Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

С ЧЕГО ВДРУГ БАНЯ-ТО СГОРЕЛА?!
События и люди Краснокамска 
Правовое просвещение

Реклама

Опасные игрушки ч.2 («ВК» №24)

Продолжение. Начало в № 23

Конечно, не все современные игрушки плохи, но чтобы не купить антиигрушку, которая принесет больше вреда, чем пользы, к выбору нужно подходить со знанием дела. Рассмотрим, какими бывают антиигрушки, и какой вред ребенку они приносят:

1. Страшные игрушки. Страшные игрушки нужны, ведь добрые герои должны с кем-то сражаться и кого-то побеждать. Ребенок не может играть только с положительными образами. Не так уж плохо, если в его арсенале будет один-два отрицательных героя, на которых он сможет выплеснуть негатив. Назначение страшной игрушки, олицетворяющей зло,— быть побежденной добрыми игрушками, в результате чего малыш преодолевает свои страхи.

Что касается антиигрушек, изображающих отрицательных персонажей, то их лица искажены ужасными гримасами и уродствами, фигуры — рельефными мышцами, шрамами и бородавками, и вообще, они имеют пугающий вид. Все это перевозбуждает нервную систему малыша, усиливает страхи, а не избавляет от них. Особенно плохо, когда ребенок начинает идеализировать культ силы и насилия, играть «на стороне» страшных игрушек, позволяя им в играх безнаказанно творить зло.

2. К антиигрушкам относятся и такие, в которых внешнее и внутреннее содержание персонажей размыто или даже прямо противоположно. Например, когда «герой» и «злодей» почти не отличаются друг от друга. Или воин, спасатель, полицейский внешне напоминают бандитов, а отвратительный монстр выглядит как доброе и милое существо. Такое несоответствие вызывает у маленьких детей диссонанс: стирается грань между хорошим и плохим. Ребенок начинает бояться тех, кому должен доверять и становится терпимым к тем, кого должен сторониться.

3. Любое оружие может быть как хорошей, так и плохой игрушкой. Вообще, игры в войну и, соответственно, вооружение — это не всегда плохо. Мальчики чувствуют себя защищенными и мужественными, когда держат в руках оружие. Некоторые даже спят с мечом или пистолетом под подушкой, и таким образом избавляются от ночных страхов. Если ребенок в игре отстаивает идеалы добра и мира, защищает слабых, то оружие в его руках — хорошая игрушка. Но если он воюет с целью захвата чего-либо (пусть даже мысленно), если война имеет посыл нападать, а не защищать,— оружие в его руках становится антиигрушкой.

4. Мягкие игрушки. Опасной в психологическом отношении может быть не только агрессивная по смыслу или внешне страшная игрушка, но и милая плюшевая зверюшка. Например, если у нее грустное или унылое выражение мордочки, или лицо выражает болезнь, усталость, то она будет вгонять ребенка в депрессивное состояние. Замечено, что если у ребенка много «больных» игрушек, он начинает часто болеть, потому что для него это модель поведения, пример для подражания. Если у игрушки злое, недовольное или придурковатое выражение лица, то ребенок станет ее бояться или будет чувствовать себя перед ней виноватым. У ребенка очень тонкая психика: для него все игрушки — живые, поэтому у них должен быть хороший, здоровый, оптимистичный вид, чтобы видя их, испытывать радость.

К тому же хорошая игрушка выполняет, кроме прочих, и психотерапевтическую функцию — удовлетворяет эмоциональные потребности ребенка и помогает ему справиться со страхами. Например, пушистый, симпатичный зверек или тряпичная куколка дают малышу успокоение и нежность, помогают избавиться от страха темноты, одиночества и даже ночного энуреза. Но если в спальню ребенка попадут мягкие антиигрушки — слишком реалистичные изображения больших оскаленных хищников или монстроподобные существа неизвестных видов с темной или кричащей окраской и злобным выражением «лица»,— то ночные страхи и невроз ему обеспечены.

5. Чрезмерная детализация игрушки также может быть вредной. Слишком реалистичная и тщательная проработка лиц и фигур игрушек, ярко выраженные эмоции, «взрослая» одежда, тела с неположенными куклам частями (грудь, гениталии, достающиеся внутренние органы, имитация процессов еды и опорожнения) акцентируют внимание ребенка на вопросах и чувствах, к которым его психика еще не готова: вызывают нездоровый интерес к сексуальным вопросам, провоцируют игровые сюжеты, связанные с безнравственностью и насилием.

6. К антиигрушкам относятся любого вида уродцы и игрушки, обесценивающие общепринятые моральные ценности. Чтобы заинтересовать потребителей, производители выпускают самые необычные товары, вызывающие у адекватного взрослого человека брезгливое отвращение, но привлекающие детей новизной и массированной рекламой. Это куклы-трансвеститы,куклы-мертвецы, плюшевые фекалии, а также виртуальные игры, в которых нужно расстреливать людей, сбивать их на автомобиле. Маленьким девочкам предлагают поиграть с набором для детского стриптиза с одеждой и аксессуарами. Подобные творения сложно назвать игрушками, они ведут к разрушению личности ребенка и к его моральной дезориентации. Очевидно, что ребенок, психика которого окончательно не сформировалась, воспримет как норму то, что шокирует своей циничностью и пошлостью взрослого человека.

7. Как хорошими, так и опасными могут оказаться игрушки несуществующих зверюшек, которые сошли с экранов телевизоров. К положительным примерам можно отнести добрых и оптимистичных Чебурашку, Лунтика, смешариков, к противоречивым — покемонов. Эти существа из японского мультсериала, подобно домашним животным, служат людям, среди которых есть и хорошие, и плохие. Но внешне и по поведению очень трудно отличить одних от других. Графическому изображению покемонов свойственны нелепость, неестественность, корявость, а поведению — непредсказуемость и коварство. Все это пробуждает у детей неосознаваемую тревогу и приводит к выплеску немотивированной агрессии. Возможно, поэтому в Японии на фоне «покемономании» у нескольких сотен ребятишек были зафиксированы различные психические и соматические расстройства, из-за чего мультфильм сняли с проката в самой Японии и запретили для показа в некоторых европейских странах.

8. Опасные куклы. Казалось бы, что может быть вредного в куклах? Например, Барби и ей подобные. Они выглядят вполне безобидно, не уродливы, не призывают к жестокости, не противоречат нормам морали. И все-таки влияние этих модных игрушек на сознание девочек может быть негативным.

Во-первых, играя в Барби, ребенок приходит «на все готовое» (все предопределено) и навязано определенным «зарубежным» мировоззрением и стереотипами «гламурного» образа жизни.

Во-вторых, пропорции лица и тела Барби искажены: чрезмерно большие глаза, слишком длинные ноги, слишком тонкая талия, акцентированная женская грудь. Ненормальны не только пропорции таких кукол, но и их голоса. К сожалению, подобный тип внешности навязывается как эталон, к которому нужно стремиться. Из-за этого у большинства девочек игра с Барби вызывает стойкое недовольство своей фигурой и внешностью, а отсюда — комплекс неполноценности, иногда приводящий к неврозу. Это относится ко многим брендовым куклам, хотя большинство из них имеют признаки явных болезней: например, встречаются куклы с большими «гидроцефальными» головами, или глазами навыкат как при базедовой болезни, или рахитичными ручками и ножками.

Продолжение следует...