Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

КАК ЖИТЬ БУДЕМ?!
МОЛОДЁЖКА В ДЕЛЕ!
Неуверенный ребенок: как помочь?
 
 

Реклама

ОХОТНИКИ ЗА ХАЛЯВОЙ («ВК» №45)

Кто и зачем лоббирует сохранение деревни Трубино

Рост заболеваемости ковидом и сопутствующие ограничительные режимы выбивают из колеи не только докторов, хронических больных и пенсионеров, но и депутатов. Посиди-ка полгода на удалёнке, участвуя в работе Думы Краснокамского городского округа по видеоконференцсвязи (ВКС), и тогда поймёшь весь трэш. Натянул ты, к примеру, с утра майку-алкоголичку и треники, сунул ноги в тапки, включил домашний компьютер — и вот ты уже на заседании. Берёшь слово, рубишь правду‑матку, а оказывается, ты забыл включить микрофон. Или похмельную голову. Или ВКС дала сбой. И опять по новой. Приплюсуйте сюда издержки системы удаленного голосования через электронную почту, когда обработка бюллетеней по каждому вопросу занимает около часа. Всё это раздражает и нервирует участников. Поэтому ради экономии времени и уважения друг к другу депутаты стараются без острой необходимости пургу не гнать. Тем ценней те редкие набросы на вентилятор, которые всё же случаются в Думе и демонстрируют у отдельных народных избранников главенство шкурных интересов. Ну, как на последнем заседании Думы, где депутат Юрий Ильюшенко вдруг распереживался о судьбе деревни Трубино, которую предлагается исключить из перечня населённых пунктов Краснокамского городского округа, и даже попытался устроить скандал. К нему якобы обращались жители данного населённого пункта с просьбой объяснить, что происходит. Ответ главы округа Игоря Быкариза, сославшегося на проблемы с бюджетом, дороговизну инфраструктуры для малонаселённых деревень и предложившего депутатам взять на себя ответственность за информирование жителей по возможному их переселению в город, вызвал у Юрия Викторовича приступ агрессии. Он перекричал всех реальных и виртуальных присутствующих, заплевав всю камеру и громко заявив, что администрация в этих вопросах ничего не делает. И ему непонятно, как о предстоящих событиях — общественных слушаниях по поводу нового Генплана с ликвидацией населённых пунктов и прочем — узнают жители Трубино. Нам же в свою очередь совершенно непонятно, почему депутат от Конец-Бора, Запальты и МЖК вдруг озаботился сохранением деревни, которая находится в двадцати километрах от его избирательного округа? Какие жители могли обратиться к Ильюшенко, если в Трубино проживает всего один человек? И ради чьих интересов была поднята эта тема и затеяна перепалка?

ДОРОГА В НИКУДА

Начнём издалека, с лирики. До начала календарной зимы осталось меньше месяца. Осень, на радость дорожникам, выдалась теплой и почти без осадков, поэтому гастарбайтеры до сих пор не разгибаются, продолжая работы по асфальтированию дорог и тротуаров. Согласитесь, есть чему радоваться. Таких масштабных ремонтов дорог, как за последние три года, в Краснокамске не было очень много лет. Тротуары — отдельная грустная песня, ведь даже в центре города до недавнего времени часть из них напоминала тропинки и направления с останками полувекового асфальта. Ими тоже начали заниматься. Тротуар на той же Карла Либкнехта просто не узнать! Однозначно город преображается, но проблемных мест пока хватает. С нетерпением ждут ремонтов проезжей и пешеходной частей дорог в микрорайонах Рейд, Мясокомбинат, Новый Поселок, Дальний, Запальта и Конец-Бор. И мы верим, что на их улице тоже когда-нибудь будет праздник.

