Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ШКУРНЫЙ ИНТЕРЕС
События и люди Краснокамска
«МОЛОДЁЖКА» В ДЕЙСТВИИ


 
 

Реклама

ПАНДЕМИЯ ИНФАНТИЛИЗМА («ВК» №16)

Почему карантинные мероприятия не могут остановить рост заболеваемости коронавирусной инфекцией

Официальные новости на сайте краевого правительства в разделе «Коронавирус» всё больше напоминают сводки боевых действий: столько-то болеет, столько-то под подозрением, столько-то на карантине, столько-то умерло. В минувшую субботу прирост больных, чей диагноз был подтверждён в московской лаборатории, составил 15 человек, во вторник — 27. В общей сложности в регионе на 14 апреля болело 87 человек. Но это только официально, потому что на самом деле инфицированных в разы больше. Вирус давно вырвался за пределы краевого центра и пошёл гулять по всему Пермскому краю: Краснокамск, Добрянка, Чайковский, Очёр, Соликамск, Березники. И болеют уже не только те, кто польстился на подешевевшие в период пандемии туры и привёз заразу из-за трёх морей, но в большей степени контактные и медицинский персонал. Да что далеко ходить?! В нашем городе к одному больному, который вернулся из Англии, уже прибавились двое местных, которые никуда не ездили. Подразделение Краснокамской городской больницы, в котором лечился пациент с подтверждённым впоследствии диагнозом, с 6 апреля закрыто на карантин. Если уж лечебное учреждение на карантине, то это точно повод затариться продуктами под завязку и так самоизолироваться-забаррикадироваться в собственной квартире, чтобы вообще исключить какие-либо контакты. Особенно, если ты пенсионер. Однако среди наших горожан преобладает безалаберное и где-то даже инфантильное отношение к ситуации. Некоторые краснокамцы считают себя бессмертными и тупо игнорируют предписания Роспотребнадзора. К примеру, руководство кафе «Дежавю» на Мира, 10 почему-то решило, что режим самоизоляции на их заведение не распространяется. Они не стали закрываться, продолжали принимать посетителей и крутить роллы пока к ним не нагрянули представители надзорных органов. Результат — протокол об административном правонарушении по статье 6.3 Кодекса административных правонарушений РФ «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» и решение суда о приостановлении деятельности кафе на 30 суток. Но если кафе еще можно закрыть по решению суда, то с обычными людьми сложно. С наступлением тёплых дней горожан потянуло гулять в скверах и тусоваться на набережной с пивом и даже шашлыками. Полиция пока не зверствует, ограничивается морализаторством и просьбами разойтись по домам. Хотя могли бы позаимствовать опыт Пермского района, где двух аборигенов оштрафовали на 15 тысяч рублей за то, что пришли в продуктовый магазин «не по месту жительства», без масок и перчаток. И это не единичные случаи. Всего в Пермском крае составлено 163 протокола по нарушениям режима самоизоляции. Нарушать дорого! Но дело не только в этом. Вирус не щадит, убивает быстро и деньгами от него не откупиться. Третьим умершим от коронавируса в Пермском крае стал Почётный нефтяник РФ Михаил Иванович Гуляев. Он родился в Краснокамске 13 декабря 1950 года. Всю жизнь проработал в структурах объединения «Пермнефть», а впоследствии в ЛУКОЙЛе и его дочерних предприятиях. В последние годы возглавлял ООО «Тулымнефть» и совет директоров ООО «Уральская нефтяная компания».

ПУСТЬ ПАСТВА ОТСИДИТСЯ ДОМА

Журналисты нашей газеты уже смозолили язык рассказывать и на страницах «ВК», и в эфире «Краснокамск-ТВ» об опасностях коронавирусной инфекции, о необходимости соблюдать режим самоизоляции, о профилактических мерах, которые осуществляет государство и коммунальные службы на местах. Но сегодня мы поднимем не менее важную тему — о распространении вируса из-за пресловутого человеческого фактора, из-за недооценки рисков конкретными людьми. Это то, что может в считанные дни превратить нашу страну во вторую Италию, где каждый день гибнет по тысяче человек. И в качестве примеров мы приведём разные регионы России, как показатель универсальности проблемы. Чтобы каждый понимал: это может произойти в любом уголке нашей страны.

