Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

С ЧЕГО ВДРУГ БАНЯ-ТО СГОРЕЛА?!
События и люди Краснокамска 
Правовое просвещение

Реклама

Город Путин как антиутопия. Мэра ругают, но он не переживает («ВК» №14)

Говорят, когда звонит пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, слышно, как в трубке шуршат его усы. Даже если Дмитрий Сергеевич их вдруг снова на спор сбрил. Впрочем, власти Краснокамского района Пермского края существование данного аудиоэффекта не подтверждают и не опровергают. Хотя совсем недавно лично общались с Песковым по телефонной линии, да еще и по его почину. Как выяснил автор статьи, помощник главы государства очень интересовался шумихой, вызванной неожиданно прогремевшей на всю Россию идеей переименовать Краснокамск в Путин.

 

Раздутая и растиражированная СМИ история кажется то ли казусом, то ли провокацией. Ведь само предложение было размещено на сайте «Российская общественная инициатива» еще 1 апреля 2014 ‑го и одиннадцать месяцев благополучно оставалось практически незамеченным никем. 11 апреля уже текущего года срок голосования истекает, но пока свое мнение об идее высказали лишь 34 человека, из которых 13 ‑ против. Ее автор — местный блогер Николай Пузырин, кстати, с самого начала относился к ней как к шутке и весьма удивился столь громкой реанимации забытой вроде бы затеи.

«Кому-то явно выгодно, чтобы это „много шума из ничего“ возникло как раз сейчас, когда развивается конфликт между городскими думой и администрацией,— считает Игорь Малых.— Глава Краснокамска Юрий Чечеткин год назад по итогам 2013 ‑го уже получил от депутатов оценку „неудовлетворительно“, а нынче в мае, судя по всему, дождется двойки повторной, что станет поводом для отставки. Потому-то и потребовался хоть какой-то скандал для отвлечения общественного внимания. И можно предполагать, что со средствами Интернета постарался кто-либо из окружения мэра. Вон, даже до самых верхов дошло».

Между тем, информация, докатившаяся до Кремля, в самом Краснокамске особо обсуждаемой не стала. Так, поприкалывались засегдатаи соцсетей, отшутились местные газеты, и — тишина. И немудрено: люди — при деле, кто трудится, кто учится, а почти треть работоспособного населения вообще зарабатывает в соседней Перми, отправляясь туда утром и возвращаясь вечером. Зато глава города Юрий Чечеткин существует в обратном режиме вот уже десятый год. В смысле, живет в крайцентре, а в райцентр ездит. Тем не менее, на своем посту — уже третий срок, то есть, заступил при губернаторе Чиркунове и удержался при губернаторе Басаргине. Вот только теперь оставаться на плаву — все сложнее и сложнее. Кризис, но не тот, что экономический, а в отношениях с местной представительной властью.

«Происходит следующее,— рассказывает председатель гордумы Галина Ушакова.— 16 декабря 2014 ‑го депутаты в количестве 15 человек приняли бюджет. Он принят. В бюджет были включены наказы избирателей и все они связаны только с городскими проблемами. Администрация же считает, что наказы избирателей не важны и могут подождать, мол, вы, пожалуйста, спланируйте на 5 ‑10 ‑25 лет. Но мы 16 декабря приняли бюджет. И начались преследования, не побоюсь этого слова. Письма постоянные в прокуратуру, потому что администрация не может сама на нас подать в суд или еще каким-то образом воздействовать. А тем законным способом, который имеется у главы, он действовать не стал — мог наложить вето, есть право. Поэтому глава действует через прокуратуру, которая изыскивает у нас нарушения — в процедуре рассмотрения бюджета во втором чтении».

По словам председателя городской Думы, девять лет у «ока государева» никаких вопросов по процедурной тематике не возникало, хотя всё везде делается стандартно — в любом поселении, но тут вопросы появились — как раз в момент противостояния. Параллельно в ход пошли коллективные письма типа недавней открытой петиции четырнадцати подписантов в адрес народных избранников: «Председатель Думы госпожа Г. Ушакова ставит свои личные интересы выше интересов города и его жителей. Ее интересует свое личное благосостояние, и ради него она готова на все».