Кто-то жалуется на бездорожье в социальных сетях, кто-то перемывает косточки администрации округа на кухне, кто-то шлёт возмущённые обращения на губернаторский портал «Управляем вместе». И только у прокурора Михаила Третьякова своя собственная дорожная политика. Вцепившись в непонятно откуда взявшуюся жалобу единственного жителя деревни Трубино на отсутствие нормальной дороги до его населённого пункта, Михаил Васильевич задействовал все свои ресурсы для решения этого вопроса. Проявил такую прыть и принципиальность, словно заброшенный населённый пункт не сегодня, так завтра примет очередной этап «Формулы-1». И чтобы ученики Михаэля Шумахера не оставили в деревенской глине свои болиды и не учинили международный скандал, необходимо срочно привести участок дороги Часовня-Трубино в нормативное состояние. А иначе чем объяснить, что городской прокурор, вооружившись поддержкой инспекторов ГИБДД, притянув за уши законодательство в сфере пожарной безопасности и другие элементы административного произвола, лихо состряпал исковое заявление и пошёл судиться с администрацией городского округа?!

Да-да, крутой прокурор Третьяков потребовал немедленно «отлимонить» 4,2 километра дороги до Трубино. Доводы администрации городского округа о том, что в деревне реально живёт всего один человек, в суде услышаны не были. В результате родилось судебное решение, которое обязывает власти городского округа привести этот участок в нормативное состояние. Никто не спорит, что все дороги должны соответствовать стандартам, но мы живём в стране, где денег на всё всегда не хватает. Приоритетность в ремонтах выстраивается по принципу количества благополучателей. В самом Краснокамске масса дорог, которые не соответствуют требованиям и которыми при этом пользуются тысячи человек. Ни по одной из них Михаил Третьяков за все годы службы в нашем городе не обращался в суд. За что же такая честь и столько прокурорского внимания одной‑единственной дороге, ведущей к самой крайней деревне бывшего Ананичевского сельсовета, а по сути — в никуда?

ВДАЛИ ОТ ЧУЖИХ УШЕЙ

Мы навели справки о том, ради чего прокурор судился с администрацией с середины декабря прошлого года до конца апреля нынешнего. А вот ради чего! В Трубино с давних пор имеется охотничье хозяйство. Этим добром когда-то решил обзавестись краевой депутат от КПРФ Игорь Малых, который в те годы был ещё депутатом от «Единой России» и спикером районного Земского Собрания. Но приобретение охотничьих угодий с предвкушением царских развлечений — с гончими, с медовухой, цыганами, медведями и русалками — совпало у Игоря Юрьевича с бракоразводным процессом и разделом имущества. Чтобы утаить от экс-супруги Елены Малых часть добра, он оформил охотхозяйство на своего друга и собутыльника Василия Махнёва. Договаривались, что временно. Но когда семейные страсти улеглись и Малых попросил вернуть имущество, Василий Юрьевич отказался. С тех пор они не пьют на брудершафт, не общаются и выражаются в адрес друг друга исключительно на отборном французском. Бывший мошенник Малых стал не только жертвой собственных мошеннических привычек, но и получил от бывшего товарища звучное и где-то даже интеллигентное прозвище — «коммунист-рецидивист».

В охотхозяйстве в Трубино, которым владеет бывший хоккеист, бывший депутат и бывший директор стадиона Василий Махнёв, периодически тусуется очень заметная компания. Там часто видят людей, похожих на прокурора Михаила Третьякова, краевого депутата от «Единой России» Юрия Чечёткина, депутата-банкрота Юрия Ильюшенко и кое-кого ещё. Ездят пострелять белок, попариться в баньке, попрофилактировать простудные заболевания горячительным да секретные дела пообсуждать вдали от чужих ушей. Не исключено, что именно там, в Трубино, у афериста Ильюшенко, присвоившего и растратившего 26 миллионов рублей краевых денег, появилась «крыша», благодаря которой он до сих пор не сел в тюрьму. Поэтому регулярно чистит своему благодетелю ружье и бегает за водкой.

