Объявления

Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

Городские страдания
ПАМЯТКА ДЛЯ ГРИБНИКОВ

ЦВЕТЫ ПРОТИВ ВРЕДИТЕЛЕЙ: КРАСОТА С ПОЛЬЗОЙ 
 
 

 

Реклама

Памяти прекрасного человека («ВК» №20)

Эдит Ивановна ГУЛЯЕВА

Сложно писать в прошедшем времени о человеке, которого любили, уважали и к мнению которого прислушивались многие жители Краснокамска, Пермского региона и даже страны.

Эдит Ивановна была удивительной женщиной с искрометным юмором, упрямым характером и доброй душой. А какой еще она должна была быть — директор крупного предприятия? Эдит Ивановна Гуляева начала руководить Заводом металлических сеток в лихих 90 ‑х прошлого века…

Любят и помнят ее сотрудники предприятия, многие жители города, вспоминают добрым словом те времена, когда очень многие заводы и фабрики страны исчезали бесследно в жерновах перестройки и гайдаровских реформ. Но ЗМС выстоял, в том числе благодаря удивительному директору с красивым, певучим именем Эдит.

О деловых качествах Эдит Ивановны много могли бы рассказать ее коллеги по депутатскому корпусу, коллеги-директора, большинство из которых — мужчины. Не просто ей было среди них быть равной им, а иногда быть и в чем-то даже значительно выше.

Вы знаете, как красиво она читала стихи, как проникновенно могла передать сложенные в рифму чувства поэтов… Удивительная, тонко чувствующая натура.

Наверное, не многие знают историю дружбы Эдит Ивановны с актрисой Татьяной Дорониной. Началась история в 2003 году. Об этом однажды в интервью пермской газете рассказала она сама.

«Причиной послужил ее традиционный поход во МХАТ, который она посещает ежегодно, бывая в Москве к началу театрального сезона и спеша увидеть все новинки столичной сцены. В этот раз были „Униженные и оскорбленные“, блистательно поставленные Дорониной в точнейшем соответствии оригиналу. Зал рыдал от восторга, и каково же было ее изумление, когда спустя какое-то время она прочитала в одной из уважаемых газет совершенно разгромную статью на этот спектакль, содержащую к тому же немало откровенной лжи. Эдит Ивановна не сумела сдержать эмоций и в тот же день написала письма редактору этой газеты, самой Татьяне Дорониной и даже министру культуры Михаилу Швыдкому. Редактор, естественно, не ответил. В отличие от знаменитой актрисы, которая искренне поблагодарила зрительницу за поддержку и написала, что это письмо оказалось для нее едва ли не единственным светлым пятном в океане травли, которой она подвергалась все последнее время. Швыдкой был более уклончив в оценках, но тоже высказался в том духе, что „будем думать“. Зимой Эдит Ивановна и Татьяна Доронина встретились. Эта встреча и сегодня является одним из самых дорогих событий в жизни энергичного директора — все-таки предмет восхищения со студенческих лет, любимый голос актрисы, как никто другой проникновенно читающей Блока…» («Деловое Прикамье», 27 июня 2003 года)

В этом ее поступке, в этой искренней дружбе, умении сопереживать и сочувствовать другим людям, был истинный характер Эдит Ивановны Гуляевой.

Как будто еще вчера, а на самом деле достаточное время тому назад, когда она еще разрешала по-соседски приходить в гости и ругала за принесенный торт, за столом на небольшой уютной кухне она читала стихи…

До свиданья, друг мой, до свиданья.

Милый мой, ты у меня в груди.

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,

Не грусти и не печаль бровей,—

В этой жизни умирать не ново,

Но и жить, конечно, не новей.

(Сергей Есенин)

С искренней любовью и уважением к прекрасному человеку, уникальному руководителю и потрясающей женщине, ставшей для меня примером, Эдит Ивановне ГУЛЯЕВОЙ.

Ольга Колоколова