Свежий номер!

Свежий номер «Вечерний Краснокамск»

ОТ БАЛЛАСТА НАДО ИЗБАВЛЯТЬСЯ!
Большегрузы…
События и люди Краснокамска
 
 

Реклама

ВРЕМЯ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ («ВК» №52)

Глава городского округа Игорь Быкариз — об итогах уходящего года, новой реальности и планах на завтра

СПАСИБО БЕССНЕЖНОЙ ПОГОДЕ

—  Игорь Яковлевич, подходит к концу 2020 год. Каким он был?

—  Год был непростой, но интересный. Попробую пройти по событиям широкими мазками. Мы с администрацией и депутатами ещё в прошлом году сформировали очень оптимистичный инвестиционный бюджет на 2020 год, привлекли более 800 миллионов рублей краевых и федеральных денег. Предстоял колоссальный объём работ. Но вмешался ковид и весной всё встало. Запрет иностранцам на въезд в страну оставил строительные предприятия региона без традиционной рабочей силы. Пока строители оклемались, пока нашли замену гастарбайтерам, пока дождались разрешение на работу отрасли, пока подготовились к работе в соответствии с требованиями Роспотребнадзора — время было упущено. Отставание от графика составляло в среднем месяца полтора-два, часть ремонтных работ была завершена только к концу ноября. Спасибо бесснежной погоде, которая позволила всё закончить и не уйти в следующее лето.

С обеими волнами коронавирусной инфекции город и медики справились. Да, вначале наблюдалась некая безалаберность со стороны населения. Помните ведь того молодого человека, который вернулся из Англии, пришёл с симптомами ковида в поликлинику и сидел там в очереди? Так начиналась первая волна. Региональный Минздрав сделал из Прикамья один большой госпиталь. В нашей городской больнице было развёрнуто родильное отделение для коронавирусных больных со всего края. В первую волну, всё лето, оно пустовало, но осенью там практически не было свободных коек. Вторая волна принесла городу много горя и страданий. От ковида и связанных с ним осложнений ушло из жизни немало возрастных, страдающих хроническими заболеваниями горожан. Город простился с несколькими знаменитостями, в том числе экс-чемпионом мира по тяжёлой атлетике Павлом Сырчиным. Но всё же настоящей пандемии, экстренной ситуации, как это случилось, к примеру, в посёлке Октябрьский, где заболело 247 человек и краевые власти были вынуждены оказывать помощь муниципалитету масками, перчатками и антисептиками, у нас не было. Медики продолжают трудиться. Их не хватает. Но это общая проблема.

Политическая повестка. Июньское голосование по поправкам к Конституции наш округ прошёл нормально. По явке мы в середнячках. Голосование по выборам губернатора в сентябре — по явке всё плохо. Хуже нас только краевая столица. Но Краснокамск по сути сам является восьмым районом Перми, поэтому такое отношение к исполнению гражданского долга вполне объяснимо.

—  Наш округ не наказали за плохой результат на губернаторских выборах?

—  Нет. Ведь на результаты можно смотреть под разным углом. На вопрос про явку я всегда отвечаю, что Краснокамск отметился на выборах не количеством, а качеством. При невысокой явке за Дмитрия Махонина проголосовало 78 процентов от количества избирателей, посетивших участки для голосования или заказавшие выездную урну. Это подавляющая поддержка от тех, кто в принципе интересуется политикой, оценивает то, что делается в городе. У губернатора к Краснокамску очень позитивное отношение. Регулярно у нас бывает, вникает в наши проблемы, помогает. Все ранее заявленные инвестиционные планы по Краснокамску он пролонгировал, подтвердил бюджетным финансированием.

К примеру, на пристрой к школе №  8 изначально закладывалось 160 миллионов рублей. Но после изготовления проектно-сметной документации и прохождения экспертизы, цена выросла ещё на 50 миллионов. Дополнительное финансирование Дмитрий Николаевич согласовал. Деньги выделены. Конкурс проведён. Подрядчик зашёл на объект, работает. Возьмём ещё один важный для нас проект — реконструкция стадиона, оцениваемая приблизительно в 140 миллионов рублей. На первый этап средства в размере 60 миллионов рублей из федерального и краевого бюджетов уже выделены. Конкурсные процедуры по выбору подрядчика проведены, сейчас проводится конкурс на поставку оборудования. На второй этап — реконструкцию трибуны — денег пока нет. Но губернатор обещал, что без поддержки нас не оставит.

