Объявления

Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ДЕТИ КАК ОБУЗА
Зима пришла — зиме дорогу!

Как приобрести елку на Новый год?
 
 

 

Реклама

«Все это не значит, что мы преступники» («ВК» №27)

…Фонд поддержки местного сообщества «Территория успеха» был учрежден в 2009 году. Первой — и самой известной за пределами Краснокамска — программой, которую запустил фонд, стала «Абсолютно бесплатная ярмарка». В том же году «Территория успеха» стала работать с пожилыми людьми: учить их обращаться с компьютером и говорить по-английски…

А потом стартовала программа «Мастерская для инвалидов». Изначально фонд создавал у себя рабочие места и брал людей с ограниченными возможностями работать курьерами по договору. Но у самого фонда было не слишком много средств на выплату зарплат, поэтому большую часть подопечных Елена Волкова отправляла в центр занятости… А потом создатели «Территории успеха» посетили Дуйсбург.

Немецкий опыт

Дуйсбург — город-побратим Перми, поэтому немецкие чиновники и деятели культуры бывают в крае относительно часто. В 2011 году Елена с коллегами попала на благотворительный вечер, где познакомилась с дуйсбургскими общественниками. Они быстро навели мосты и вскоре были приглашены в Германию.

Для «Территории успеха» это стало переломным моментом: увиденное произвело на Елену такое впечатление, что она решила во что бы то ни стало перенять немецкий опыт.

…В 2013 году ей удалось получить субсидию на пять рабочих мест и заключить договор с Краснокамской фабрикой деревянной игрушки. Фабрика, у которой всегда была хорошая репутация в городе, согласилась бесплатно обучить инвалидов работе на станках. Правда, четверо из пяти кандидатов в результате встали на сортировку, испугавшись станков, работать за ними решилась только одна женщина.

На тот момент фонду выделили помещение в сотню квадратных метров на первом этаже одной из краснокамских пятиэтажек. По субсидии «Территория успеха» приобрела деревообрабатывающее оборудование и затеяла в помещении ремонт — оно было совершенно не приспособлено под нужды инвалидов.

Консул на руинах

Довольно скоро выяснилось, что на ремонт не хватит ни 50, ни 250 тысяч рублей. Первый подрядчик просто не выполнил своих обязательств, а второй сделал работу так плохо, что стены в будущем офисе фонда буквально разваливались… Немецкие партнеры деньгами помочь не могли, но обеспечили моральную поддержку: организовали приезд в Краснокамск представителя немецкого консульства в Екатеринбурге. Будущий офис фонда он увидел в состоянии абсолютной разрухи.

В конце концов Елена обратилась напрямую к главе Краснокамска с просьбой найти хоть сколько-нибудь нормального подрядчика. И такой в итоге нашелся, но Елена с коллегами снова просчитались: на те деньги, которыми они располагали, им удалось проложить самую дешевую звукоизоляцию. Уже когда ремонт был закончен, выяснилось, что в помещении с такой звукоизоляцией на деревообрабатывающих станках работать нельзя, никакие нормы этого не позволяют.

Поэтому сотрудники фонда присмотрели для них историческое здание в центре Краснокамска… Туда просто сгрузили часть оборудования и имущества фонда, надеясь со временем привести здание в божеский вид…

В 2014 году ремонт все-таки удалось закончить, причем по всем международным стандартам: с расширенными дверными проемами, пандусами, гидравлическим подъемником и прочим. Повторно приехал немецкий консул — он снова увидел помещение фонда и поразился объему работы, которую несколько человек проделали за неполных два года.

А через полторы недели после визита консула в «Территорию успеха» пришли ОБЭП и ФСБ.

