Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

С ЧЕГО ВДРУГ БАНЯ-ТО СГОРЕЛА?!
События и люди Краснокамска 
Правовое просвещение

Реклама

Завлекающая магия кулинарных шоу ч.2 («ВК» №46)

Окончание. Начало в № 45

Наши эмоции, чувства и ассоциации неотделимы от еды; большинство из них формируется в детстве, и периодически их хочется «освежить», попробовав вкуснятину, с которой когда‑то были связаны приятные впечатления. Именно поэтому нам так трудно устоять перед соблазном, увидев первую летнюю клубнику,— ее вкус ассоциируется с радостью и беззаботностью, а иногда очень хочется размоченного в теплом какао печенья — его консистенция и вкус по‑детски напоминают о защищенности и уюте.

Современные передачи о еде и кулинарные шоу потому и привлекают многомиллионную аудиторию, что активизируют нашу чувственную сферу, пробуждая, и одновременно, удовлетворяя наши потребности. И это не только потребность хорошо готовить и вкусно кушать — это потребности в общении, в познании, в новых впечатлениях, в развлечении, в снятии стресса и в отдыхе. Всему этому посвящены не только телеэфиры о приготовлении еды, но и новый вид видеороликов в интернете, называемый мукбанг. Это видеотрансляции, в которых люди, называемые биджеями, едят перед камерой, причем делают это нарочито громко и аппетитно: сидят перед большущим подносом с горой сочной, яркой еды, обильно политой соусом, часто берут куски руками, поглощают огромные порции, долго жуют, много причмокивают, чавкают, хлюпают, хрустят, облизываются, облизывают пальцы, постанывают от наслаждения, а иногда даже рыгают. В процессе поглощения пищи биджеи комментируют свои ощущения, рассказывают различные истории из жизни и отвечают на вопросы зрителей, всячески демонстрируя получаемое удовольствие.

Мукбанг сегодня популярен во всем мире, но появился он в Корее в 2010 году. Местный вариант названия — мокпан: от корейских слов «meogda» (есть) и «bangsong» (эфир), дословно — «есть в эфире».

Возникновение этого социального феномена корейские исследователи связывают чувством эмоционального голода и одиночества людей в эпоху цифровых технологий, с отсутствием четких жизненных перспектив, с хроническим стрессом. Перемещаясь между работой и съемной квартирой, наши современники все чаще едят на ходу, в одиночестве, а для корейцев еда в одиночестве — признак того, что в жизни что‑то пошло не так.

Мукбанг позволяет создавать иллюзию совместной трапезы, пусть и виртуально,— и для кого‑то это становится выходом из положения. В трансляциях камера стоит так, что поднос с едой максимально приближен к зрителю: тем самым создается ощущение совместного обеда и общения. Ведущий старается эту иллюзию поддерживать, рассказывая о себе, поясняя свои действия, задавая вопросы, и в то же время, отвечая на вопросы подписчиков в чате трансляции. В результате между биджеем и зрителями устанавливаются, так называемые, парасоциальные отношения, когда каждому из тех, кто смотрит эту трансляцию, начинает казаться, что у него появился новый приятель, к которому он зашел в гости. И чувство одиночества вроде притупляется.

Что касается громкой звуковой реакции, сопровождающей процесс поглощения пищи, то в азиатских традициях так принято, это означает, что человек получает удовольствие. Однако европейскому зрителю наблюдать жадное и даже агрессивное поглощение пищи может быть неприятно, для нас чавканье и рыгание — это проявление невоспитанности. В нашей культуре потребление еды, особенно, в компании, должно быть бесшумным, беззвучным, почти незаметным. Мы не едим руками, а пользуемся столовыми приборами, которые ни в коем случае не должны звенеть и стучать о тарелки и чашки. Говорить за столом желательно негромко, а издавать любые физиологические звуки — верх неприличия. И все же европейцы тоже «подсели» на просмотр мукбангов. Почему? Возможно, потому что для многих людей подобные видео подсознательно напоминают естественное наслаждение едой, которое бывает у маленького ребенка, когда мордашка перемазана кашей, в руке грязная ложка, все вокруг забрызгано каплями, а счастливый малыш шлепает ладошкой лужицу сока на столе, дрыгает ножками и заливается безудержным смехом.

Но не только напоминанием о счастливом детстве можно объяснить популярность этого жанра. В определенных обстоятельствах мукбанг является лекарством от стресса. Оказывается, лицезрение изобильной еды и наблюдение за поедающими ее людьми в самом деле действует на нас успокаивающе и расслабляюще. Это относит нас к древнему опыту, сохраненному в нейронных связях рептильного мозга, когда была велика  опасность умереть от голода, если ты одинок, а совместное добывание и поглощение пищи было залогом выживания. Отсюда и потребность в том, чтобы кто‑то ел вместе с нами; и удовольствие, и спокойствие, возникающее от осознания, что еды много,— пусть не лично у нас, а вообще. Недаром во все времена и у всех народов существовала традиция изображения натюрмортов с изобильной едой и редкими деликатесами, с охотничьими трофеями и изысканными напитками. Иными словами, человечество на протяжении столетий стремилось к тому, чтобы в картинах, фресках или мозаике лицезреть пищевое изобилие, а сейчас делает тоже самое благодаря телевидению и интернету.

Еще одна причина популярности мукбанга — эффект ASMR (АСМР — автономная сенсорная меридиональная реакция) — чувство приятного расслабления и тепла, разливающегося по всему телу, или покалывания и мурашек, которые «бегут» по позвоночнику. Эта реакция возникает спонтанно в ответ на то, что человек видит или слышит: шепот, шелест, похрустывание, легкое позвякивание, звуки приготовления и поедания пищи; она очень приятна, и порой ее даже называют «массажем мозга». И, конечно, когда она возникает в определенных обстоятельствах (а это может быть просмотр передач, пробуждающих аппетит и «обещающих» вкусовое наслаждение) — ее хочется повторить снова и снова.

Ну и еще одна психологическая особенность мукбанга: как и все передачи о приготовлении и потреблении пищи, он вызывает, так называемое, заместительное насыщение. Просмотр видеороликов, в которых люди от души наедаются, позволяет зрителям ощутить подобие сытости и самим воздержаться от еды. И не удивительно — в мукбангах присутствует преувеличенная зрительная и звуковая стимуляция, связанная с едой, так что мозг ловится на эту «обманку» и начинает «выдавать» сигналы насыщения. Людям, сидящим на диетах или ограничивающим себя в питании, это позволяет на какое‑то время сдерживать аппетит. Впрочем, такая «обманка» не может длиться долго. Если вовремя не остановиться и продолжать просмотр, то возникает желание «присоединиться» к трапезе и что‑нибудь зажевать. И период воздержания от еды может смениться приступ

Возможно, вся прелесть современных передач о еде заключается в том, что они заставляют нас заняться поиском ответов на жизненно важные вопросы. Например, какое место занимает еда в нашей жизни? Как она зависит от наших чувств и эмоций? Что такое правильное и неправильное питание? Как найти баланс между удовлетворением своих потребностей и потаканием своим прихотям? Как уважительно относиться к своему организму и окружающей природе, не превращаясь в бездушного потребителя экологических ресурсов в угоду своему неуемному аппетиту? И главное, как достичь равновесия между излишествами и бережливостью, между желанием получать удовольствие и стремлением дарить другим радость?

Психолог Дина Нагимова