Места в той деревне, безусловно, красивые и тихие. Валяться пьяным в сенях или предбаннике можно абсолютно безнаказанно и безопасно. Ведь это не городской бар, где не успел ты свалиться под стол, как твоя фоточка с голым брюхом уже гуляет по социальным сетям с обидной подписью. Единственное неудобство — раздолбанная в хлам дорога на подъезде к деревне. Те самые 4,2 километра, которые убьют любую подвеску. Понятно, что машину Ильюшенко, на которой кампания ездит на отдых и которую всё равно рано или поздно продадут в рамках банкротства за долги, никому не жалко, но здоровье у «лучших людей» уже не молодецкое. На ямах сильно укачивает и коньяк уже не тот. Чтобы не подвергать свои мягкие места такому дискомфорту, видимо, и была придумана схема по решению дорожной проблемы за бюджетный счёт. Через жалобу единственного реального жителя деревни Трубино Владимира Трубина в прокуратуру.

МЁРТВАЯ ДЕРЕВНЯ

Глава округа Игорь Быкариз, получив судебное решение, метал на аппаратных громы и молнии. Подрядчики подсыпали участок дороги Часовня-Трубино, но она всё равно не соответствует стандартам. Глава приводил расчёты, что строительство этого участка дороги в гравийном исполнении обойдётся бюджету в 16 миллионов рублей, асфальт — в 50 миллионов. Денег в бюджете нет. Сплошные долги, которые перешли к Игорю Быкаризу по наследству ещё от мэрства Юрия Чечёткина, нахапавшего в своё время коммерческих кредитов на десятки миллионов рублей, проевшего их и не заплатившего банкам. При этом прокурор Михаил Третьяков, постоянно тусующийся в администрации и трудоустроивший туда свою жену, видимо, в качестве агента под прикрытием, прекрасно осведомлён об этих проблемах. Но стоит на своём, прикрываясь заботой об интересах одного‑единственного жителя деревни Трубино, а на самом деле используя служебное положение на благо охотничьей бригады.

Выход подсказали разработчики нового Генплана города. Они предложили администрации округа и депутатам Думы исключить из состава населённых пунктов деревни, в которых проживает 1 ‑2 человека. Потому что гораздо разумнее переселить в Краснокамск того же Владимира Трубина из Трубино, затратив на приобретение жилья пару миллионов рублей, чем строить дорогу за 16 миллионов рублей, а потом ещё и содержать её за 2 миллиона в год. К слову, предлагается исключить из перечня до десятка таких деревень и переселить жителей в город. Но депутат Юрий Ильюшенко на последнем заседании Думы возбудился только по поводу Трубино, которое к его избирательному округу отношения не имеет. Интерес Юрия Викторовича здесь прозрачен. Не будет на карте Трубино — не будет новой дороги за бюджетный счёт к их любимому месту отдыха. У этой троицы остался последний бастион — общественные слушания по внесению изменений в Генплан. Видимо, на них приведут столько жителей Трубино выступать за сохранение Трубино, сколько там никогда и не жило.

Нам очень хотелось выяснить, сколько жителей реально проживают в Трубино. Поэтому в понедельник мы со съёмочной группой «Краснокамск-ТВ» доехали до деревни, никого о нашем визите не предупредив. Все дома были на замках. Мобильный телефон Владимира Семёновича Трубина, от имени которого писались жалобы прокурору, не отвечал. Деревня выглядела совершенно мёртвой. Собаки не лаяли, петухи не кукарекали. Возможно, жители уже давно съехали, сохранив деревенскую прописку «на всякий случай». Реально там никого нет. А о «мёртвых душах» мы узнаем только в том случае, если будет принято решение об исключении деревни из перечня населённых пунктов и включении жителей в программы по переселению. Не хотелось бы рядиться в одежды оракулов, но что-то нам подсказывает, что в числе срочно прописанных в деревне Трубино могут оказаться Василий Махнёв, Юрий Ильюшенко, Юрий Чечёткин с женами, детьми и внуками, а также — прокурор Михаил Третьяков с женой. Если не новая дорога, то лишняя халявная квартирка от государства уж точно ещё никому не помешала.

Вера Правдина