Процесс

Сотрудники фонда до сих пор не понимают, что это было и чем это было вызвано. В ходе проверки у них конфисковали оргтехнику и документы, несколько месяцев держали в неведении и по очереди вызывали на допросы всех сотрудников и даже подопечных фонда. В конце концов в отношении Елены возбудили дело по статье «Мошенничество» и обвинили в растрате 330 тысяч рублей, выделенных на деревообрабатывающее оборудование. Позже к ним добавилось еще 450 тысяч — сумма, затраченная фондом на покупку оборудования других профилей. Состоявшийся в скором времени суд признал Елену Волкову виновной.

…Основным и, по сути, единственным доводом обвинения стали поддельные подписи на договорах, которые «Территория успеха» заключала со своими подопечными и с центром занятости Краснокамска. Елена и не пытается спорить с этим фактом:

—  Да, у нас был беспорядок в документах. Я начала разбираться и обнаружила, что там и мои подписи зачастую подделаны. Тогда всем нам казалось, что эти документы — чистая формальность. Если меня не было на месте, я просто просила поставить росчерк за меня, точно так же мы поступали, если человеку было трудно появиться у нас из-за единственной подписи. Это неправильно, но в этом не было никакого мошеннического умысла.

Халатно проставленные, а значит, по сути, поддельные подписи — действительно серьезное нарушение, и в этом смысле позиция проверяющих органов вопросов не вызывает. Но есть пара деталей, которые превращают все разбирательство в абсурд.

Во-первых, все оборудование, стоимость которого Елена обязана была возместить, находится на своих местах… За все, что было куплено в рамках субсидии, они могли в любой момент отчитаться, причем не по бумагам, а элементарно устроив следователям экскурсию по помещениям фонда и показав, где что стоит…

А во-вторых, в этом деле нет ни единого пострадавшего. Часть оборудования, закупленного фондом, не используется: по мнению следователей, «Территория успеха» покупала вещи «ни для кого», чтобы потом распорядиться ими по своему усмотрению. В действительности все было куда проще: несколько лет назад фонд работал с двумя инвалидами-колясочниками, один из которых хотел быть диджеем, а другой — заниматься полиграфией. Соответствующее оборудование было закуплено, а вот сами колясочники к работе охладели и в какой-то момент просто пропали из поля зрения… А Краснокамский центр занятости, который формально выступал инициатором подачи судебного иска, в ходе разбирательства и вовсе вручил Елене благодарственное письмо за отличную работу. Непонятно даже, было ли это тонкой издевкой или формой извинения за происходящее. Елена склоняется ко второму варианту: на протяжении всего их сотрудничества директор центра занятости была осведомлена обо всех событиях в фонде — и о перипетиях с установкой станков, и о подопечных, которые не могли или отказывались работать на купленном для них оборудовании. Никаких претензий от них в адрес фонда никогда не поступало, да и личные отношения все это время были прекрасными. Фактически они и остались таковыми: в частных беседах директор центра занятости признавалась Елене, что подписала иск под давлением ФСБ, сотрудники которой буквально не оставили ей выбора…

—  Мне весь Краснокамск говорил и все наши партнеры говорили: оставь ты все как есть, мы тебе и так во всем верим,—

вспоминает Елена.— Ага, «оставь», а деньги где брать? Мне директор центра занятости говорила, что им эти деньги не нужны, что можно по хитрой схеме им до конца жизни по чуть-чуть отдавать, но мне-то это зачем?

Елена никого не послушала и все-таки подала апелляцию… Статью изменили на более мягкую, размер штрафа сократили на порядок, а затем сразу же амнистировали Елену в честь очередной годовщины победы в Великой Отечественной войне…

—  Мы сделали много ошибок, нам предстоит учиться, как правильно действовать,— говорит она.— Но это не значит, что мы мошенники и преступники. И я бы не хотела, чтобы кто-то еще прошел все то, что пришлось преодолеть нам.

03.07.2017 Автор: Иван Козлов

 

Перепечатано с сокращениями, оригинал статьи читайте на портале «Такие дела» https: /  / takiedela.ru / 2017  / 07  / vse-yeto-ne-znachit-chto-my-prestupniki /