Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

МЫ БЛАГОДАРНЫ ЛЮДЯМ ЗА ТЕРПЕНИЕ!
События и люди Краснокамска
Плохое поведение ребенка:
наблюдаем, изучаем, исправляем
 
 

Реклама

От любви до принятия — много шагов («ВК» №05)

Почему иногда возненавидеть человека легче, чем принять его? Обидел, унизил, посмеялся, не обратил внимания, разочаровал, не оправдал ожиданий — да мало ли причин, из-за которых может вспыхнуть неприязнь по отношению к человеку, которого еще недавно вроде бы любил. Во всяком случае испытывал по отношению к нему сильные чувства. Может, это действительно была любовь или то, что похоже на нее: жалость, привязанность, зависимость (иногда патологическая), привычка быть с кем-то, чтоб «не хуже, чем другие». Но очень редко в этих отношениях существует истинное принятие.

Любовь и принятие — это синонимы? И что значит принимать человека? И нужно ли это делать? А если да, то как это делать правильно, не навредив ни ему, ни себе?

Попробуем разобраться. И начнем со словарных определений. Согласно толковым словарям, любовь — это чувство глубокой привязанности и устремленности к другому человеку, основанное на общности интересов, идеалов, на взаимном расположении, симпатии, близости, на готовности отдать свои силы общему делу. Это также склонность, расположение, основанное на инстинкте, половом влечении или взаимной зависимости.

Принятие — термин, обозначающий безусловную любовь к кому-нибудь, то есть любовь, не зависящую от каких-либо условий.

Согласно этим определениям принятие — это любовь без условий, без требований, без давления с целью изменить, переделать человека. Такой любви противопоставляется условная любовь, существующая только до тех пор, пока ее объект, будь то ребенок или взрослый, соответствует неким ожиданиям или параметрам.

Самое интересное, что примером такой безусловной, великодушной любви служит отношение малышей к своим родителям. Маленький ребенок любит и принимает своих родителей такими, какие они есть.

А родители? Любят ли они своих детей? Да, и порой, очень сильно. Может быть, даже слишком сильно. И поэтому не всегда безусловно. Парадокс заключается в том, что редкий родитель может сказать, что не любит своего ребенка. Зато от детей, чем старше они становятся, обиженное «Ты меня не любишь!» можно услышать все чаще и чаще. И нередко выросшие дети вспоминают свои детские обиды, когда родители когда-то не оценили, что-то раскритиковали, где-то не поверили, в чем-то не поддержали. Вот отсюда и вывод: «Не любили!» А дело не в любви,— в принятии.

Родители детей любили, но не все в них принимали. А еще боялись того, что вдруг дети пойдут по кривой дорожке, начнут пить-курить-колоться, свяжутся с кем попало, попадут под дурное влияние. Принять такой пугающий сценарий судьбы для своих детей родители, конечно же, не могли, а потому заранее, с опережением «воспитывали»: формировали, направляли, обтесывали, запугивали, наказывали. В общем, давали детям понять, за какое поведение их будут любить, а за какое — нет. И вроде все правильно…

А как же безусловная любовь? Когда родители любят ребенка «просто так», потому что он их сыночек или дочка. Когда ребенка с рождения любят безусловной любовью, он этим как бы «напитывается»: детское ощущение «я нравлюсь, я хороший» становится базой, на которой он растет и развивается. Его не сравнивают со знакомыми малышами, не подгоняют под собственный идеал.

«Я — мамина-папина радость, я дарю им счастье, я просто чудо-ребенок!» — у малыша с такими убеждениями развивается позитивный взгляд на мир, уверенность и ощущение ценности себя. Потом оно переходит в самоуважение и чувство собственного достоинства. И на этой почве гораздо лучше приживается все «разумное, доброе, вечное».

Очень важно, чтобы ребенок изначально познал опыт безусловной родительской любви и полного принятия с их стороны. Такая любовь без условий — первична, ее должно быть достаточно, чтобы ребенок смог понять и почувствовать, что он — именно тот ребенок, которого ждали, который нужен своим родителям.