«Все как раз наоборот,— утверждает глава земцев Игорь Малых.— Раньше восемь лет подряд депутаты, которые избирались два первых созыва в гордуму, были послушным большинством, голосовавшим за все подряд, практически не вникая в происходящее. Просто приходили поднимать руки. Что в корне неправильно. Мы же должны, в первую очередь, представлять интересы избирателей, но как это могло быть, когда фактически одобрялось все, что выдвигала администрация. При этом в некоторых округах исполнительной властью вообще ничего не делалось для избирателей. За восемь лет — ничего. Народ просто кормили обещаниями. Почему? Денег нет. А вот теперь новый состав гордумы начал смотреть — куда финансы тратятся».

«Да, есть примеры неэффективных трат,— рассказывает председатель Думы Галина Ушакова.— Так, в 2014 ‑м мы заплатили 300 тысяч рублей штрафа, выписанного ГИБДД за то, что наши дороги не освещены и не имеют тротуаров. Речь, между тем, идет о части федеральной трассы. Там вообще никогда не было ни фонарей, ни тротуаров. Но ведь тогда и транспортный налог весь уходил в федеральную казну. Теперь же часть денег остается, а значит, и дороги могли бы меняться. Но, увы, средства не вкладываются в строительство тротуаров, а тратятся, как мы видим, на штрафы. Потому-то депутаты нового созыва Краснокамской думы еще с апреля 2014 ‑го начали готовиться к принятию бюджета на 2015 год. Собрали все наказы, вымеряли рулеткой проезжие части, пешеходные дорожки и даже ямы, составили список приоритетов. Вот только у исполнительной власти приоритеты оказались совсем иными».

«Да жулики во власти, особенно, этот присосался — давно гнать пора,— режет правду‑матку повстречавшийся автору статьи на улице 85-летний пенсионер, уроженец Смоленщины, сын раскулаченного в 1937 ‑м крестьянина, переживший оккупацию и построивший Краснокамск.— Год от года все хуже и хуже. Где вода?! Деньги на водовод из Нытвы собрали, потом стройку бросили — провели из Перми, отчитались, а в кранах — либо сухо, либо грязь. Или вон в доме нашем пластмассовые окна поставили, но щели между ними не заделали — аж мусор задувает. Никто ж ничего не контролирует».

«Плохие дороги, одни ямы, тротуары вообще безобразные,— это уже ругает мэра уличная торговка Татьяна Владимировна, реализующая на морозе соленья и хреновину собственного производства.— Я была против Чечеткина, на выборах против голосовала, а все равно его поставили. И что в результате? Вода вон в кранах безобразная. Чистая-то в городе есть, гляньте, в киоске продается, но она же левая какая-то. Там даже чеки не выдают. Значит, они ее где-то бесплатно берут, а на нас наживаются. Вообще, сколько мы за домовые нужды платим, это можно весь город вымыть. Мне так по четыре куба в квитанции дополнительно каждый раз приписывают. Мол, износ дырявых сетей. Так, конечно, кто их ремонтирует? А деньги дерут — у меня по пять тысяч уходит ежемесячно».

«У нас в 2000 ‑х была стройка — тянули воду от Нытвенской артезианской скважины из подземного источника, половину построили,— вспоминает Игорь Малых.— Нужно было полтора миллиарда. Огромная сумма — вопросов нет. Но бросили — вместо того проекта провели трубопровод как бы с Чусовского водозабора Перми, хотя по факту — из Закамска. И теперь в отчетах чиновников, во всех федеральных повестках — водная проблема Краснокамска решена, всё. Но с водой-то как была беда, так и осталась. Сейчас полгорода пьет воду из Камы, полгорода из Чусовой. Притом что первую пить по санитарным нормам нельзя».

«Да, наша вода — очень больная тема для горожан,— соглашается известный политик, глава прикамского „Яблока“, а также предприниматель, издатель и журналист Ольга Колоколова.— Сколько обещали, и вот она вроде бы есть, а нет ее, понимаете, качественной воды. Зарыли, благодаря нашему мэру сегодняшнему, нытвенский вариант в землю и, собственно говоря, похоронили там. Артезианская вода из Нытвы за тридцать с чем-то километров не понравилась, зато из Чусовой за сто с лишним км оказалась в самый раз для освоения бюджетных средств. Проект этот возник, когда Чечеткин в 2008 ‑м второй раз избирался на пост главы. В итоге, потратили деньги, и вода-то у нас не улучшилась, а я бы сказала, что ухудшилась. И каждый раз перед выборами эту тему снова поднимают, а в реализацию люди уже просто не верят, устали».