Аналогичную информацию могу дать практически по каждому крупному объекту в городе, начиная с эспланады и заканчивая канализационно-насосными коллекторами. Мы работаем. В крае это видят и нам помогают.

—  Довольны ли работой своей команды?

—  В целом доволен. Но потери всё равно есть. Объем нагрузки на сотрудников администрации вырос в геометрической прогрессии, а зарплата осталась той же. Не всех такие условия устраивают. Для кого-то важнее семья, для кого-то здоровье. Понимаю, но мне всё равно жаль, что администрацию покинули опытные сотрудники Асаф Фаррахов и Наталья Шилова. Функционально-целевой блок «Безопасность, ГО и ЧС» остался вообще без людей. И кадровая скамейка на этом направлении пустая. Произошла смена руководителя в Водоканале. Там появились новые масштабные задачи — полный переход на воду с Чусовских очистных сооружений, перекладка сетей, подготовка к передаче предприятия в концессию частному оператору. Рафаил Шарафутдинов, возглавлявший это беспокойное хозяйство на протяжении последних 10 лет, попросил его отпустить. Проблемы со здоровьем. Жаль, конечно, но работа на предприятии, где круглые сутки происходят аварии и директор всегда на ногах, ещё никому не добавила молодости. Сейчас Водоканал возглавил Пётр Мосюр, опытный работник коммунальной сферы, который занимался аналогичными вопросами в муниципалитетах бывшего Кизеловского угольного бассейна.

В остальном команда сформирована, притёрлась, работает.

ВЫЗОВЫ ПАНДЕМИИ

—  Пандемия коронавируса внесла кардинальные изменения в нашу жизнь. Длительный режим самоизоляции, простои на предприятиях. Как ограничения повлияли на экономику города?

—  Повлияли по-разному. Начну с промышленных предприятий. Была очень сложная ситуация на Пермской компании нефтяного машиностроения. Люди получили уведомления об увольнении, коллектив лихорадило. Этот кризис был не местный или краевой. Тогда накрыло всю нефтянку. Но руководители ПКНМ справились, перезагрузили производство. Ни один человек не был сокращён. Кризис сегодня миновал. Работа предприятия нормализована.

Были опасения, что окажется под угрозой реализация инвестиционного проекта на площадке бывшего бумкомбината. Это про «Кама-Картон». Там всей наладкой оборудования занимались специалисты из Германии, Швейцарии. Но из-за ограничений на передвижения по миру эти специалисты не могли приехать в нашу страну. Даже через белорусское «окно». Процесс согласования на въезды-выезды растянулся на 3 ‑4 месяца. Произошла задержка пуска производства. Сейчас они пытаются вернуться в график. Полагаю, что это им удастся.

Как бы странно ни звучало, но пандемия, запреты и ограничения кому-то создают сложности, а для кого-то становятся вызовом, временем новых возможностей. У нас есть предприятие «Сокол», занимающееся производством двигателей для буровых и обслуживающее интересы нефтяного сектора. Они увеличивают объёмы производства ежегодно, как минимум, на 20 процентов. Нынче, когда предприятия простаивали и собственники заводов считали убытки, на «Соколе» строили и вводили в эксплуатацию новый цех. Они работали в кооперации с Китаем, нуждались в комплектующих, которые производятся только там. Закрытие Китая в конце прошлого года вынудило собственников завода решать эту проблему своими силами. Построили цех, новое производство в целях импортозамещения. При этом не останавливаются. У них в планах строительство ещё одного цеха. Просят у нас помощи в поиске подходящего земельного участка.

Если подвести промежуточный итог, то за прошедший год не закрылось ни одно промышленное предприятие на территории округа. Заметных сокращений не было. Цифры миграции работников — в пределах обычных годовых показателей.