Итак, Брянская область. Всего за один день количество заражённых коронавирусом выросло вдвое. Болезнь привезли из Испании. В середине марта житель Брянска Евгений Козлов встретил в Москве в аэропорту свою мать и брата. После длительного пребывания в Европе им было необходимо продлить срок действия паспортов. Бабушка тут же пошла по внукам, родственники активно общались между собой. А через день сам Евгений отправился на службу в церковь «Пробуждение», прихожанином которой является. В результате 89 заболевших и 300 человек под подозрением на коронавирусную инфекцию. Большинство — адепты Российской церкви христиан веры евангельской.

Это ещё одно подтверждение тому, что необходимо временно приостановить отправление религиозных обрядов в церквях и храмах, если мы не хотим получить резкий всплеск заболеваемости пожилого населения. Ведь в эти выходные Пасха, бабушки могут пойти за благословением, освещением куличей и варёных яиц к местным батюшкам. И мы очень надеемся, что Русская православная церковь прислушается к просьбе Роспотребнадзора, закроет храмы для паствы до лучших эпидемиологических времён и поздравит прихожан посредством современных каналов связи — телевидения и интернета.

ВРАЧИ НЕ ПРОШЛИ КАРАНТИН

В республике Коми другая характерная проблема. В Сыктывкаре, в микрорайоне Эжва, зафиксирована масштабная вспышка COVID-19. Это трудно представить, но очагом распространения инфекции стала больница. И опять безалаберность вперемешку с человеческим фактором. Дело в том, что у заведующего 1 ‑м хирургическим отделением городской больницы Эжвинского района Сыктывкара Андрея Керна недавно вернулась из Европы дочь. Родня активно общалась. Никому не пришло в голову отправить молодую женщину в карантин и сдать всем анализы на наличие коронавируса. Поэтому неудивительно, что спустя некоторое время сам Андрей Керн, его супруга и тесть были госпитализированы с характерными признаками новой болезни. Диагноз у всех троих подтвердился.

Можно было бы махнуть рукой на такое отношение людей к своему здоровью, если бы не одно «но». Заведующий хирургическим отделением всё это время ходил на работу и занимался своими пациентами. В результате одна из его подопечных — женщина 1937 года, поступившая в учреждение с диагнозом «инфицированная трофическая язва левой стопы» — скоропостижно скончалась от характерного для коронавирусной инфекции осложнения, а именно от двухстороннего воспаления лёгких. С конца марта Эжвинская больница на карантине. Здание оцепили силовики, перестали впускать и выпускать людей. Отрезанными от мира оказались 263 пациента и 24 медработника. И всё по вине врача Андрея Керна, поведение которого тянет на полноценное должностное преступление, повлекшее смерть человека и поставившее под угрозу жизни пациентов хирургического отделения больницы.

В Перми, кстати, тоже есть такой. Главный врач Пермского онкологического центра Максим Мезенцев прилетел в конце марта с супругой с Сейшельских островов. Вернувшись из отпуска домой, он не ушёл в карантин на две недели, а продолжал обычную жизнь руководителя медицинского учреждения — общался с коллегами, принимал участие в совещаниях, проводил плановые процедуры для своих пациентов. И всё это было до тех пор, пока ему не стало плохо. Главврача и его жену госпитализировали с подозрением на COVID-19. Лабораторные исследования показывали противоречивые результаты. В конечном итоге 7 апреля диагноз супругам Мезенцевым был окончательно подтверждён: оба больны коронавирусом.

