федеральном сайте партии «Яблоко».

Примечание

* Легитимность (от лат. legitimus — согласный с законами, правомерный) — согласие народа с властью, когда он добровольно признает за властью право принимать обязательные решения. Чем ниже уровень легитимности, тем чаще власть будет опираться на силовое принуждение.

Легитимность означает признание населением данной власти, ее права управлять. Легитимная власть принимается массами, а не просто навязывается им. Массы согласны подчиняться такой власти, считая ее справедливой, авторитетной, а существующий порядок наилучшим для страны. Конечно, в обществе всегда есть граждане, нарушающие законы, не согласные с данным политическим курсом, не поддерживающие власть. Легитимность власти означает, что ее добровольно поддерживает большинство, что законы исполняются основной частью общества.

ЛОЖЬ И ЛЕГИТИМНОСТЬ

«Уходящий» народ

Современный российский политический режим, возникший после 1991 года и оформившийся в последнее десятилетие, так и не создал современное государство.

Как следствие, раскол между властью и народом, государством и обществом продолжает углубляться и становится уже непреодолимым.

Это не временный дефицит доверия, а системная проблема. Высокие рейтинги первых лиц — не показатель общественной поддержки власти. Огромная разница в доверии к ним и ко всем остальным государственным институтам свидетельствует о неустойчивости и хрупкости всей государственной конструкции России.

Два раза за последние сто лет совершенно неожиданно наступал быстрый и полный крах государства по схеме: «было, было и вдруг не стало». Причина этого — глубокий и к моменту крушения уже непреодолимый разрыв между властью и людьми. Нарастание этого разрыва очевидно и сейчас. Социологи ищут признаки «оппозиционности», а дело заключается в другом.

Народ в России не сопротивляется государству. Дело значительно хуже — он уходит от него.

Народ не верит государству, боится его, не ждет от него ничего хорошего, считает его помехой и угрозой. Народ не хочет совершенствовать государство, его убедили в том, что он ни на что не влияет и вообще в государственном смысле значения не имеет.

Народ налаживает свою жизнь вне государства. «Уходящий» народ, считая государство чужим, естественно, не является его опорой. В критических для государства ситуациях (таких, как в 1917 и 1991 годах) это приводит к его исчезновению.

Растущие масштабы алкоголизма и наркомании, преступность — все это тоже формы бегства от лишенной перспектив действительности. Одно из следствий раскола между народом и властью — глубокая криминализация государства. По мнению председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, сегодня масштаб проблемы таков, что «это вопрос о том, сохранится ли Россия в ближайшие десять лет».

Воинственное отрицание моральных норм и всеобъемлющая ложь, насаждаемые в обществе, возвращение грубой официальной пропаганды привели к духовной усталости народа, к политической и социальной апатии, к «утечке мозгов».

Социологические опросы показывают, что 45% выпускников ВУЗов не исключают возможности уехать из страны, а до 24% — твердо намерены добиваться отъезда. Готовы покинуть страну до 30% предпринимателей. Массовый отъезд за границу талантливых ученых подрывает потенциал российской науки. Главная причина бегства — не низкие доходы, а невозможность жить достойно. Для большинства потенциальных эмигрантов мотивом является желание жить в условиях верховенства закона, прав и свобод, а также возможность избежать произвола властей.

Такие настроения людей являются ярким проявлением рокового разрыва между обществом и государством.

Это — реакция на несправедливые шоковые реформы, полное игнорирование интересов и прав людей, тотальное воровство начальства, жестокий произвол власти.

Этот разрыв не ликвидировать в одночасье даже относительно честными выборами или внезапной отменой цензуры. Время упущено.

С помощью выборов можно решать проблемы тогда, когда в обществе существует согласие по базовым ценностям и целям, и надо выбрать, как эти общие для всего народа задачи лучше реализовать и кому это делать.

Если общество расколото и унижено, голосование ничего не дает. Выборы в таких условиях превращаются в соревнование популистов и горлопанов.

В сегодняшней России планка общественной дискуссии опущена очень низко. Суррогаты общественно-политических программ, существующие на федеральных телеканалах, выдержаны в стиле драки на коммунальной кухне — переорать соседа. Суть проблем сводится к противостоянию упрощенно-полярных точек зрения.

Отсутствуют условия для полноценной политической дискуссии на основе партийных программ. Возможно только препирательство отдельных персон, носителей мировоззрений разной направленности, глубины и качества.

Выражением и поощрением этого хаоса явились принятые властью решения о государственной символике — самодержавный орел, сталинский гимн со старо-новыми словами, а также «как бы демократический» торговый флаг — триколор.