—  А малый бизнес? Кафе, парикмахерские, вся сфера услуг…

—  По моим ощущениям, там всё непросто. Мы же помним, что чуть ли не три месяца негде было постричься. Малый бизнес терял доходы, а люди были лишены услуг. Но если говорить о сокращении количества хозяйствующих субъектов, то официально этого не произошло. Статистика такова: на декабрь 2019 года на территории Краснокамского городского округа количество зарегистрированных хозяйствующих субъектов — 2830, на декабрь 2020 года — 2873. То есть за год количество бизнесов увеличилось на 43 штуки.

С этого года начала работать программа по самозанятости. Государство дало возможность предпринимателям, работающим, как правило, на дому, выйти из тени, официально работать и платить небольшой налог. Таких было зарегистрировано за год 767 человек. Мы, кстати, полагали, что часть субъектов малого предпринимательства разорится и уйдёт с рынка, часть перейдёт в самозанятые. Однако этого не произошло. Увеличение — по обеим категориям. Хотя не исключаю, что, в связи с длительной процедурой ликвидации обществ с ограниченной ответственностью, через год цифры скорректируются. Мы же понимаем, что когда у населения падают доходы, малый бизнес не может расти.

—  Пострадал ли бюджет?

—  Разумеется, пострадал. У нас два основных доходных источника — это налоги и доходы от продажи имущества. По маю-июню-июлю у нас было недовыполнение плана по налогу на доходы физических лиц, по налогу на имущество, на землю, на транспорт. Наши финансисты прогнозировали, что к концу года мы недополучим в бюджет порядка 80 миллионов рублей при запланированных собственных доходах на уровне 540 миллионов рублей. Для нас такой недосбор — крест на инвестиционных проектах. Буквально в понедельник я попросил дать свежую и объективную информацию, выровнялись ли налоговые отчисления бизнеса или мы всё-таки в глубоком минусе? По НДФЛ годовой план будет выполнен, по транспортному налогу уже выполнен, а по земельному налогу даже перевыполнен.

Нас тянет вниз второй доходный источник — продажа имущества. Мы не выполняем план приватизации ориентировочно на 70 процентов. Поскольку ситуация с коронавирусом неопределённая, режим самоизоляции могут вернуть в любое время да и покупательная способность населения упала, то бизнес сидит на паузе и не торопится вкладываться в своё развитие. Показательный пример — здание бывшей детской больницы на Чапаева. Два этажа, более полутора тысяч квадратных метров. Отличное состояние. Всего за 9 миллионов рублей. Думал, будет драка на торгах и его с руками оторвут под частный медицинский центр или профилакторий. Увы, ни одной заявки. Не смогли реализовать несколько участков под строительство многоквартирных домов. У застройщиков нет уверенности, что будущие квартиры найдут покупателей. Из-за невыполнения плана приватизации бюджет недополучит доходов в общей сложности около 40 миллионов рублей. Для нас это некритично, но на эти деньги недофинансированы наши предприятия, проекты.

ЖИТЬ В КРАСНОКАМСКЕ, РАБОТАТЬ В МОСКВЕ

—  Изменились ли ваши взгляды на развитие округа в связи с новой реальностью?

—  Изменились, но непринципиально. Я по-прежнему считаю, что нужно бороться за рост численности населения, за положительное сальдо миграции. Только если раньше я связывал этот рост с открытием в нашем городе новых предприятий и с близостью краевого центра, то сегодня эти факторы уходят на второй план, перестают быть главными. Из-за коронавирусных ограничений работа на удалёнке стала весьма распространённым явлением. Сфера услуг и продаж почти полностью ушли в интернет.

Это я к тому, что сегодня можно работать в Перми, Москве или Париже, но жить в Краснокамске. Город на реке. С закрытием целлюлозного производства на бумкомбинате и завершением строительства объездной дороги вокруг Краснокамска, экологическая обстановка значительно улучшилась. Жильё почти вдвое дешевле, чем в Перми. Вся остальная инфраструктура развита и тоже значительно дешевле, чем в мегаполисах. Да, в Краснокамске нет Большого театра. Но и в Москве в него попасть очень сложно, так как существуют ограничения по количеству зрителей. Все премьеры транслируются через сеть, идут посредством интернет-телевидения.

