Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

СОЦИАЛЬНАЯ ПРАЧЕЧНАЯ
События и люди Краснокамска

Как перестать жить «не своей жизнью»

Реклама

ШКОЛА РАВНОДУШИЯ («ВК» №40)

Краснокамская сфера образования находится в системном кризисе

Где тонко, там рвётся. Именно такая пословица приходит на ум, если анализировать события последнего года. Появление нового главы Краснокамского района Виктора Соколова, делегированного в нашу территорию осенью прошлого года для проведения муниципальной реформы, обернулось многочисленными конфликтами, скандалами и даже трагедиями. Мы всегда говорили, что у Виктора Валентиновича плохая карма и ему нельзя доверять ответственные должности. Не умаляя его достоинств в сфере политических интриг, напоминаем, что он ещё и руководитель муниципалитета, на территории которого проживает более чем 50 тысяч человек. Но за прошедшие год с хвостиком он ни разу об этом не вспомнил, потому что у него то была война с Думой за влияние, то с Земским Собранием за деньги, то выборы с желанием заработать и сделать депутатами своих людей. Поэтому если глава и отвлекался на хозяйственные вопросы, то только после волшебных пенделей из краевой администрации. И жаль, что этих пенделей было немного, потому что территория страдала от странностей Виктора Соколова и его людей. То он тянул с заключением концессионного соглашения с владельцем полигона ТБО «Буматикой» и чуть не завалил район мусором. То пытался закрыть котельную в Конец-Боре, чуть-чуть не ликвидировав МУП, который её обслуживал, и если бы не городское поселение, то школа и два многоквартирных дома остались бы без тепла. То сокращал финансирование детского спорта, в результате чего 400 детишек не смогли в этом году пойти в бесплатные секции и была закрыта школа футбола. То помогал лихим людям в рейдерской атаке на автотранспортное предприятие Владимира Мейтеса, у которого хотели отобрать маршрут Пермь-Краснокамск. В общем, район всё это время жил как на пороховой бочке. А иногда громыхало так, что мало не казалось. Да и сейчас громыхает. Особенно в сфере образования, о которой мы из деликатности пишем крайне редко и только по очевидным поводам из серии «не могу молчать». Это как раз тот случай, поскольку родители воспитанников детского сада №  38 обратились за помощью к краевому министру образования Раисе Кассиной.

КАЛИТКУ НА ЗАМОК

Начнём с того, что наш город с точки зрения образования всегда был на хорошем счету. Наши детские сады и школы, особенно находящиеся в центре города, отличались образцовыми педагогическими коллективами, стандартной материальной базой и достаточно высоким уровнем даваемых знаний. И с безопасностью всегда было всё на уровне. Однако нынче всё изменилось. Седьмого марта Краснокамск попал во все краевые сводки, поскольку из детского сада №  41 сбежали две девочки. Через незапертую калитку. Они сбежали якобы из-за того, что очень хотели есть. Не прошло и недели, как в этом же садике опять совершён побег. Но теперь уже другими двумя девочками из другой группы. И через ту же незапертую калитку. Якобы девочки таким образом захотели прославиться.

Казалось бы, уже тогда руководству района надо было задуматься, что происходит. Собрать педагогов, поинтересоваться климатом в дошкольных учреждениях, выяснить, в чём заключаются проблемы — в методиках воспитания, в личностях педагогов, в плохом питании или в социальном неблагополучии в семьях беглянок. Но заведующая управлением системой образования Краснокамского района Марина Перминова все проблемы свела к тому, что садику №  41 кровь из носу нужен новый забор. Старый, выполненный местами из сетки-рабицы, металлических листов и даже из спинок от старых детских кроватей, планировали заменить в 2019 году. Но раз уж дети увлеклись побегами, то нужно непременно построить новое серьёзное ограждение. Марина Юрьевна его оценила в 1 миллион 650 тысяч рублей. Плюс распорядилась повесить замки на все калитки.

Ну а глава района Виктор Соколов той проблемой вообще никак не озаботился. Ему было не до садиков, поскольку он тогда воевал с депутатами районного Земского Собрания, чтобы сократить финансирование детских спортивных школ и клубов по месту жительства.

СМЕРТЬ ОТ ИСТОЩЕНИЯ

Ещё не успели поставить забор в детскому саду №  41, как в Краснокамске новое ЧП. Теперь уже настоящая трагедия, приведшая к смерти 14-летней ученицы школы №  3. Семья была неполной. Отец отбывал наказание за наркоторговлю. Мать, по словам школьных учителей и соседей, была очень странной, всё время ходила в солнцезащитных очках, ни с кем не общалась. Её дочь — одна из лучших учениц в классе — на протяжении последнего года худела на глазах, классный руководитель советовала матери обратиться к медику, но та пропускала всё мимо ушей. Соседи слышали как девочка по вечерам плакала и просила у мамы поесть, но та её отправляла спать. Говорила, что есть нельзя и что если ей будут предлагать еду, то отказываться. Потому что отравят. Холодильник в доме был пуст. Мать не работала и непонятно, на что жила. Но сама при этом всё же питалась регулярно.

