Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ШКУРНЫЙ ИНТЕРЕС
События и люди Краснокамска
«МОЛОДЁЖКА» В ДЕЙСТВИИ


 
 

Реклама

КТО ВО ЧТО ГОРАЗД! («ВК» №23)

Режим самоизоляции породил новые типы жалобщиков

Мы уже смирились, что в Пермском крае ежедневно заболевает 50 ‑60 человек. В минувшую среду регион пробил очередную психологическую отметку, поставив рекорд по суточному приросту подтверждённых диагнозов — 72 пациента. При этом смерть от коронавируса или от хронических заболеваний, осложнённых коронавирусом, на уровне 1 ‑2 человек в сутки нас теперь не удивляет. Потому что пять смертей за 24 часа уже было. Но в случае с пандемией и введением массы ограничений самое страшное для среднестатистического здорового и работоспособного человека — это, наверное, не риск заражения и не потеря дохода из-за нерабочих дней, а психическое самочувствие в условиях самоизоляции. Мы, слава создателю и предкам, живём не в США, где население вышло на улицы и устроило самые настоящие погромы и грабежи, с которыми не в силах справиться ни полиция, ни национальная гвардия. У нас до этого пока не дошло. Но некоторые краснокамцы с первых дней карантина потихоньку начали выживать из ума. Когда ультиматумы собственному семейству уже сто раз выставлены и с ближайшим окружением выяснять больше нечего, самое время докопаться до кого-нибудь ещё. Как правило, вспоминают врагов, обидчиков и даже тех, у кого просто жизнь удалась. Воспалённый самоизоляцией и дефицитом кислорода мозг начинает фонтанировать бредовыми идеями, зарождается новый вид кляузничества с подделками чужих подписей и адресов. В обычной жизни для того, чтобы делать подлянки чужими руками, существовал Гюлали Шукюров. Самый известный краснокамский жалобщик подписывал и слал доносы без остановки во все инстанции и на всех подряд. Но, видимо, нынче с ним что-то не так. То ли он повысил таксу за свой автограф, жалоб он сам никогда не писал, а только подписывал, потому как грамотно писать по-русски так и не научился. То ли он стал фанатом режима самоизоляции и рьяно его соблюдает. Оставшись без Шукюрова, городские сумасшедшие всё-таки нашли способ продолжить гадить людям. Шукюровщина в Краснокамске обрела новый вид и новую форму.

ЧУЖАЯ ПОДПИСЬ

В середине мая в Госпожнадзор, в Прокуратуру РФ, в Роспотребнадзор и бог знает, куда ещё, была разослана тонна жалоб на ужасающее состояние гостиницы городского физкультурно-спортивного комплекса, и несоблюдение директором ГФСК Юрием Пушкарёвым требований пожарной безопасности на этом объекте. Автор где-то раздобыл старые предписания пожарных и на их базе состряпал кляузу, в которой потребовал провести проверку гостиницы сразу по 22 позициям, включая ширину дверей, состояние тепловых сетей и качество обоев. Это учреждение уже было сто раз проверено-перепроверено, все предписания давно отработаны, а само оно из-за самоизоляции находится на замке. И можно было бы считать этот случай досадным недоразумением, если бы он не напоминал очередную аферу. Ведь жалобы рассылались от имени Ольги Колоколовой, которая вообще, что называется, ни сном, ни духом.

Возможно, руководители надзорных органов до сих пор крутили бы пальцем у виска в сторону Ольги Колоколовой, не понимая, какая муха её укусила и зачем она набросилась на Пушкарёва, если бы не бдительность пожарных инспекторов. Те неоднократно проверяли объекты УК «Уралкомп» и в курсе как расписывается Ольга Аркадьевна. Они усомнились в подлинности её подписи под кляузой и связались с ней. Подпись под этим заявлением, как и само заявление, действительно оказались фальшивками. Дальше — больше! Аналогичные вопросы к Ольге Колоколовой возникли у Роспотребнадзора и прокуратуры, но уже после того, как они начали проверки по фальшивым жалобам. После дачи объяснений все проверки гостиницы ГФСК были свёрнуты.

Как говорится, ложки нашлись, но осадочек остался. Осталась и масса вопросов. Кому нужно было троллить Юрия Пушкарёва? Почему жалобы рассылались именно от Ольги Колоколовой? И самое главное — зачем, если последствия этих жалоб ничтожны? Ответы лежат на поверхности: Юрий Пушкарёв и Ольга Колоколова у кого-то до сей поры значатся в списке врагов. Стоят друг за другом или рядышком. И этот инкогнито, выгнанный со всех должностей и лишённый депутатского мандата, мучаясь в похмельном угаре от собственной невостребованности, дрожащей рукой подписывает от лица женщины жалобу, перечисляя все её должности с кучей ошибок. А поскольку руки трясутся, то конверт подписывает другая такая же невостребованная пенсионерка. Остаётся только поблагодарить пожарных, что они засомневались в чьих-то каракулях и решили провести свой собственный «фактчекинг». И местной прокуратуре, которая вечно сидит на отработке анонимок, стоило бы у них поучиться.