Новая реальность диктует смесь старых и новых форматов. Краснокамск уже зашёл в федеральный проект «Умный город», который включает в себя подпроекты «Умный свет», «Умные остановки», «Умная история». Так дойдём и до «Умной школы» со специализированными IT-классами. Надо готовить молодёжь к работе в цифровой экономике, к обслуживанию информационных систем, к производству информационных продуктов и товаров. Всё, что производится при помощи компьютера мозгом одного человека, может производиться им в домашних условиях. Поэтому жить он будет, скорее всего, там, где удобнее и дешевле. В общем, пока нашему городу не хватает новых образовательных проектов в духе времени. А по развитию инфраструктуры мы движемся в правильном направлении.

—  Горожане из-за режима самоизоляции лишились множества праздников. Мы остались без Дня Победы, Дня города, Дня физкультурника и других мероприятий. Есть ли альтернатива? Или теперь только будни на работе и выходные в четырёх стенах?

—  Да, мы лишились многих массовых праздников, включая Новый год. Из-за различных ограничений досуг всё больше переходит в семейный формат. Я оптимист и во всём предпочитаю искать плюсы. Считаю, просто пришло время возрождения семейных ценностей. Мы теперь отмечаем праздники дома в семье, гуляем всей семьёй, ездим на природу всей семьёй, занимаемся спортом всей семьёй. Благо в Краснокамске для здорового досуга многое сделано — парки, музеи, стадионы, спортивные площадки, бассейн, лыжная база. И я рад, что мы предусмотрели не только строительство эспланады, но и обустройство общественных зон в каждом микрорайоне, где горожане могли бы встречаться небольшими группами. В планах 2021 года — парк между 1-й и 8-й школой, сквер возле ДК Гознака, а также начало обустройства парка на Звёздном. Кроме того, мы заявляемся на участие в проекте федерального Минстроя по двум территориям — Техническому посёлку и набережной.

Альтернативы большим праздникам пока нет. При существующих ограничениях на массовые мероприятия, все праздники будут проводиться в онлайн-формате. Сам я не готов оценивать пользу от них. Для меня по-прежнему важно живое общение с людьми. Жаль, что его стало так мало.

ИНОГДА ЖАЛЕЮ, ЧТО ВЗЯЛСЯ…

—  Мы очень надеялись, что этот вопрос больше никогда не зададим, но он всё же напрашивается. Когда будет решён водный вопрос?

—  Я тоже думал, что этот вопрос больше возникать не будет. Ведь за последние два года в перекладку сетей было вложено порядка 300 миллионов рублей. Максимально отремонтированы водоводы большого диаметра. Проложены десятки километров новых труб. Проведён ремонт станции третьего подъёма. Мы полностью перевели город на воду с Чусовских очистных сооружений. Из-за огромного объёма ремонтных работ краснокамцы всё лето и осень сидели без воды. Огромное им спасибо за понимание и терпение. Это вынужденная мера, без неё ремонтные работы не провести.

Скажу честно: иногда я даже жалею, что взялся за решение водного вопроса, который до меня не смог решить ни один глава. Потому что каждый этап ремонтных работ на сетях вскрывал новые проблемы, которые оставили предшественники. Сначала была идея вложить новые трубы внутрь старых. Это был экономный проект. Но, к сожалению, предыдущие руководители «Водоканала» аварии на сетях ликвидировали исключительно при помощи деревянных «чопиков» — забивали ими дыры. Именно эти затычки не давали новым трубам пройти внутри старых. Кроме того, какие-то участки труб уже были заменены на трубы меньшего диаметра, но в документации это никак не отразилось. Поэтому пришлось идти по самому затратному пути — рыть траншеи и укладывать новые трубы.

