Реклама

ПРОЩАЙ, ЧЕМПИОН! («ВК» №44)

Великий тяжелоатлет Павел Сырчин скончался от пневмонии

Вторая волна коронавируса продолжает накрывать. Всю прошедшую неделю в Пермском крае росло количество диагностированных пациентов: 22 октября +139, 23 октября +144, 24 октября +149, 25 октября +153, 26 октября +155, 27 октября +154, 28 октября + … И это только официальная статистика по тем больным, кому посчастливилось дозвониться до скорой, дождаться врача, сдать мазок на ковид и получить положительный результат. Кто-то так и не увидел на пороге доктора, поэтому либо на свой страх и риск занимается самолечением, либо госпитализирован в тяжёлом состоянии в ту больницу, где по счастливому стечению обстоятельств освободилась койка. Но госпитализация, реанимация, наличие аппаратов ИВЛ и близость врачей, увы, не гарантируют выздоровления. От COVID-19 с осложнением в виде двухсторонней пневмонии за последнюю неделю ежедневно умирало от трёх до семи человек. Смерть не смотрела ни на статусы, ни на семейное положение, ни в кошелёк. Как ни прискорбно констатировать, но пневмония оборвала жизнь великого краснокамского спортсмена и тренера Павла Сырчина. Чемпион мира по тяжёлой атлетике скончался 24 октября в Пермской городской клинической больнице №  2 имени Ф.  Х. Граля.

ЛЕКАРСТВ ХВАТИТ ВСЕМ

В Пермском крае ситуация с ковидом продолжает оставаться напряжённой. Сохраняющиеся ограничения — продление режима самоизоляции для людей старше 65 лет, запрет на работу детских развлекательных и досуговых центров, ограничения при проведении культурно‑массовых мероприятий — увы, ощутимого эффекта не дали. Поэтому краевой штаб по борьбе с коронавирусной инфекцией под председательством губернатора Дмитрия Махонина был вынужден вернуть часть фискальных мер. В частности, ограничена работа театров, музеев и библиотек, а подразделения МФЦ с 26 октября принимают клиентов только по предварительной записи. Продолжают действовать правила по социальному дистанцированию и наличию масок.

Рост заболеваемости и сложность с вызовом врачей, которых не хватает, вызвали панику среди населения. Никто не хочет умирать, поэтому все кинулись скупать медикаменты. Из аптек исчезли те препараты, которые присутствуют в официальных протоколах лечения ковида. Вопрос лекарственного обеспечения даже попал в губернаторскую повестку. Дмитрий Махонин сообщил на последнем заседании штаба, что договорился с курским заводом «Фармстандарт», крупнейшим производителем лекарств в стране, о поставках более 90 тысяч упаковок противовирусных и антибиотиков. В Пермь уже прибыли более 50 тысяч пачек «Арбидола» (100  мг), 30 тысяч пачек «Арбидола» (50  мг) и 10 тысяч упаковок антибиотика «Азитромицин». К концу текущей недели лекарства будут распределены в сети аптек «Планета здоровья», по всему Прикамью. Этих запасов должно хватить на месяц. Также в ближайшее время планируется поставка ещё одной крупной партии лекарств — «Левофлоксацина», «Цефтриаксона» и «Парацетамола».

Наша газета, кстати, на прошлой неделе как раз призывала не паниковать, консультироваться при появлении симптомов ковида с докторами и не прибегать к приёму разного рода «фуфломицинов», отдавая предпочтения проверенным лекарствам — «Арбидолу», «Азитромицину» и «Парацетамолу». Но в краснокамских пабликах наша статья была осмеяна «экспертами в области фармакологии» — хоккеистами, охранниками и библиотекарями. Они заявили, что вся наша писанина — заказуха и вранье, а перечисленные нами препараты ни от чего не лечат. Интересно, что скажут эти «эксперты» после того, как губернатор договорился о дополнительных поставках этих лекарств в Пермский край? Что глава региона и краевое минздрав тоже ничего не понимают в медицине и фармации?

САМОУЧКА ИЗ БОМБОУБЕЖИЩА

К сожалению, иногда под напором ковида медицина оказывается бессильна. За последние три недели ушли из жизни заметные краснокамцы — доктор Дмитрий Игнатьев и ветеран правоохранительных органов Виталий Колоколов. Не смог одолеть болезнь талантливый спортсмен и тренер, кумир всех краснокамских мальчишек из 80 ‑х Павел Сырчин. Легендарного штангиста госпитализировали в Пермскую городскую клиническую больницу №  2 имени Ф.  Х. Граля 21 октября в очень тяжёлом состоянии. 24 октября Павел Леонидович скончался, не дожив буквально пару недель до своего 63-летия. И пусть его жизнь оборвалась на больничной койке, но краснокамский спортивный мир всегда его будет помнить молодым и сильным. Таким, каким он приехал в наш город в 1973 году, на пути к большому спорту, мировым достижениям и своей славе.

