Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

КОНДУКТОР,
НАЖМИ НА ТОРМОЗА!

События и люди Краснокамска
Безделье, проведенное с пользой
 
 

Реклама

30 октября - день памяти жертв политических репрессий («ВК» №44)

Пермский край был одним из значительных островов печально знаменитого архипелага ГУЛАГ. В разные годы в области существовала сеть лагерей: Вишерлаг, Усольлаг, Кизеллаг, Соликамлаг, Ныроблаг и др. Труд заключенных и спецпереселенцев использовался при строительстве Камбумкомбината.

В мае 1930 года около тысячи заключенных — мужиков с Дона и Кубани — валили здесь лес, расчищая стройплощадку для будущего комбината и рабочего поселка, копали первые котлованы для варочного и кислотного цехов. Они же строили первые бараки поселка Соломиты и обносили их проволочными ограждениями в два ряда с вышками для охраны.

Строительство поселка Соломиты было развернуто на территории между нынешней ТЭЦ-5 и болотом, теперь засыпанным шлаковыми отходами ТЭЦ. Соломиты — это дощатые бараки, в простенках которых для утепления закладывались соломенные маты. В бараках были сплошные нары, рассчитанные на 100 ‑120 человек в каждом.

В начале 1931  г. из Татарской АССР на Бумстрой привезли две тысячи раскулаченных крестьян, изгнанных из своих домов с самым жалким скарбом (на сборы давалось не более трех часов). Их и разместили в поселке Соломиты (в 200 метрах напротив современной проходной Краснокамского завода металлических сеток), где было построено более десяти бараков.

По состоянию на сентябрь 1931  г. на строительство прибыло 2 эшелона со спецпереселенцами и их семьями: I эшелон — всего 1675 человек, из них — трудоспособных 743, II эшелон — 1474 человека, из них — трудоспособных 717, всего — 3149 человек, из них трудоспособных —  1460.

В 1932 ‑1933 годах на Бумстрой этапировали большую партию заключенных с Украины и Дона. Это были в основном осужденные за «колоски» (по Указу от 7 августа 1932  г. ).

В апреле 1938 года, когда комбинат уже вышел на проектную мощность и ему потребовалось огромное количество балансовой древесины, всех спецпереселенцев из Краснокамска отправили в глухие лесные поселки севера области на лесоповал. В 1936 ‑1938  гг. многие главы семейств спецпереселенцев попали в сталинско‑ежовскую «мясорубку», и многие были расстреляны.

Вот некоторые факты и цифры. В Краснокамске, тогда еще рабочем поселке, всего было репрессировано 1317 человек, из них расстреляны — 356, умерли при следствии 40 человек. Всего погибло 396 человек, не считая тех, кто умер в ссылке, лагерях и спецпоселениях. Сегодня трудно представить себе то, о чем красноречиво говорят архивные документы: якобы среди краснокамцев оказалось 69 шпионов — почти все они расстреляны. 389 человек осуждены за антисоветскую агитацию, а это 29,6  % от общего числа репрессированных. Было репрессировано также 498 спецпереселенцев из Татарской АССР, в основном малограмотные крестьяне 15. Только за январь 1938  г. было арестовано 750 трудпоселенцев.

В скорбных списках расстрелянных значатся тысячи людей, среди них: Я.  И. Горячев, первый директор Камского целлюлозно-бумажного комбината; Н.  И. Шестаков, директор бумфабрики «Гознак»; В.  А. Хорошев, первый директор ТЭЦ-5; П.  П. Мельцер, главный инженер Бумстроя, и многие другие.

Не только руководящие работники стали жертвами сталинщины, пострадали в большинстве рабочие: слесари, коновозчики, плотники, чернорабочие.

Яков Иванович Горячев приехал на строительство Камского целлюлозно-бумажного комбината весной 1932  г. 16 декабря, когда он находился в очередном отпуске в Москве, его арестовали. До 1940  г. содержался в пермской тюрьме, а затем постановлением Особого совещания НКВД приговорен к восьми годам лишения свободы за участие в правотроцкистской организации. Отбывал наказание в городе Ухта Коми АССР. В 1949  г. ему вновь предъявляют обвинение — уже за проведение вредительской работы в цехах бумкомбината и отправляют в ссылку в Красноярский край. Реабилитирован 26 октября 1955  г. Через пять лет умер в Москве.

Николай Ионович Шестаков в Краснокамск приехал с семьей в 1931  г. Должность его тогда называлась так: начальник особого управления по строительству и пуску бумажной фабрики «Гознак». 13 января 1935  г. постановлением Особого совещания Николая Ионовича арестовали.

«За содействие зиновьевской группе» (на XVI партийном съезде проголосовал и поддержал С.  М. Кирова, а не И.  В. Сталина) — так написано в обвинительном заключении. Выслан на четыре года в Дудинку. Туда же вскоре выслали жену Анну Степановну с тремя сыновьями, как семью врагов народа. В январе 1937  г. Николая Ионовича вновь арестовали. 17 апреля того же года по прежнему обвинению был вторично осужден, на этот раз — к пяти годам лишения свободы. Но и этого показалось мало Особому совещанию НКВД. Третий приговор поставил точку на жизни человека.

Василий Андреевич Хорошев — первый директор Закамской ТЭЦ. 1 июня 1936 года Василий Андреевич приказом наркома назначен начальником строительства Закамской ТЭЦ, через три месяца — директором теплоэлектростанции. Ему было всего тридцать девять лет, когда его внезапно арестовали, обвинили в контрреволюционной деятельности. Мало того, оказалось, что Хорошев целенаправленно проводил подрывную работу, направленную на срыв снабжения электроэнергией промышленных предприятий. 13 августа 1937  г. Василий Андреевич был расстрелян.

В 1937 году был арестован главный инженер Бумстроя Павел Павлович Мельцер. На Бумстрой он был переведен из-под Ленинграда в конце декабря 1933 года, с 1 января 1934 года его назначают главным инженером. Это были годы строительства и пуска Камского бумкомбината, а затем и не менее трудные первые годы становления нового мощного предприятия.

До суда Павел Павлович находился в тюрьме, потом был суд. Однако судья заявил, что Мельцер и другие члены заводоуправления, арестованные вместе с ним, не виновны. Решено было отправить дело в Москву на решение Особого совещания, которое выслало всех участников «заговора» на восемь лет в Ухту Коми АССР. Последнее письмо от него жена получила в конце июня 1941 года. Через два года она с детьми переехала в Москву, не раз обращалась в различные инстанции с просьбами сообщить о судьбе мужа. В справочном отделе МВД ей ответили, что Мельцер жив и работает, но переписка запрещена. После смерти Сталина пришла справка из г. Сыктывкара, что Павел Павлович умер 3 декабря 1941 года.

В истории Краснокамска, как в капле воды, отразилась история страны периода сталинской индустриализации, ее героические и трагические страницы. Были выдающиеся достижения, построены тысячи промышленных гигантов, но какую огромную цену пришлось за это заплатить, сколько человеческих жизней было принесено в жертву форсированной индустриализации. Об этом тоже нужно помнить.

Т.  Р. Семакина