ЦЕНА ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

Краснокамская прокуратура, кстати, ещё совсем недавно тоже проявляла чудеса принципиальности. Мы, признаться, нашего прокурора Михаила Третьякова в какой-то момент даже не узнали. Это про ситуацию, связанную с депутатом Максимом Мокрушиным. Ещё 21 января он, будучи председателем комиссии по городскому хозяйству, выгнал с заседания съёмочную бригаду телекомпании «Краснокамск-ТВ» в составе журналиста Ольги Девятовских и оператора Ильи Кыласова. В ситуацию вмешалось Пермское региональное отделение Союза журналистов России, подключился краевой прокурор Андрей Юмшанов, который дал задание Краснокамскому городскому прокурору Михаилу Третьякову оценить ситуацию на предмет совершения Максимом Мокрушиным преступления с использованием служебного положения по статье 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов».

Мы не сильно верили в расторопность Михаила Третьякова, поскольку он очень субъективен к нашему изданию. Однако даже он был вынужден констатировать, что признаки совершения преступления депутатом Максимом Мокрушиным налицо. Журналисты не смогли исполнить профессиональный долг и рассказать своей аудитории о тех актуальных проблемах, которые обсуждались на комиссии 21 января. И именно это легло в основу обращения городского прокурора в адрес руководства местного подразделения Следственного комитета РФ с предложением о возбуждении уголовного дела в отношении депутата Мокрушина.

А дальше вообще не понятно. В адрес телекомпании «Краснокамск-ТВ» никаких извещений из местного подразделения СК РФ не приходило. Зато несколько краевых СМИ недавно с лёгким возмущением сообщили, что краснокамские следователи, в отличие от прокуроров, в действиях Максима Мокрушина признаков состава преступления не обнаружили и уголовного дела в отношении депутата-отморозка возбуждено не будет. Максиму Анатольевичу можно и дальше выгонять журналистов со всех заседаний. Да и не только журналистов. Не исключаем, что депутат Мокрушин от безнаказанности в следующий раз запросто спустит с лесенок руководителя местного подразделения Следственного комитета, который без аккредитации вздумает прийти на заседание комиссии по городскому хозяйству. Может, побывав в шкуре выгнанного отовсюду журналиста, он вспомнит о своём профессиональном долге и возбудит-таки уголовное дело в отношении отмороженного на всю голову председателя думской комиссии?

ГОТОВ КОШМАРИТЬ ЕЖЕДНЕВНО

Удивляет отношение прокурора Михаила Третьякова к заявленной теме. Если усмотрел признаки состава преступления в действиях депутата, дожимай Следственный комитет до возбуждения уголовного дела. Почему сдался? Где уголовная статья? Где подсудимый Мокрушин? Или будет такая же котовасия как

с Юрием Ильюшенко, который ещё в 2015 году получил 21 миллион казённых рублей на строительство жилья для детей-сирот, но деньги присвоил, а жилье не построил? У него, оказывается, теперь тоже всё хорошо. Уголовного дела нет. Арестованный «Мерседес» ему вернули, и он теперь гоняет по городу, как ни в чём не бывало. Потому что единственная организация, которая мешает Михаилу Третьякову — это УК «Уралкомп» и его дочерние структуры. Их он готов кошмарить ежедневно.

Прокурору Михаилу Третьякову совершенно без разницы, что Указом губернатора, приостановлены на период самоизоляции все плановые проверки контролирующих и надзорных органов. Допускается проведение контрольных мероприятий, связанных только с возникновением угрозы для жизни и здоровья людей. «Письма счастья» с Калинина, 5 летят в адрес «Уралкомпа» одно за другим. Не знаем, каким образом газета «Вечерний Краснокамск» угрожает жизни и здоровью горожан, но первый запрос от прокуратуры во время режима самоизоляции поступил именно учредителю редакции.

НА ФОНЕ ПАВЛИНОВ

Возможно, столь пристальное внимание Михаила Васильевича к «Вечернему Краснокамску» продиктовано тем, что в газете было написано о том, как семья прокурора в период пандемии слетала на отдых в Крым, где, судя по фотографиям жены Надежды Третьяковой, размещённых в социальных сетях, они осматривали старые дворянские усадьбы, гуляли по ботаническим садам и сэлфились на фоне павлинов. При этом пренебрегали средствами индивидуальной защиты. А когда вернулись из отпуска и были отправлены домой на 2-недельный карантин, не сильно-то его соблюдали. Газета заботилась об общественной безопасности. Надежда Третьякова истерила в администрации, а Михаил Третьяков кипел в прокуратуре. Понятно, что злопамятная тётя не успокоится, пока прокуратура не закроет нашу газету. Ну что ж, придется занять круговую оборону. Нам есть, что сказать читателям.

Вера Правдина