Да, наверное, мы удивим молодую поросль наших тяжелоатлетов, если расскажем, что Павел Сырчин родился не в Краснокамске, а в Губахе в 1957 году. Он рос в семье шахтёра и отец в нём видел продолжателя шахтёрской династии. Павел с детства мечтал заниматься тяжёлой атлетикой, но такой секции в его родном городе тогда не было. В 10-летнем возрасте он уговорил отца выточить на станке металлический гриф, помочь ему отлить из свинца «блины». В бомбоубежище своего дома он сделал импровизированный помост и начал там самостоятельно заниматься «штангой». Ни самоучителей, ни книг по тяжёлой атлетике в глубинке тогда не продавалось. И подросток изучал выполнение упражнений по вырезкам фотографий тяжелоатлетов из газеты «Советский спорт». Так и тренировался в старом бомбоубежище почти до 15 лет.

Как-то утром Павел дома на кухне слушал радио. Диктор сообщил, что в Краснокамске на следующий день начинаются состязания юных штангистов — открытое Первенство Пермской области по тяжёлой атлетике среди юношей. И он решил поехать. Выпросил у родителей разрешение и денег на дорогу. Приехал в Краснокамск, пришёл на стадион «Россия» в Дом спорта и заявил, что хочет участвовать в соревнованиях. Тренеры посмеялись над парнем в дешёвых трениках и старых шахтёрских ботинках, но всё же включили в список выступающих и отправили на взвешивание. Павел Сырчин стал звездой соревнований. Практически не обладая техникой, он показал лучший результат в своём весе и в своём возрасте, выполнив норматив 1 ‑го разряда.

БЕЗ МЕДАЛИ НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ!

Краснокамск спортсмена не отпускал. Ведь Павла Сырчина заметил уже известный к тому времени тренер Евгений Эктов. Он предлагал перспективному губахинскому штангисту переехать в наш город, заниматься в нормальных условиях под руководством специалиста. К тому же Павел заканчивал 8 классов и мог продолжить обучение в одном из краснокамских профтехучилищ, совмещая учёбу с тренировками. Но Сырчин-старшийпочему-то воспринял эту идею в штыки. Сказал сыну, что тот останется в Губахе и пойдёт по стопам отца. Евгений Эктов накануне 1 сентября срочно заказал телефонные переговоры с Губахой и попросил Сырчина-старшего уделить ему пять минут. О чём разговаривали по межгороду почти полтора часа отец будущего чемпиона и его будущий тренер, история умалчивает. Но на следующий день Сырчин-старший проводил Сырчина‑младшего на автобусную остановку и сказал, что без медалей он домой в Губаху может не возвращаться.

В Краснокамск Павел Сырчин приехал в 1973 году. Евгений Эктов поселил его в одном из домиков на стадионе «Россия» и у 15-летнего парня началась новая жизнь. Павел был прирождённый тяжелоатлет и боец. Он не боялся штанги, он каждый вес брал, как последний. Обладая потрясающей целеустремлённостью и желанием расти, добавлял результаты, как говорится, не по дням, а по часам. В это трудно поверить, но через два года он уже был мастером спорта, а в 19 лет отобрался в сборную СССР на чемпионат мира среди юниоров. И завоевал свою первую настоящую золотую медаль. Стал победителем в весовой категории до 90 килограммов. Теперь уже его фотографии печатала газета «Советский спорт», причисляя к новым звёздам советской тяжёлой атлетики и олимпийским надеждам страны. В 20 лет его включили во взрослую сборную СССР, но при этом перевели в весовую категорию до 100 килограммов, где он был вынужден конкурировать с самим Давидом Ригертом, 6-кратным чемпионом мира и олимпийским чемпионом.

Обойти Ригерта было сложно. На чемпионате Европы в мае 1979 году в Варне Павел Сырчин завоевал серебро, уступив Давиду Адамовичу, который был его старше на 10 лет, авторитетнее и в несколько раз опытнее. Ведь Ригерт впервые стал чемпионом мира, когда Сырчин тренировался ещё в старом бомбоубежище на самодельных снарядах. И Павел рисковал оставаться в сборной вечно вторым, но судьба оказалась к нему благосклонна. Судьба пришла в виде известной актрисы, которой Давид Ригерт всерьёз увлёкся и начал нарушать спортивный режим. Невзирая на регалии, его отчислили из сборной. И ноябре того же 1979 года на чемпионате мира с Салониках Павел Сырчин в своей весовой категории был безусловным лидером и оправдал доверие страны: в упорной борьбе с венгерским атлетом Яношом Шойомвари он завоевал золотую медаль.