Медицинская общественность Прикамья до сих пор негодует по поводу несерьёзного отношения руководителя к такой ситуации. Ведь Максим Мезенцев возглавляет специфическое учреждение, занимается организацией лечения и лечит сам онкобольных, которые априори находятся в группе риска по летальности исходов от коронавирусной инфекции. И поэтому сейчас онкоцентр работает в особом режиме. Все, кто контактировал с заболевшим доктором, прошли тестирование. К счастью, они оказались здоровы. Но вирус коварен и не всегда проявляется сразу. Поэтому пациенты онкоцентра держат пальцы крестиком и молятся. Говорят, молится и сам Мезенцев, который потихоньку идёт на поправку. Если обойдётся без жертв, то у него будет шанс безболезненно пережить служебную проверку, не попасть под суд и даже сохранить за собой портфель руководителя учреждения.

КРЫМСКИЕ ПАВЛИНЫ

Безалаберными и инфантильными бывают не только верующие и врачи, но и представители властных структур. Пример главы Кунгура Сергея Гордеева, который 16 марта в самом начале пандемии вопреки рекомендациям главы региона Дмитрия Махонина уехал на отдых в Эмираты, а по возвращению был отправлен в отставку, ничему не научил. Даже в нашем городе есть те, кто, вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения, не стал сдавать путёвки и поехал на отдых. И хотя поездка в отпуск сама по себе преступлением не является, но вызывает вопросы с точки зрения адекватности персонажей.

Ну, посудите сами! В середине марта в Пермском крае пачками закрываются вузы, гимназии, школы, спортивные учреждения, учреждения дополнительного образования. Предприятия один за другим переходят на удалёнку. По городу начинают ездить автомобили, вещающие через громкоговорители о соблюдении санитарных мер. 19 марта школы Краснокамска отправляют детей по домам на досрочные каникулы. С этого же дня прекращает работу Краснокамский городской суд, располагающийся, кстати, этажом ниже прокуратуры. «Государево око» продолжает нести службу. И это, наверное, правильно, потому что следить за порядком в городе, за соблюдением мер по самоизоляции, за соблюдением законности, недопущением роста криминала и появления мародёров кто-то должен. Ведь это задача всего городского силового блока, а не только полиции.

В этот ответственный момент, когда вся страна самоизолируется и надевает маски, семейство прокурора Михаила Третьякова резко вылетает в отпуск, в Крым. Цинизм зашкаливает. Жена прокурора в социальной сети Вконтакте строчит посты про пандемию коронавируса, разбавляя их отпускными фоточками павлинов‑мавлинов, ботанических садов, старинных дворянских усадеб и прочих достопримечательностей Крыма. При этом, видимо, совершенно не задумывается, что пару дней назад совершала пересадку в московском аэропорту, который кишел возвращающимися со всего мира туристами. Большинство из них прилетело из стран, где коронавирус уже бушевал по полной программе и убил тысячи людей. Не задумывалась Надежда Валентиновна и о том, что через неделю ей придётся возвращаться в Краснокамск всё через тот же столичный аэропорт, в который продолжали прибывать застрявшие в эпидемиологически неблагополучных странах россияне.

Семья прокурора вернулась домой в конце нерабочей недели, которую объявлял президент. Не знаем, появлялся ли на службе Михаил Васильевич, но поговаривают, что его жена рвалась на работу в администрацию. В её адрес покрутили у виска и настоятельно рекомендовали сидеть на мягком месте и соблюдать карантин. Карантин, в отличие от самоизоляции, исключает все контакты. Но соседи встречают прокурора то возле местной помойки, то гуляющим с собакой, то видят в магазине его жену. Мы очень надеемся, что Третьяковы не подцепили коронавирус и не являются его бессимптомными носителями. Ведь до их служебной квартиры целых пять этажей, множество соседей и десятки метров лестничных перил, которые УК РЭП так ни разу и не побрызгала хлоркой.

Редакция «ВК»