Смерть девочки зафиксировали 16 июля, когда женщина вызвала скорую, сообщив, что её дочь потеряла сознание. К приезду врачей девочка уже скончалась. Было установлено, что она не ела около полутора месяцев и умерла от истощения. Понятно, что мать арестовали, было возбуждено уголовное дело. Эта краснокамская трагедия вызвала столь мощный шок у всех неравнодушных жителей Пермского края, что краевое министерство образования совместно с министерством социального развития пошли на беспрецедентные профилактические меры. Ведь именно в результате этого случая были приняты нормативные документы, которые обязывали всех классных руководителей вести паспорта учащихся, где указывать не только материальное положение семьи, но и ассортимент продуктов в домашних холодильниках.

Весь регион бил в набат. И только краснокамским властям было всё равно. Были найдены крайние — директор школы №  3 и классный руководитель, которые за ребёнка на каникулах уж точно не отвечали. Их обвесили взысканиями и тему закрыли. Потому что Виктору Соколову было не до разбора этой ситуации. Он формировал команду на выборы депутатов Думы Краснокамского городского округа, проводил семинары с кандидатами. Негативный фон от смерти ребёнка его команде, шедшей на выборы от партии «Единая Россия», только мешал.

ЖЕРТВЫ ОПТИМИЗАЦИИ

Сейчас вскрылась новая проблема. Родители, чьи дети посещают детский сад №  38 «Золотой петушок», подняли в социальных сетях проблему безопасности нахождения детей на площадке учреждения. Во многом претензии справедливы, но надо понимать, что директор детского сада — это обычная жертва оптимизации, которую проводят глава района Виктор Соколов и заведующая управлением системой образования Марина Перминова. Ведь мало кто знает, что директор А.  В. Сединина руководит сразу тремя учреждениями — детскими садами №  17, №  38 и №  42. Их слили в одно юридическое лицо в результате сокращений и оптимизаций. И директору в условиях жёсткой экономии и сидения сразу на трёх стульях трудно уследить за всем хозяйством.

Однако часть родителей решила не ограничиваться «выпуском пара» в социальных сетях. Они подготовили письмо в адрес министра образования Пермского края Раисы Кассиной с просьбой разобраться в проблеме и помочь. Это письмо оказалось в распоряжении редакции «ВК»:

«В Министерство образования Пермского края

Г. Пермь, Куйбышева, 14

Министру Кассиной Р.  А.

Уважаемая Раиса Алексеевна!

К вам обращаются родители воспитанников детского сада №  38 города Краснокамска. Мы с интересом следим за развитием детского дошкольного образования в Пермском крае. Видим по телевизору и читаем в газетах, как строятся новые современные детские сады, как вы ставите главам территорий задачу по улучшению материальной базы дошкольных учреждений, по безопасности нахождения детей в детских садах. И мы понимаем правильность постановки этих задач. Однако в нашем случае эти задачи полностью игнорируются как главой района В.  В. Соколовым, так и начальником управления образованием М.  Ю. Перминовой.

Поясним на конкретном примере. Наш детский сад «Золотой петушок», который когда-то построили и содержали нефтяники, всегда был лучшим детским дошкольным учреждением города. И даже когда он стал муниципальным, здесь всегда были лучшие кадры, сюда старались отдать своих детей родители из других микрорайонов города. Но то, что происходит с детским садом в последние годы, нас очень беспокоит. Здесь царит убогость и разруха. Если вы посетите площадку нашего детского сада, то увидите следующее:

1. Из трёх качелей на весь детский сад две сломаны.

2. На верандах полы в ужасном состоянии, отсутствуют некоторые доски, другие прогнили или проваливаются. Дети запинаются за них, падают. На прошлой неделе ребёнок полез за игрушкой, которая провалилась в дыру пола, и застрял там, зацепившись курткой за гвозди.

3. Лавки шатаются. На них невозможно сидеть. А некоторые сломанные лавочки валяются на территории детской площадки гвоздями кверху.

4. В игровых домиках доски на полах ничем не закреплены, а просто навалены.

5. Некоторые постройки находятся в аварийном состоянии. Они уже не подлежат ремонту, нужно их снести и убрать.

6. Единственная горка, которая была в садике, пришла в такую негодность, что её специально повалили, чтоб не упала ни на кого из детей. Она так и валяется на территории сада и дети по ней лазят.