Да, город перешёл на воду с ЧОСа, но проблема чистой воды до сих пор не решена. И не будет решена, пока мы не поменяем всю сеть и не отремонтируем канализационно-насосные станции. Повышаем давление в сети, чтобы вода дошла до пятых этажей, но оставшиеся старые трубы не выдерживают давление и рвутся. Водоканал отключает воду и ликвидирует аварию, после чего из кранов полдня идёт ржавая вода. Горожане недовольны. И я их понимаю. Но мы всё равно завершим эту эпопею и добьёмся, что сети будут держать давление, а чистая вода будет бить из кранов даже на верхних этажах.

ПОЛВЕКА НА КАНАЛИЗАЦИЮ

—  В нашей редакционной почте резко возросло количество жалоб на проблемы, связанные с канализацией. Где-то топит целые улицы, где-то подвалы, где-то неприятный запах. Рассматривается ли возможность перекладки старых канализационных сетей?

—  Канализация — это наша большая боль. Если про водную проблему Краснокамска знают в крае и даже на федеральном уровне и помогают нам её решать, то по водоотведению мы как все. То есть находимся с ней один на один. Нет, к сожалению, ни краевых программ, ни федеральных. Вся система канализации в городе построена в 30 ‑50 ‑х годах прошлого века. Она физически изношена, постоянно рвётся и создаёт массу экологических проблем. В прошлом году мы, наверное, впервые за последние тридцать лет сделали первый шаг в решении этого вопроса. Когда мы заходили в реконструкцию городского парка отдыха, то перво-наперво решили заменить две ветки напорной канализации с 1-й до 2-й КНС. В этом месте часто происходили аварии, в парке периодически появлялись зловонные озёра. И я переживал, что когда мы приведём в порядок парк и построим эспланаду, канализационные разливы будут постоянно портить людям настроение. Сети в парке мы переложили до начала работ на эспланаде.

На этот год у нас планировалось продолжение. Изготовление проекта ремонта КНС-2, проект строительства новой КНС на Карла Маркса, замены КНС по многострадальной улице Каракулова и в Усть-Сынах. Мы провели конкурсные процедуры, определили подрядчиков, но вмешались обстоятельства непреодолимой силы. Из-за пандемии система дала сбой: подрядчики заказали оборудование для КНС, оплатили его, но завод-изготовитель встал. Появилась огромная проблема по замене поставщика. Только в сентябре удалось найти другого. На сегодняшний день оборудование для КНС закуплено, привезено и до конца текущего года будет заменено на улице Каракулова и в Усть-Сынах. Понятно, что там ещё останутся вопросы рекультивации земель, но это уже другая тема.

—  Пока не масштабно всё это выглядит. Может, стоит разработать какую-то программу? Сколько она может стоить? Реально это или нет?

—  Можно было решить вопрос масштабно. Мы обсуждали эту тему с губернатором Дмитрием Махониным. Приглашаем в Краснокамск фирму «Новогор-Прикамье», предлагаем взять в концессию наш «Водоканал» с обязательством замены канализационных сетей, как самотечной, так и напорной. Мы просчитали, что на это потребуется внушительный объём средств — порядка 600–800 миллионов рублей. «Новогор» — не благотворительная организация, а частный бизнес. Они приходят в территории не вкладывать, а зарабатывать. Поэтому их инвестиции сразу ложатся в тариф на водоотведение. Он становится неподъёмным для населения. Люди просто перестанут платить.

Проблему с канализацией губернатор знает, краевое Министерство ЖКХ знает. Сегодня прорабатывается возможность создания программы по типу «Чистая вода», но касающаяся канализования стоков. Я очень надеюсь, что такая программа появится и мы, конечно же, примем в ней участие. А пока таких проектов с софинансированием из федерального и краевого бюджета нет, будем перекладывать сети и ремонтировать КНС за счёт средств местной казны. Понимаю, что с нашими финансами для получения результата нам понадобится не менее 50 лет. Но дорогу осилит идущий.