«Краснокамская звезда» 41 год назад писала:

«ПАВЕЛ СЫРЧИН — ЧЕМПИОН МИРА

Вчера в Салониках (Греция) закончилось мировое первенство по тяжёлой атлетике. Как известно, в соревнованиях принимал участие воспитанник спортклуба «Россия» Павел Сырчин. Молодой атлет из Краснокамска добился замечательной победы, став чемпионом мира в своей весовой категории до 100 килограммов. Павел Сырчин набрал в двоеборье 385 килограммов и завоевал золотую медаль чемпиона мира. Чемпион Советского Союза и VII Спартакиады народов СССР, мастер спорта международного класса Павел Сырчин стал теперь и чемпионом мира. Поздравляем краснокамского богатыря с заслуженной победой».

ЗАКУЛИСНЫЕ ИГРЫ

Из Греции Павел Сырчин вернулся другим человеком. Чемпионом мира, заслуженным мастером спорта и кандидатом в олимпийскую сборную СССР на Олимпиаду-80. В пермском аэропорту его встречало всё областное руководство во главе с первым секретарём обкома КПСС Борисом Коноплёвым. В Краснокамске его ждала 2-комнатная квартира в новом доме в самом центре города. Министерство угольной промышленности, наслышанное о его шахтёрских корнях, выделило Павлу Леонидовичу из своего лимита новую белую «Волгу». Без очереди, по государственной цене. Жизнь заиграла новыми красками. Огорчало лишь то, что его тренер Евгений Эктов уехал работать за границу — тренировать сборную Алжира.

Тем не менее Павел Сырчин недолго почивал на лаврах. Он усиленно готовился воплотить свою мечту — стать олимпийским чемпионом. Поэтому тренировался по своей излюбленной методике, увеличивая вес с прицелом выйти на пиковые нагрузки точно к московской Олимпиаде. Павел Леонидович не переживал за своё место в сборной, считая победу на чемпионате мира пропуском на олимпийские игры. Однако у спортивных функционеров были свои критерии. Ведь советскому руководству хотелось продемонстрировать на московской Олимпиаде не только триумф советского спорта, но и мощь ЦСКА. И в этот период Павлу Леонидовичу делают ненавязчивое предложение призваться в армию. Посоветоваться чемпиону было не с кем, ведь Эктов был далеко, а остальные не сильно ориентировались в спортивных интригах. И Сырчин отказался. Откуда ему было знать, что это просто грязные закулисные игры?

Крушение надежд произошло буднично. Список спортсменов, отобранных на олимпиаду, Павел увидел в «Советском спорте». Основным членом сборной в весовой категории до 100 килограмм оказался даже не Давид Ригерт, а представитель ЦСКА Игорь Никитин, чьим главным спортивным достижением была победа на чемпионате СССР. Павла Сырчина поставили к нему запасным, что было вдвойне унизительно. Игорь Никитин взял серебряную медаль, что в той Олимпиаде рассматривалось как поражение, после чего завершил спортивную карьеру. А Павел Сырчин, пережив почти годовую депрессию, был возвращён в большой спорт вернувшимся из зарубежной командировки Евгением Эктовым. В их общей истории была триумфальная победа на Кубке Балтики, где Павел Сырчин установил два мировых рекорда и заставил вновь говорить о себе, как о настоящей звезде советской тяжёлой атлетики.

МЫ ТЕБЯ НЕ ЗАБУДЕМ!

Однако в спортивной судьбе Павла Сырчина олимпиады так и не случилось. Когда в 1982 году он начал готовиться к очередному чемпионату мира, в советских газетах появились публикации отдельных спортсменов с призывом бойкотировать летнюю олимпиаду в Лос-Анджелесе в 1984 году. Стало ясно, что сборная СССР туда не поедет. И Павел Леонидович, потеряв мотивацию тренироваться и выступать, решил перейти на тренерскую работу. Ведь чемпионом мира он уже был, а до олимпиады 1988 года ему в силу возраста и омоложения тяжелой атлетики не дотянуть. Интриги и политика лишили его олимпийском медали. Но при этом он выглядел вполне счастливым, самодостаточным и жизнерадостным. Тренировал пацанов, делал из мальчишек мастеров, воспитывал в них чемпионский характер.

Сам Павел Сырчин так и остался в сонме выдающихся штангистов страны. Последние годы он сильно болел, был на гемодиализе. Сказывались чрезмерные нагрузки, которым подвергался его организм в молодости, когда он выступал за сборную СССР, бился за медали и ставил мировые рекорды. Прощай, чемпион! Прощай, Павел Леонидович! Мы тебя не забудем!

Редакция «ВК»

(в статье использованы публикации газет «Советский спорт», «Звезда», «Краснокамская звезда»)