Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

КОНДУКТОР,
НАЖМИ НА ТОРМОЗА!

События и люди Краснокамска
Безделье, проведенное с пользой
 
 

Реклама

Нытва или ЧОС — вот в чем вопрос. Ч.2

«Да везде уже пьют артезианскую воду!»

В ходе обсуждения выступления директора «Западно-Уральского геологического предприятия» А. В. Ревина выяснилось следующее.

Первое. Объемов Нытвенских подземных источников вполне, как утверждают эксперты, хватит не только на Краснокамск, Майский и Нытву, но и на Закамск.

Второе. Разработка скважин в промышленном объеме не окажет отрицательного влияния на объем воды в Нытвенском пруду.

Третье. В Пермском крае жители целого ряда городов и поселков получают воду из подземных месторождений. Список внушительный: Березники, Соликамск, Красновишерск, Лысьва, Губаха, Гремячинск, Верещагино, Очер. И никто от артезианской воды отказываться не собирается. Причем, что интересно, в Верещагино и Очере используются месторождения, аналогичные Нытвенскому.

Очень важные аргументы в пользу разработки Нытвенского месторождения прозвучали в выступлении представителя краевого управления Роспотребнадзора А. К. Никулина. Он напомнил собравшимся, что переход к водоснабжению из подземных источников является государственной стратегией. Именно таково содержание федеральной программы, намеченной Советом безопасности и Правительством.

Сегодняшнее состояние освоения Нытвенского месторождения А. К. Никулин охарактеризовал как «развал» и назвал это «заслугой» органов власти.

Как сообщил представитель Роспотребнадзора, по ЧОСу «есть отрицательное заключение». Он совершенно определенно заявил:

— В ЧОСе вода после подготовки (то есть, после обработки и очистки — прим. редакции) не соответствует нормативу. Работы по переносу оголовка переносились и откладывались из года в год, терпение Роспотребнадзора, в конце концов, исчерпалось.

Характеризуя Большекамский водозабор, А. К. Никулин сказал:

Кто-то утверждает что проект защитных зон существует, но это не так, его нет. Поэтому для нас вопрос по Большекамскому водозабору ясен. Его нужно выводить из эксплуатации.

Отвечая на один из многочисленных вопросов депутатов, А. К. Никулин подчеркнул, что воду из Нытвенских подземных источников можно не хлорировать и не обеззараживать, поскольку она соответствует санитарным нормативам. Поэтому жители многих населенных пунктов Пермского края используют артезианскую воду для питья «сразу же, без хлорирования».

«Опыт, профессионализм и качественный подход к своей работе»

Все услышанное, видимо, не очень понравилось техническому директору «Новогора» С. Н. Никифорову. Во всяком случае, он заявил, что до истечения хотя бы одного года с момента начала опытной эксплуатации подземного источника в промышленном масштабе окончательно судить о качестве его воды нельзя.

При этом, несмотря на отрицательную характеристику, которую дал сегодняшнему состоянию ЧОСа представитель Роспотребнадзора, С. Н. Никифоров счел необходимым уверенно сообщить собравшимся:

— В качестве своей воды мы уверены.

Впрочем, он тут же пояснил:

— Те позиции, которые Роспотребнадзором обозначаются как несоответствие — мутность, цветность и жесткость — будут устранены проектом, который должен быть реализован в течение двух лет.

За этим заявлением немедленно последовал вопрос депутата Г. В. Ушаковой:

— То есть, сейчас Пермь пьет мутную, цветную и жесткую воду?

Ответ директора Новогора был очень уклончивым:

— В отдельные периоды времени есть показатели, которые незначительно превышаются.

Такими же уклончивыми были ответы С. Н. Никифорова на конкретные вопросы депутатов о цене воды из ЧОСа для жителей Краснокамска, хотя именно невысоким уровнем платы козыряют все сторонники чусовского варианта водоснабжения. Технический директор «Новогора» предпочел скрыться за 210-м федеральным законом, «который четко определяет подходы и методики расчета тарифа». А в итоге и вовсе перенес всю ответственность на депутатов, которые все должны держать под контролем.

Понятно, что такая своеобразная позиция как раз у депутатов одобрения найти не могла. Хорошо получается у С. Н. Никифорова: предлагает цену и повышает ее «Новогор», а отвечать за нее предлагают депутатам!

