Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

КОНДУКТОР,
НАЖМИ НА ТОРМОЗА!

События и люди Краснокамска
Безделье, проведенное с пользой
 
 

Реклама

Женщина с ребенком на руках…

Сердце к сердцу

Скольких художников вдохновлял этот образ, на протяжении тысячелетий. И ни одной известной картины мамы с коляской. Ничего удивительного. Мама с ребенком на руках — как единое целое, она излучает заботу и спокойствие, надежность и непоколебимость этого мира — именно то, что так необходимо человеку в детстве.

Мать с коляской находится отдельно от ребенка. Можно изобразить маму, смотрящую в умилении на ребенка в детской коляске, но она все равно будет отдельно, а единое целое будет представлять коляска с ребенком. Но к этому ли приспособлен организм ребенка?

Начиная с 60-х годов в литературе и научной прессе неоднократно поднимался вопрос о неразумности раздельного содержания матери и ребенка в родильных домах. Было однозначно доказано, что раздельное содержание матери и ребенка пагубно влияет на здоровье ребенка. Критики раздельного содержания говорили о потери истинного значения понятия «грудной ребенок» и говорили о новом виде «кроваточный ребенок». К этому можно еще добавить «колясочный ребенок».

Коляска королевы

Коляски появились не так давно, лишь в XIX веке при дворе английской королевы. Сначала это была лишь «монаршая игрушка», своего рода прихоть. Королева могла гулять с ребенком не оскверняя своих рук ношением ребенка — работой достойной кормилицы. Но вскоре мода на коляски стала распространяться. Женщинам захотелось быть «не хуже чем королева». Сегодня без коляски не представляется жизнь молодой мамы. В список «приданого к появлению малыша» всегда входит коляска. И хотя до недавнего времени во всех роддомах давали рекомендацию носить ребенка на руках хотя бы первый месяц жизни, современные мамы голосуют ЗА коляску. А как же ребенок?

Система контроля

Ребенок был рожден для того, чтобы его носили на руках. Когда-то давно, когда наши предки были шерстяными и мохнатыми, задача «не потеряться» лежала на ребенке. Он цеплялся маленькими ручками за материнскую шерсть на ее груди или спине и совершал свои первые путешествия через леса, саванны, реки и поля. Но с тех пор как человек «облысел» ответственность за ребенка почти целиком легла на мать. Теперь это ее задача — не потерять. Именно поэтому многим матерям тяжело и тревожно, когда их ребенка на руки берет пусть даже очень близкий человек. Но ребенок снабжен «системой допконтроля». Когда он перестает улавливать запах матери, ощущать тепло ее тела, дыхание, слышать биение ее сердца ребенок начинает плакать. Ребенок успокаивается как только его берут на руки.

Но как же быть? Как же полноценно жить, заниматься своими делами и полноценно ухаживать за ребенком, давая ему лучшее? Еще тысячелетия назад матери знали ответ на этот вопрос. Они начали использовать перевязь, в которой носили ребенка. Сначала ее делали из шкур, затем из начали изготовлять из ткани. Такими лоскутными держателями европейские матери и кормилицы пользовались до XIX века пока в моду не вошла коляска.

И сегодня в большинстве азиатских и африканских стран младенцев носят в перевязи.

Вместе с мамой

Но и в Европе педиатры, психологи и консультанты по лактации забили тревогу. Ребенок в коляске недополучает тепла человеческого тела, не вполне удовлетворяется его познавательная активность. Начиная с 70-х годов в Европе и с 80-х в Америке многие мамы, психологи и врачи начали шить самостоятельно, а затем организовали производства различных видов перевязей для ношения ребенка. В итоге на свет появился СЛИНГ, в котором можно носить ребенка от рождения до того времени пока ему это необходимо (как правило до 2 лет).

Дети, которых носят в перевязи, растут более спокойными, любознательными, они хорошо развиваются и физически и психологически. А главное они плавно и гармонично перенимают опыт социальной жизни и занятий, наблюдая и участвуя во всем вместе с мамой. Во многих случаях перевязь оказывает лечебное воздействие: при выхаживании недоношенных детей, при лечении и профилактике дисплазии тазобедренных суставов, при налаживании или восстановлении лактации.