Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ШКУРНЫЙ ИНТЕРЕС
События и люди Краснокамска
«МОЛОДЁЖКА» В ДЕЙСТВИИ


 
 

Реклама

Каприз капризу — рознь ч.2 («ВК» №35)

Продолжение. Начало в №  34

Слово «каприз» произошло от французского «упрямство», «упорство», «причуда». Вот эти три значения и описывают все то, что мы привыкли считать детскими капризами. Капризничает — значит ведет себя не так, как было бы удобно взрослым, или как им было бы понятно или как они заранее предвидели бы. Каприз в чистом виде есть немотивированное желание поступать наперекор всему — и это связано либо с плохим самочувствием маленького человечка, либо с попытками проверить, а то и раздвинуть границы своей свободы, отстоять свое мнение, настоять на своем решении.

Рассмотрим чуть подробнее периодизацию капризов, связанных с возрастными кризисами.

До двух лет капризы могут быть вызваны переутомлением, сменой обстановки или болезнью ребенка. Но их легко избежать, создав для него дома атмосферу безопасности, поддерживая привычный режим дня и спокойную, комфортную обстановку. Закапризничала кроха — дать попить водички, уложить спать, приласкать, переключить внимание — и все пройдет.

В возрасте 2 ‑3 лет у ребенка резко возрастают активность и настойчивость в достижении своих, пусть даже самых незамысловатых желаний. Основными способами настоять на своем являются упрямство и капризы — первые проявления самостоятельности.

С трех до пяти лет ребенок начинает активно выражать свое несогласие с действиями родителей и пытается заставить их выполнять собственные желания. Он «прощупывает» границы дозволенного, «показывает характер» и протестует против тех или иных правил. Взрослым не стоит подавлять малыша, оскорблять, запугивать; лучше всего предложить ему сотрудничество, основанное на принципе: «Мы — семья, а потому все делаем вместе и живем по общим правилам».

Капризы у детей старше пяти лет — тревожный сигнал. Когда характер уже сформирован, каприз означает, что ребенок привык добиваться желаемого не диалогом, а с помощью плача и крика. В этом случае ребенку можно предложить подумать, так ли ему нужно то, о чем он просит. Если его просьбу выполнить нельзя, то надо аргументированно и спокойно объяснить ему, почему. Даже если истерика немедленно не прекратится, в этом возрасте ребенок обычно уже понимает, что некоторые вещи невозможны физически.

В 10 ‑12 лет ребенок начинает проверять, насколько он «взрослый» в глазах родителей, а потому начинает игнорировать их мнение или протестовать против него. С подросткового возраста 13 ‑15 лет количество протестов резко увеличивается, ребенок перестает слушаться, но причиной тому уже не капризы, а упрямство, точнее, упорное стремление отстоять свою независимость и доказать неправоту взрослых.

Самые неприятные спутники детских капризов, являющиеся одновременно орудием психологического давления на родителей,— это хныкающее нытье и упрямство. Мало кто из взрослых может с ангельским спокойствием и терпением вынести их, но за этими неприятными явлениями, которые хочется немедленно прекратить, могут скрываться серьезные проблемы, а потому к ним нужно отнестись внимательнее.

Детское нытье — один из самых раздражающих факторов для родителей. Наиболее часто причины нытья — это какая-то неудовлетворенная потребность, чаще всего, потребность во внимании. Парадокс, но с точки зрения ребенка (и это происходит бессознательно), иногда лучше, когда родители прикрикнут на него, чем, когда не замечают его присутствия.

Еще одна причина нытья — страхи. Может быть малыш так много ноет потому, что напуган бесконечными ссорами родителей и их угрозами развестись? А что, если они бросят его или отправят в детский дом, тем более, что они постоянно грозятся это сделать за его «плохое» поведение? Кто будет о нем заботиться? Подобные мысли пугают ребенка, и его тревога выражается в бесконечном хныканье. Даже шлепок или запрет на просмотр телевизора не огорчает его, потому что его заметили,— и нытье становится устойчивой формой защиты от страхов.