— Послушайте,— не выдержал Д. В. Маркелов,— есть документ, подписанный главным санитарным врачом, что вода в ЧОСе не соответствует СанПиНу. Вы сказали, что перенесете оголовок на 300 метров, и там вода будет чище. А где гарантия, что она будет соответствовать нормам? Потом. Есть другой документ, вода Камы около Краснокамска названа «очень загрязненной». И в Чусовой она — тоже «очень загрязненная». Удельный показатель загрязненности Камы в районе нашего города — 3,37, а в Чусовой он — 3,25. Не понимаю, за счет чего чусовская вода из «очень загрязненной» станет питьевой.

Реакция С. Н. Никифорова на эту реплику была просто убийственной, вернее, самоубийственной. Он ответил, что это произойдет «за счет опыта, профессионализма и качественного подхода к своей работе» сотрудников «Новогора».

О круговороте воды в природе

Удивительная все-таки система аргументации у С. Н. Никифорова. Если «опыт, профессионализм и качественный подход к своей работе» — бесспорные достоинства сотрудников оператора водоснабжения, почему же сегодня вода из ЧОСа не соответствует нормам? И если эти достоинства останутся такими же — как они помогут улучшить качество воды через два года? Да хоть через десять лет? Где причины, где следствия, какие между ними существуют связи, и почему представитель «Новогора» решил отделаться самовосхвалением вместо делового разговора — совершенно непонятно. Лучше бы он вообще промолчал, а так…

Один из экспертов довел до сведения собравшихся, что в настоящее время, по заданию администрации Перми, ведется разработка трех месторождений подземных вод — для водоснабжения Перми. И поставлен вопрос по вхождению в федеральную программу для обеспечения Перми из подземных источников.

Депутат Г. В. Ушакова откликнулась на это известие мгновенно:

— И вся Чусовая тогда останется Краснокамску.

О. В. Мамонов, заявленный ведущим как «представитель проектной организации», решил прибегнуть к доводу, который ему самому казался, видимо, очень убедительным. Он заявил:

— Почему — то все уверены, что Нытвенское месторождение бесспорно лучше по качеству воды. Если вы спросите у своих детей, которые ходят в школу, отменили ли круговорот воды в природе, они скажут вам: что нет, не отменили. Это все помнят со школы? Когда идет фильтрация, вода забирает с собой все, что попадает по пути…

Далее О. В. Мамонов поделился примерами из собственной практики:

— Есть продукты жизнедеятельности… В одной из скважин появился аммонийный азот — оказалось, есть животноводческие фермы в округе.

Депутата Г. В. Ушакову эти аргументы только раззадорили. Улыбаясь, она обратилась к О. В. Мамонову:

— Не хочу Вас обижать, но задам вопрос, возможно, некорректный. Получается что река Чусовая, как открытый источник, в круговороте воды в природе совсем не участвует? И всей таблицы Менделеева там вовсе нет? Странной какой-то получается Ваша объективность.

Озадаченный очевидным доводом, О. В. Мамонов вынужден был признать, что река Чусовая тоже участвует в круговороте воды в природе. Но, немного смутившись, он все-таки решил прояснить свою позицию. Да, мол, в Чусовую многое что попадает, но на ЧОСе есть «квалифицированный персонал, есть организация, которая этим профессионально занимается». И, вообще, «когда мы говорим, что подземный источник самый защищенный, это еще вопрос — от чего он защищен». О. В. Мамонов поведал, что «несколько десятков лет работая с подземными источниками», он «сталкивался с чем угодно, во всех регионах».

Ответом на такую явную казуистику была фраза одного из экспертов:

— Вы нам тут рассказываете про Тюмень и другие регионы, а мы — об аналогичных скважинах, находящихся рядом, в Очере и Верещагино. Где уже пятьдесят лет ведется эксплуатация, и все в порядке. Вы о продуктах жизнедеятельности, а у Нытвенского месторождения — там на десятки километров в округе ни одного производства нет.

«Свиньи привыкли пить очень хорошую воду»

В этот момент, пожалуй, всем стало уже понятно, что заседание можно закрывать за явным превосходством Нытвенского источника перед ЧОСом. Но оно продолжилось.

И превосходство из явного стало еще более явным. Можно сказать, неоспоримым.

Впрочем, последуем хронике событий.

