Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

БАРСКАЯ ЛЮБОВЬ
События и люди Краснокамска
Что значит быть хорошим родителем?

Реклама

Что значит быть хорошим родителем? («ВК» №45)

Продолжение. Начало в № 44.

Продолжаем рассмотрение негативных родительских ролей, и их влияние на формирование личности ребенка:

3. «Сверхопекающий родитель» стремится дать своему ребенку все, что только может: заботу, внимание, материальный достаток, развитие и развлечения. Ему кажется, что чем больше «добра» получит ребенок, тем для него будет лучше. Такой «родительский максимализм» проявляется либо потому, что родитель сам был заласкан своими родителями и считает это нормой, либо, наоборот, потому что был многого лишен в детстве и хочет, чтобы его ребенок, в отличие от него, ни в чем не нуждался.

Может сложиться впечатление, что ребенок «сверхопекающего родителя» — счастливое дитя, живущее в радости и благости, однако он не имеет главного навыка в жизни — умения принимать самостоятельные решения и без страха преодолевать трудности. За него это обычно делают взрослые. «Сверхопекающий родитель» всем своим поведением внушает своему отпрыску: «Ты не сможешь сделать этого без моей помощи». И ребенок свыкается с мыслью о своей беспомощности в любых жизненных ситуациях, не верит в себя, боится что-либо начать. Еще не приступив к делу, он уже скулит: «Я не могу! Я не умею! Я не знаю, как…».

Возможна и противоположная крайность: когда ребенок чрезмерно заботливых родителей безоглядно рискует, ведет безответственную жизнь, не чувствует границ дозволенного, склонен к авантюрам, не умеет соотнести расходы с доходами. Став взрослым, он все бытовые проблемы возлагает на супруга или продолжает уповать на мнение мамы и папы.

«Сверхопекающий родитель» лишает своих детей шанса стать зрелыми, ответственными взрослыми, склоняет их соглашаться со своим мнением и подчиняться ему. Он достигает своей цели, манипулируя чувством беспомощности и вины в ребенке: «Я делаю для тебя все, что только можно, а ты вместо понимания и благодарности…». При этом предполагается, что всю оставшуюся жизнь ребенок должен жертвовать собой, чтобы обеспечить родителю счастливую старость.

Часто «сверхопекающими родителями» являются матери, которые одни, без мужей воспитывают сыновей. Такие женщины, будучи жертвами своей доверчивости и оставшись одинокими, чувствуют себя отвергнутыми, брошенными,— а сыновья становятся главными мужчинами в их жизни, но, к сожалению, нередко вырастают инфантильными и безответственными. Отдав ребенку все свои ресурсы — время, внимание, любовь, материальные средства,— мать, к тому же, жертвует в его пользу и своей личной жизнью и нередко впоследствии упрекает его: «Я посвятила тебе всю себя, а ты что взамен?»

Упреки со стороны «сверхопекающего родителя» могут быть не только открытыми, но и завуалированными: «Ты бы лучше позволил мне помочь тебе», «О, это не твои трудности! Я с этим разберусь сам (а) «, „Я это сделаю для тебя“, „Это наше с отцом дело — беспокоиться о тебе“, „И ты думаешь, что справишься с этим делом?“, „Ты бы лучше ничего не предпринимал, не спросив предварительно меня“, „Я боюсь, что ты наживешь себе неприятности“ и т.  д.

Подобными внушениями «сверхопекающий родитель» убеждает своего ребенка в том, что он не способен о себе позаботиться, не знает жизни, не умеет принимать правильные решения. В результате психика ребенка не развивается, а разрушается. Родитель боится выпустить свое чадо из-под контроля, а тот боится самой жизни.

4. «Отстраненный (равнодушный) родитель» недоступен для своих детей. Он постоянно либо очень устал, либо хронически болен, либо слишком занят, чтобы заниматься ребенком,— это делают бабушки, воспитатели, учителя, репетиторы и вообще другие люди. Иногда равнодушным становится обычный родитель, которого, к примеру, постигло несчастье, и будучи поглощен горем, он перестает обращать внимание на своего ребенка. Или же в семье, где несколько детей, родитель занят самым маленьким или же тяжело больным ребенком, а на остальных детей он не обращает внимания.