«Вам повезло,— улыбается, судя по тону, Ольга Аркадьевна на другой стороне телефонной сети,— что приехали в Краснокамск в мороз: грязь застыла, а сверху свежий снежок лег. Но городские проблемы снегом не завалишь. Это же жутко удивительно, представительная власть Краснокамска бьется за то, чтобы исполнительная ветвь выполняла свои обязанности, но в ответ получает противодействие с использованием административного ресурса. Конечно, Юрий Чечеткин управляет городом с октября 2005 ‑го и ресурс этот наработал. В виде отношений с прокуратурой, другими надзорными и контролирующими органами. Да только не прав он: думцы впервые попытались сделать бюджет нужным именно жителям, а не чиновникам».

«Ситуация достаточно сложная,— говорит Колоколова.— Потому что второй год город ходит без бюджета. Примут бюджет — вероятно, будет полегче. Но пока столкнулись с типично российским сюжетом: свободы у муниципальных образований и депутатов нет вообще. Ни денег, ни свободы, ни возможности для маневра. Ни бюджет в Краснокамске депутаты не могут принять, если глава не захочет, ни полномочий передать не могут, если глава не захочет. Хвост виляет собакой».

По поводу передачи полномочий — для ясности — это история предыдущей выборной кампании. Как вспоминает глава краснокамских земцев Игорь Малых, в 2013 году у города и района был шанс слиться в одно муниципальное образование — чтобы все дела из ведения мэрии перешли в компетенцию райадминистрации. Прямая ежегодная экономия выходила в 50 миллионов рублей, которые, благодаря программам софинансирования, легко увеличивались кратно — до 100 млн минимум. Но тут в город прибыли заезжие специалисты-теоретики, явно не за даром доказывавшие, что данный вариант Краснокамску не годится. По словам Игоря Юрьевича, сторонникам муниципальной новации удалось даже провести среди населения опрос по поводу объединения города и района, и подавляющее большинство респондентов поддержали изменения. Вот только городская дума старого созыва выступила на стороне горадминистрации — шестеро депутатов-реформаторов оказались в меньшинстве, и все осталось по-прежнему.

«Вам на меня Малых и Ушакова, понятно, наговорили ерунды,— опровергает все вышесказанное глава Краснокамска Юрий Чечеткин, пообщаться с которым удалось только по телефону.— Не хочу ни оправдываться, ни кого-то обижать, просто есть заказная тема, и они ее исполняют. Все в городе нормально, водой занимаемся, да всем занимаемся! В принципе, в тот год, за который мне неуд поставили,— не всякий город мог бы похвастаться таким объемом работ, который нам удалось сделать. То, что мне неуд поставили, это вообще субъективно. Я четыре часа отчитывался. Мы столько денег привлекли в территорию в тот период — просто колоссальное количество. А у депутатов у каждого на листочке речь уже была написана — и все! О чем с ними говорить? Это не депутаты. Вот депутаты были предыдущего созыва, с которыми я мог сидеть там часами, спорить там, убеждать, доказывать».

«Конструктивно с ними не поговоришь вообще,— продолжает осаживать оппонентов Юрий Владимирович.— Им сформировали конкретную позицию — они ее придерживаются. Всё. И там, ну, невозможно с ними договориться ни о чем просто. Я готов был, я вообще стараюсь договариваться со всеми, а если с кем-то поссорился — стараюсь помириться. Потому что для дела это важно, и так проще, а вот с ними — уже никак… Вы знаете, в каком нам состоянии район передал в свое время объекты? Вот сейчас они пытаются у нас обратно забрать. Сети, гостиницу, стадион, бассейн, который не работал полгода. Нам все отдали в ветхом состоянии, в таком дерьме. И мы за десять лет столько сделали работы. Бассейн у нас — 179 тысяч посещений в год. Ни один бассейн в Пермском крае столько не посещают. Стадион, гостиницу привели в порядок, лыжную базу восстановили — там все было разрушено. Вот нам это отдали, а сейчас нас пытаются учить жизни люди, которые все развалили в городе».

Перспективы же у Краснокамска, по мнению Чечеткина, вполне замечательные: «Правда, программа благоустройства краевая — ее все равно свернули. То есть, мы краевых денег не получим — ни один город. Я за эту переживал программу, а поскольку ее закрыли, то и переживать особо не зачем. Программа переселения у нас работает, дома строим, расселим двенадцать домов ветхих. А в остальном? Ну, я думаю, разум возобладает — люди проголосуют за бюджет все-таки. Просто у них постоянно надуманные вещи где-то там, но если бы я понимал, кого можно было бы убедить, и с кем можно было бы говорить, я бы уж давно это сделал».

Юрий Токранов