Ф. М. Обухов, глава Нытвенского городского поселения, рассказал, что по объемам воды из пруда для водоснабжения города хватает. Но вот качество ее оставляет желать лучшего. В течение двух-трех летних месяцев вода в пруду цветет. И в этот время даже очистка не может перебить характерного запаха.

Полное согласие со своим земляком выразил председатель Земского собрания Нытвенского района А. М. Чащин. Он сказал:

— Сегодняшний наш водозабор нуждается в реконструкции, причем стоимость ее сопоставима со стоимостью нового строительства водовода из Нытвенского месторождения… Мы четко понимаем, что вода из подземного источника будет качественнее, чем из пруда. Давно поняли — пусть подземная вода даже не идеальна, но поверхностная более подвержена загрязнению…

Коснувшись экономической стороны вопроса, А. М. Чащин заявил, что власти района «готовы от разговоров перейти к технико-экономическому обоснованию проекта». В качестве источника финансирования они рассматривают средства инвестора с долгосрочной рассрочкой.

Как подчеркнул глава Майского В. А. Ноговицын, администрация этого поселения «однозначно решила вопрос вместе с депутатами в пользу Нытвенского источника». В. А. Ноговицин с юмором напомнил собравшимся:

— Понимаете, желудочно-кишечный тракт у свиней такой же, как у человека. И к сожалению, свиньи привыкли пить очень хорошую воду. От некачественной воды они, по крайней мере, запоносят, и очень здорово.

«Ничего делать толком не нужно!»

Глава Краснокамска вынужден был признать, что «конечно же, лучше пить артезианскую воду». Поэтому, мол, он «с самого начала» является «сторонником артезианской воды».

Но, видно, злые обстоятельства сильнее доброй натуры градоначальника!

Во-первых, по его словам,— «очень важным аспектом является цена воды в наших кранах» (непонятно, в каких это «наших»?).

А во-вторых, как строго возвестил глава Краснокамска:

— Вода — очень важно, но есть еще много других проблем, которые на сегодняшний день в городе есть… Это ветхий фонд, изношенные сети, не очень хорошие дороги, освещение, выросшие деревья…

Очевидно, из-за «не очень хороших дорог» и «выросших деревьев» градоначальник и обратился в очередной раз к резервным мощностям станции Заречной. Он решительно опроверг заключение экспертов, что станция нуждается в реконструкции:

— На самом деле мы посмотрели со специалистами «Новогора», и выяснилось, что ничего делать толком не нужно. Все работает, есть большой запас прочности мощностей. Осталось только построить трубу.

Вымолви это кто другой — тут же обвинят в бездействии и в демагогии. А вот из начальственных уст звучит очень даже внушительно: и «ничего делать толком не нужно», и «осталось малость — построить трубу»!

— Цена вопроса велика,— снова напомнил кому-то градоначальник. И снова начал сетовать:

— Если бы сегодня нам гарантировали, что попадем в федеральную программу, я бы сам первый был за проект артезианской воды. Но истратить сегодня миллиард рублей — это уйти в кабалу, а потом получить проблемы с качеством воды. Жесткость, бром. Вполне может оказаться, что цена эксплуатации источника возрастет. Сегодня нет расчетов по этому поводу, но есть сомнения на основе прежних анализов заборов из скважин. Очень переживаю за то, что проект безусловно дорогостоящий и переживаю, что мы можем уйти на ложный, по крайней мере, долгий и длинный проект и вопрос на самом деле не решить.

По его собственному признанию, на ЧОСе градоначальник побывал всего лишь раз, и то недавно. Но впечатления — самые оптимистичные:

— Конечно, впечатляет организация, все работает как часы. Есть лаборатории, великолепное оборудование, есть, в конце концов, водоисточник. Все работает, все под контролем… То, что мы видели, подготовленную воду, и пили,— прекрасная вода, поверьте мне. Поэтому говорить, что она плохая — нет оснований…

Короче говоря, резюме градоначальника по водоснабжению Краснокамска таково.

О Нытвенском проекте: «его никто не отменяет, нужно попадать в программу „Чистая вода“, делать экспертизу, прорабатывать те замечания, которые по нему есть».

О ЧОСе: «меньше капитальных затрат и есть организация, которая ЧОС эксплуатирует». (Откуда такая уверенность в капитальных затратах — снова ни полслова).