Однако если семья будет давать только лишь безусловную любовь, не предъявляя разумных требований и ограничений, то ребенка можно легко избаловать, воспитав эгоистичную личность. Поэтому любовь условная не менее важна, но все же вторична. Ребенок должен знать правила поведения, «что такое хорошо и что такое плохо». Именно адекватное сочетание безусловного принятия сущности ребенка и разумных требований к его поступкам и поведению может служить ориентиром для воспитания.

Принимающая любовь с изначальной верой в то, что ты уже хорош для своих родителей, нужна всем детям. Однако не всегда родители способны ее дать. Абсолютное большинство родителей по отношению к детям мыслят излишне критично. Их непринятие проявляется через осуждение, завышенные. Самое интересное, что родители используют критику вовсе не для того, чтобы навредить ребенку. Но дети в этих словах слышат отвержение.

Непринятие превращается в отчуждение, когда люди, бывшие раньше близкими, практически перестают общаться и просто начинают жить в параллельных мирах. Еще хуже бывает, когда взаимная критика и придирки — как проявление условной любви — приводят к претензиям. Вот и получается, как в поговорке, что от любви (условной) до ненависти — один шаг.

Можно ли избежать такого неприятного следствия в отношениях домочадцев? Можно! А для этого шаг за шагом нужно учиться демонстрировать близким принятие, даже если трудно сказать, что в сердце живет безусловная любовь.

Друг с другом мы общаемся словами, мимикой, жестами, то есть одну и ту же мысль мы можем выразить по-разному — через язык принятия и язык непринятия.

Понаблюдайте за собой и по ниже приведенным признакам определите, на каком «языке» вы общаетесь со своими детьми, супругом, родителями.

Итак, язык непринятия характеризуется следующими признаками:

• Негативная оценка личности: «Неряха! Лентяй!»

• Сравнение с другими не в лучшую сторону: «Все мальчики как мальчики, один ты нытик!»

• Недостатки воспринимаются как постоянные: «Вечно ты весь перемажешься. Ты как всегда опоздал. Никакого толку от тебя»

• Указание на несоответствие ожиданиям: «Я думала, ты сможешь лучше. Ты меня разочаровал».

• Подчеркивание неудачи: «Я же тебе говорила! Не слушаешься, а потом рыдаешь! Что еще от тебя можно ожидать!»

• Оскорбления и сравнение со своим «совершенством»: «Бестолочь! Я в твоем возрасте…»

• Угроза и шантаж: «Если быстро не оденешься, никакого мороженого!»

• «Жесткая» мимика: поджатые губы, нахмуренные брови, отсутствие улыбки.

От этих проявлений в общении друг с другом, а особенно, с детьми, следует избавляться, а культивировать язык принятия:

• Оценка поступка, а не личности: «Ты неудачно поставил кружку, вот она и упала»

• Комплименты: «Это выглядит очень привлекательно!», «Я любуюсь тобой!»

• Недостатки воспринимаются как временные: «В этот раз не получилось. В другой раз будет удачнее!»

• Умение выразить свои чувства: «Я огорчилась, когда ты не поздоровался с соседкой»

• Умение понять и назвать чувства ребенка: «Ты огорчился из-за плохой отметки? Или из-за слов учителя?»

• Ласковые обращения «доченька, сыночек» и много‑много других «теплых» слов.

• Поддержка: «Я верю, что у тебя все получится. Я вижу, как тебе трудно, и как ты стараешься! Уважаю тебя за твое старание!»

• Сравнение ребенка с ним самим: «В прошлой четверти твои результаты были лучше / хуже».

• Позитивные телесные контакты: объятия, поглаживания, покачивания, ласковые прикосновения.

• «Мягкая» мимика: улыбка, доброжелательный контакт глазами, радостное выражение лица. добродушный смех.

Конечно, чтобы научиться языку принятия, нужны волевые усилия, нужно время, самоконтроль и осознание того, что это полезно не только в отношении детей. Согласитесь, мы очень многого не принимаем в спутниках жизни, и в самих себе; мы воюем и с ними, и с собой в попытках найти взаимопонимание, но еще и доказав свою правоту,— но почти безрезультатно.

Разговор о том, что принимать, а что — нет во взрослых отношениях мы продолжим в следующем номере газеты.

Окончание следует…

Психолог Дина Нагимова