Те, кто принимал эти решения, наверное, считают, что такой набор символов может всех объединить или, по крайней мере, удовлетворить: ведь в нем и державный империалист, и коммунист, и демократ найдут себе что-нибудь по вкусу. Однако государственная идентичность и национальное сознание — не пазл, чтобы собирать его механически.

В стране с расколотым общественным сознанием невозможно осуществить ни модернизации, ни инновации, ни чего-либо еще полезного.

С народом, преданным его элитой, можно только дожидаться окончательного распада государства.

Ложь как основа государства

Главной политической проблемой нашей страны является тотальная ложь в качестве основы государства и государственной политики.

И причина здесь не в личных качествах первых лиц — Ельцина, Путина или Медведева: уже с момента октябрьского большевистского переворота 1917 года российское государство построено на лжи. Ложь и сегодня является важнейшим элементом российской государственной системы.

Корень проблемы заключается в том, что нынешняя политическая система России в историческом плане ведет свое начало от трагических событий 1917–1920 годов — государственного переворота, захвата власти группой преступных элементов и кровавой гражданской войны. Именно попытка построения постсоветской России на ощущении преемственности в отношении к предыдущей 75-летней истории государства делает в принципе невозможным движение вперед и предопределяет деградацию общественного сознания. Это тупик. Выйти из него можно, только обеспечив минимально необходимую легитимность государства и власти, прерванную в 1917 году, и восстановив на этой основе логику развития страны.

Страна попала в порочный круг: не отказавшись от лжи, нельзя провести сколько-нибудь эффективные реформы, а отказ от лжи угрожает системе в целом.

Не решив эту проблему, Россия никогда не сможет создать ни современное работоспособное государство, ни эффективную конкурентную экономику. Задача, которую надо решать — восстановление легитимности власти, прерванной почти столетие назад.

Учредительное собрание как неиспользованный шанс

Самодержавная легитимность исчерпала себя еще в начале XX века. Это не означало конца монархии, но идея ее конституционного ограничения стала естественным результатом развития общества. Давление политической элиты и рост недовольства народа привели к отречению Николая II.

Вопроса «что дальше» после отречения не было. Практически всем было понятно, что дальше — Учредительное собрание, которое разработает и примет Конституцию. Учредительное собрание должно было легитимировать демократическую форму правления. Сами выборы в Учредительное собрание — всеобщие, прямые, равные, с предоставлением права голоса женщинам, определяли тот политический вектор, резкое отклонение от которого казалось невероятным.

Это был реальный шанс на мирную политическую трансформацию, на то, чтобы ключевые вопросы тогдашней России — земельный, национальный, о войне и мире — решались с помощью демократических механизмов, в правовом поле.

Более 44 миллионов человек участвовали в выборах, продемонстрировав тем самым легитимность перемен в государственном устройстве и значение Учредительного собрания для России.

Даже большевики осуществляли государственный переворот под лозунгом защиты Учредительного собрания. Совет народных комиссаров, созданный декретом от 26 октября 1917 года, назывался «временным рабочим и крестьянским правительством», осуществлявшим власть «до созыва Учредительного собрания». Декрет о земле начинался с заявления о том, что земельный вопрос «во всем его объеме может быть разрешен только всенародным Учредительным собранием».

На выборах в Учредительное собрание, состоявшихся в ноябре 1917 года, 410 из 721 мандата получили эсеры, 175 — большевики. Кадеты получили 29 мест, меньшевики — 16.

Проиграв выборы, большевики 6 января 1918 года разогнали Учредительное собрание.

Тем самым они свергли легитимную власть и толкнули страну на путь гражданской войны. Поскольку власть большевиков не имела легитимных оснований, они с самого начала не могли обходиться без террора и лжи. Красный террор фактически начался сразу после взятия власти большевиками.

Победу в гражданской войне большевики одержали, во-первых, потому что не имели никаких моральных ограничителей и возвели террор и жестокость в принцип. Во-вторых (и это важно с точки зрения вопроса о легитимности), после разгона Учредительного собрания их власть выражала имевшую широкую поддержку идею социализации земли и ее передачи крестьянству. Однако насильственная коллективизация 30-х годов, сопровождавшаяся уничтожением крестьянства как носителя чуждого большевикам сознания, перечеркнула все надежды социальной группы, составлявшей большинство населения страны.

Ложь и террор стали системообразующими элементами государства.

На таких основаниях страна существовала до самого конца 80-х годов прошлого века. Демократическое меньшинство, избранное в 1989 году на первых за годы советской власти выборах с выбором (хотя и ограниченным), было заметнее и авторитетнее «агрессивно-послушного большинства» не только потому, что было представлено яркими людьми — такими, как академик А. Д. Сахаров, но и потому, что именно эти депутаты, избранные вопреки воле власти, воспринимались как по-настоящему легитимные народные представители.

Продолжение читайте в следующем номере газеты