Дети «равнодушного родителя» лишены родительской ласки, прикосновений, ободрения, заинтересованности, поскольку одним своим существованием они ему мешают, отвлекают от чего-то более важного. От них требуется только одно — чтобы они были «ниже травы, тише воды».

Часто «отстраненный родитель» «не слышит» своих детей, так как боится, а вдруг те потребуют больше тепла и участия, чем он может дать. Впрочем, иногда он готов проявить ситуативный интерес к их жизни, что-то пообещать, но потом быстро «остыть» и откладывать на неопределенный срок выполнение своих обещаний. В результате ребенок испытывает «эмоциональный голод», что чревато серьезными последствиями для его личности и судьбы.

К примеру, если малыш бежит к взрослым показать рисунок, а мама говорит ему: «Разве ты не видишь, что мне некогда, я готовлю кушать, а папа после работы устал? Мы и так для тебя стараемся! Не приставай! Потом посмотрю!»,— то ребенок очень болезненно переживает это отвержение. Ему дали понять, что он не нужен!

Душевная боль, которую испытывает малыш, может трансформироваться либо в гнев, либо в чувство вины. Ребенок испытывает смятение, замешательство и не знает, как ему себя вести. Если работа родителей приносит в дом достаток, то думать об отверженности вроде бы и неверно,— в конце концов, разве ребенок не выигрывает от успешной карьеры взрослых? И недовольство от равнодушия родителей легко превращается в чувство вины, или иногда — в смешанное чувство гордости за них, сильных и успешных, и стыда за себя, несовершенного и недостойного. Так родительское безразличие подрывает самооценку и самоуважение ребенка.

Если же малыш испытывает возмущение родительским безразличием, то он может не выражать его в лицо маме или папе; он просто не посмеет восставать против них, но зато даст волю чувствам в детском саду или в школе, например, будет драться и вести себя вызывающе. Или станет противоречивым: начнет со злостью нападать на тех, кто младше и слабее, но при этом будет безвольно подчиняться взрослым или тем, кого считает сильнее.

Со временем дети «отстраненных родителей» начинают и сами к себе относиться как к мало значимым, ничего не стоящим людям: «Если у родителей нет для меня временем, значит, я для них — никто, и то, что я думаю, им не важно». Фактически дети таких родителей не любят себя, и в последствии они легко могут стать на путь саморазрушения — алкоголизма, наркомании, преступности, невольного травматизма. Впрочем, нередко они, пытаясь «заработать» любовь мамы и папы, превращаются в типичных трудоголиков, стремящихся всю свою энергию вложить в достижение успехов, в карьеру, в погоню за высоким социальным статусом или материальным изобилием — это, к тому же, помогает скомпенсировать низкую самооценку. В отношениях с близкими они становятся эмоционально сдержанными, испытывают одновременно чувство одиночества и нежелание близко общаться.

Многие «отстраненные родители» боятся эмоциональной привязанности к своим детям, реальной заботы о них. Впрочем, о себе они тоже не умеют заботиться. Для них любовь — трудное и непонятное дело, возможно потому, что и сами они воспитывались в атмосфере недостаточной любви или равнодушия.

Чтобы определить, относитесь ли вы к типу «отстраненных родителей», обратите внимание на то, как часто вы говорите своему ребенку: «Я слишком занят (а). Может быть, позже», «Я не могу тебе обещать», «Неужели не видишь, что мне некогда?», «Может быть, завтра (в следующий раз) «, „Я должна завершить работу к завтрашнему дню. Это срочно и не терпит отлагательства!“ «Я никогда не ставила на первое место детей, семью. Для меня главное — работа (карьера, бизнес, саморазвитие, реализация своих способностей) «, „Мой ребенок — это моя ошибка. И зачем я так рано родила?“ и т.  п.

Обычно все перечисленные типы родителей редко встречаются в чистом виде. Большинство из нас сочетают в себе черты и «требовательных», и «критикующих», и «сверхопекающих» и порою «отстраненных» родителей. Как же быть, если вы обнаружили в себе тревожные признаки, описанные выше? Об этом мы поговорим в завершении статьи.

Окончание следует.

Психолог Дина Нагимова