Все эти проблемы возникли не сегодня. Наши обращения к воспитателям и заведующей детским садом А.  В. Седининой по поводу бардака на территории и небезопасного нахождения детей в саду натыкаются на стандартные объяснения, что денег у учреждения нет. Нам объясняют, что районные власти начали оптимизационные процессы и поэтому финансирование детских дошкольных учреждений будет ежегодно сокращаться. В рамках этой оптимизации уволили плотника, которому платили 5 тысяч рублей в месяц, но он хотя бы поддерживал состояние всех конструкций в безопасном состоянии. И сейчас нам заведующая садиком А.  В. Сединина предлагает только один способ решения этих проблем — организация субботников и починка всех малых форм силами родителей.

Раиса Алексеевна, мы ко всему относимся с пониманием. Мы итак постоянно помогаем садику, чем можем. Группы ремонтируем, игрушки покупаем. Сами делаем песочницы, чиним лавочки, садим доски на гвозди. Но ведь на площадке уже всё прогнило. Приколачивать не к чему. Теперь здесь работы не два гвоздя забить, требуется либо полный ремонт каждого сооружения, либо новое строительство. И мы вообще не понимаем нынешнюю политику районных властей, когда на постройку и монтаж заборов вокруг детских садов «в целях обеспечения безопасности» тратят 1 ‑2 миллиона рублей, а 100–200 тысяч рублей на малые формы для детской площадки в бюджете нет денег. Или нам ещё и на детские площадки скидываться всем родительским сообществом? Но тогда за что мы платим детскому саду? За что получает зарплату его директор? И зачем нашему городу районное управление образованием, если оно ничем не управляет?

Просим вас как можно скорее вмешаться в ситуацию. Давайте, не будем испытывать судьбу и ждать, когда на территории нашего «Золотого петушка» случится какой-нибудь несчастный случай. Садику нужно внимание властей и новая площадка. Не дайте его развалить! Мы сами туда ходили, туда ходят наши дети. И мы хотим, чтобы и внуки туда ходили и возвращались с прогулок на детских площадках целыми и невредимыми. Услышьте нас, пожалуйста!

С уважением, Аминова Э.  Р., Пухальская Е.  В., Старцев Д.  В. и др. (всего 17 подписей).

НОРМАТИВ НА КАРУСЕЛИ

Озабоченность родителей понятна. Они хотят внимания к учреждению и к их детям. В то же время они видят, что районные власти уже давно стали своего рода школой равнодушия. Там только бездумная оптимизация всего и вся, желание отжать денег у бюджетной сферы, чтобы добавить премий чиновникам. Именно поэтому родители обращаются к министру как в последнюю инстанцию и при этом уже не боятся подписываться, так как хуже не будет. Хуже уже итак некуда. Но они в этой борьбе не одни. Есть в новой Думе депутаты, которые тоже готовы подключиться к решению проблемы.

Светлана Рукавишникова, депутат Думы Краснокамского городского округа

 

—  Для меня в происходящей оптимизации ничего нового нет. Ежегодно перед руководителем каждого бюджетного учреждения стоит непростая задача — выполнение полного объема муниципального задания при сокращении штата сотрудников и при обеспеченности бюджета не более чем в 80  %. При этом приходится расставлять приоритеты. Это обеспечение безопасности учреждения, выполнения требований законодательства — пожарного, трудового, налогового и других. Таковы условия нахождения на должности руководителя бюджетного учреждения. Если будешь отстаивать интересы учреждения и препятствовать оптимизационным процессам, то рискуешь остаться без работы.

 

Я понимаю, что руководитель связан по рукам и ногам. Но есть «майские указы Президента», которые гарантируют определённый уровень зарплат бюджетникам. Пожалуй, это единственное, что не оптимизируется. Глядя на то, что происходит в детскому саду №  38, я думаю, что же теперь? Ждать, когда такие же указы выйдут по материальному обеспечению учреждений? Норматив, сколько каких каруселей, лазалок и веранд и какого качества должно быть для каждой группы каждого садика, тоже должен устанавливать сам Президент? Или все-таки местные власти за что-то должны отвечать? Думать не только о себе, но и о детях, их безопасности?

Проблемы краснокамского образования, а они, на наш взгляд, уже переросли в системный кризис, нуждаются в анализе и принятии правильных решений. И в сфере материального обеспечения отрасли, и в сфере кадрового потенциала, и в изменении отношения к работе и к детям. Но уже понятно, что с главой Виктором Соколовым никаких сдвигов не будет, потому что сейчас вместо того, чтобы заниматься проблемами безопасности нахождения детей в дошкольных учреждениях, а ситуация с детским садом №  38 ему известна, он занимается подготовкой к конкурсу на должность главы городского округа. Политика ему важней. Будет ли Марина Перминова этой темой заниматься? Или будет работает на отчётность? Неизвестно. Ну а пока такие люди стоят у руля, то дети будут продолжать сбегать из садиков, голодать и качаться на гнилых качелях, рискуя свернуть себе шею.

Вера Правдина