На вопрос, что глава Краснокамска сделал, чтобы войти в федеральную программу «Чистая вода», за него решил почему-то ответить представитель краевого правительства В. Ю. Цветов. Он не скрывал, что поддерживает градоначальника, который «очень старается», однако «попасть в эту программу пока невозможно».

Прошел апрель, настало лето

Как утверждает представитель края, «сегодня федеральная программа „Чистая вода“ не существует, существует только водная концепция». Поэтому любому из должностных лиц ответить на то, что он сделал, чтобы попасть в эту программу, невозможно.

Кстати, предостерег В. Ю. Цветов, «по информации, имеющейся в правительстве, очень большая вероятность, что данная программа принята не будет, есть большие сомнения, что она будет работать».

Понемногу и как-то сам собой прояснился новый вариант действий, предлагаемый мэром Краснокамска.

Не получилось отказаться от Нытвенского источника — ладно. Но это не значит, что нужно забыть про ЧОС. Осталось дело за «малым»: создать, наконец, проект водоснабжения с ЧОСа и доказать, что он лучше Нытвенского проекта. На это уйдет полгода.

— Как же так получается,— не скрывал возмущения депутат Земского собрания А. П. Колоколов,— правительством края была поставлена задача принять решение к 30 апреля. Сегодня глава города озвучил сроки уже декабрьские. Поменялась позиция края? Или нас хотят взять измором? Или вообще в крае не хотят рассматривать всерьез нытвенский вариант? Почему оказалось, что край готов ждать полгода?

В. Ю. Цветов постарался разрядить обстановку, отметив, что решения края «носит рекомендательный характер». Потом он снова провозгласил, что «краевое правительство поддержит любое решение местных органов», вместе с ними «пойдет за федеральным ресурсом».

— Но эти тяжелейшие решения,— такими были заключительные слова В. Ю. Цветова,— будете принимать вы, и никоим образом правительство не хочет разделить вот ту безответственность, которая сегодня происходит на уровне Краснокамского района и города, когда два уровня власти не могут договориться».

А потом снова выступил Д. В. Маркелов, и снова возникла бурная дискуссия. Говорили об изношенных сетях, об источниках финансирования, о бесперспективности проекта ЧОСа, о проектировании новой гидромодели для Краснокамска, о трубах, кубометрах и рублях за кубометр.

Сразу несколько депутатов обратили внимание, что в распоряжении местных бюджетов остается меньшая часть налогов, которые собираются в городе и районе. Депутат О. А Колоколова высказала резонное предложение запросить у края и Москвы такую долю необходимого объема финансирования, которая пропорциональна доле, уходящей из Краснокамска в бюджеты высших уровней.

Как было заявлено в ходе дискуссии, «главной и отправной точкой в водоснабжении должно быть качество воды»…

Особо следует отметить, что мнение В. Ю. Цветова, будто два уровня местной власти в Краснокамске никак не могут договориться между собой, не подтвердилось. Потому что итогом всех дискуссий стало преобладающее мнение в пользу Нытвенского источника.

«Люди не меньше свиней…»

Итак, 14 мая депутаты Краснокамской городской Думы в очередной раз проголосовали — за Нытву. Единогласно, при одном воздержавшемся. Это был депутат С. Ф. Миков.

Как говорится, все — за. Районная администрация, Земское собрание, Краснокамская Дума. Только администрация Краснокамска против. Ей и должен быть, по логике происходящего, адресован упрек В. Ю. Цветова в безответственности.

Впрочем, через несколько дней после голосования, мэр Краснокамска подписал решение депутатов Думы за выбор Нытвенского водовода.

Некоторое время назад в Краснокамске родился анекдот. Вот он. «Вопрос: каким будет следующий крупный строительный проект в городе, если жители так и не получат воду из подземных источников Нытвы? Ответ: следующим станет проект городского хосписа, больницы для безнадежно больных онкологическими заболеваниями».

А вот еще один анекдот, тоже с краснокамской спецификой. В Брюсселе есть знаменитый памятник — писающему мальчику. Если жители Краснокамска не получат воду из Нытвы, около городской администрации можно будет поставить памятник краснокамскому мальчику, страдающему хронической диареей.

Люди не меньше, чем свиньи, нуждаются в качественной воде.

Кое-кому следует это уяснить.

А. Дронов.