Впрочем, даже без скандалов и выяснения отношений родители могут вольно или невольно пугать малыша, когда критикуют его или жалуются на него чужим людям, и ребенок чувствует, что не соответствует ожиданиям родителей: не может достаточно быстро читать, безответственно относится к домашним поручениям, плохо ведет себя в общественных местах и т.  д. Критика, упреки расстраивают малыша и приводят к страхам, прежде всего, к страху, что родители перестанут его любить,— а отсюда и постоянное хныканье.

Третья причина нытья состоит в том, что ребенок ощущает неуверенность родителей и пытается использовать это себе во благо. Когда в той или иной ситуации родители проявляют нерешительность и после некоторых колебаний все-таки уступают ребенку, он быстро научится «ныть до победного конца» и не перестанет хныкать до тех пор, пока не получит желаемого.

И еще одна причина нытья — это способ выразить мольбу: «Не торопите меня». Малыш не успевает бежать за мамой, которая, опаздывая в детский сад, тянет свое ноющее чадо изо всех сил; не умеет так же красиво, как воспитательница, рисовать и клеить; не способен так же, как папа, быстро читать и решать задачки. Чем хуже у него получается, тем больше он ощущает себя маленьким и беспомощным, и тем больше он ведет себя, как малютка, то есть хнычет. Не надо ругать его, подгонять, упрекать в медлительности, обзывать неумехой.

Упрямство — еще один из распространенных спутников детских капризов. Это своеобразный способ самоутверждения ребенка в глазах взрослых и сверстников. Детское упрямство заключается чаще всего в постоянном стремлении делать все по-своему, наперекор другим. 

Для некоторых родителей капризы и упрямство — это синонимы, хотя между этими проявлениями детского непослушания есть различия. Капризный ребенок, как правило, начинает кукситься, ныть и плакать по любому поводу, в то время, как упрямый малыш проявляет свое упрямство только в ответ на поведение или требования родителей. Если для «упрямца» самое главное — настоять на своем, и если взрослый уступит, малыш, получив желаемое, отстанет от него, то «капризуля», наоборот, стремиться добиться еще большего внимания к себе. У упрямого ребенка всегда есть какое-то свое мнение, желание, цель, которой он добивается; его излюбленное выражение: «Я хочу!». У капризного ребенка любимые слова: «Я не хочу!»,— и он предпочитает отказываться от всего, что ему предлагают взрослые; ему очень нравиться быть в центре внимания, поэтому, отказываясь от чего-то, малыш практически никогда не предлагает своего варианта. Если упрямство ребенка — результат излишней требовательности родителей, то капризы, наоборот, следствие чрезмерной уступчивости его близких, атмосферы вседозволенности, когда малыш не встречает строгого, категоричного отказа даже в тех случаях, когда это необходимо.

Крайняя степень упрямства, так называемый негативизм, выражается в бессмысленном сопротивлении ребенка любым требованиям взрослого. Негативизм всегда носит осознанный характер и проявляется в двух случаях: либо когда родители теряются перед непослушанием ребенка и пасуют перед ним, либо когда они без конца одергивают ребенка, покрикивают на него и все ему запрещают.

Стремление родителей искоренить упрямство не всегда дает результат, напротив, оно нередко усугубляет его проявление. Упрямство свойственно детям энергичным, достаточно «сильным духом», с высокой самооценкой (в отличие от капризных детей, как правило, неуверенных в себе, с заниженной самооценкой). Так есть ли смысл настойчиво бороться с проявлением независимости ребенка? Может, лучше развивать его сильный характер? Но это возможно только при одном обязательном условии — уважении к личности малыша.

А вот капризы, возникающие вследствие потакания прихотям, надо корректно, но однозначно пресекать, ведь избалованный ребенок не хочет прилагать ни к чему усилий, а предпочитает добиваться своего самым легким способом — кукситься и выпрашивать или надувать губы и демонстративно отворачиваться. Справиться с таким поведением поможет мудрость и осознанное изменение реакций родителей на капризы. Как конкретно поступать в той или иной ситуации, разберем в завершающей части статьи.

Окончание следует.

Психолог Дина Нагимова