—  Нынешний год стал переломным для рынка управляющих компаний. Чудом удержалась на плаву УК РЭП, из чьей лицензии ещё летом был исключен весь жилфонд. Она была вынуждена начать жизнь с чистого листа, сменив юридическое лицо. Жители постоянно жалуются в СМИ на плохую работу компаний «Уют-Сервис», «Фемида», «Круг», «Дока». Не пора ли окружной администрации совместно с краевой Инспекцией государственного жилищного надзора провести санацию рынка ЖКХ и убрать с него всех недобросовестных участников?

—  Может, скажу непопулярную вещь, но санировать недобросовестные УК — это не полномочия окружной администрации. Деятельность управляющих компаний контролирует краевая Инспекция государственного жилищного надзора. К ней и надо обращаться собственникам жилья в многоквартирных домах, которыми управляют недобросовестные УК. А ещё лучше и правильнее собственникам организовать собрание и либо поменять УК, либо создать ТСЖ и самим управлять своим домом. Проблему, кстати, понимаю. Пытался разбираться. Управляющая компания ничего на доме не делает, потому что жильцы не платят. А жильцы не платят, потому что управляющая компания ничего не делает. Замкнутый круг. Кто первый начал — непонятно.

Да, год был для управляющих компаний непростым. Но это рыночный сектор. На место одних УК приходят другие, конкурируют за жителей и их деньги. Вопреки распространённому мнению, в Краснокамске есть управляющие компании, которые добросовестно относятся к своей работе и содержат жилфонд в хорошем состоянии.

СЕЛО ПОХОЖЕЕ НА ГОРОД

—  В уходящем году округ лишился с десяток деревень, где проживает 1 ‑2 семьи. Жители пригорода переживают, что после муниципальной реформы они остались не только без поселений и своих бюджетов, но и перспектив. Село сегодня и впрямь на остаточном принципе?

—  Я никогда не стремился уничтожить деревню, потому что сам вышел из деревни. Но, как глава, считаю бюджетные деньги и в ответе за их эффективное использование. К примеру, в деревне Трубино по факту проживает всего один человек, и он требует, чтобы ему сделали дорогу. Цена вопроса — 18 миллионов рублей только на строительство. Плюс пара миллионов в год на содержание. И похожих деревень в нашем округе с десяток. Поэтому я и предложил исключить эти населённые пункты из Генплана, предусмотрев средства для переселения оставшихся жителей в городские квартиры. Это ведь вопрос как дороговизны инфраструктуры, так и безопасности. Случись что в такой деревне, туда ни скорая не доедет, ни полиция.

Моя идеология в отношении сельской местности проста. Деревня ХХ века уходит в прошлое. Село урбанизируется, становится похожим на город. Сельский житель ничем не хуже городского и должен по возможности получать все те же блага — асфальт, благоустроенное жильё с тёплым туалетом и газом, ФАП, хорошую школу, Дом культуры, спортивную площадку, пункт полиции. Не верите, что это возможно?! Но мы этим занимаемся. Уверяю вас, что после объединения в округ краснокамское село стало получать больше инвестиций, чем получало, когда имело поселения со своими бюджетами. К примеру, в селе Стряпунята построен Дом культуры на 200 мест, объём инвестиций 30 миллионов рублей. Поселение никогда бы его за счёт своих средств не построило. Два года назад Краснокамский округ зашёл в краевую программу газификации. В прошлом году газифицировали деревню Мошни, начали газификацию Ласьвы. Завершили в уходящем году. В этом году с газом зашли в Чёрную. Плюс построенная дорога по центру Ласьвы, плюс занялись котельной в Оверятах, плюс построили в Чёрной лыжную базу.

Если говорить в целом, то мы стали ежегодно ремонтировать не менее 10 километров сельских дорог на сумму не менее 80 миллионов рублей. Таких возможностей у сельских поселений никогда не было. Да что дороги?! Мы нынче занялись уличным освещением, о котором в сёлах и деревнях уже даже не мечтали. Потратили на это 15 миллионов рублей. Теперь свет есть. Люди в инстаграмме благодарят. Удивлены. Но я-то понимаю, что уличное освещение — это важно. Это и признак цивилизованности населенного пункта, и безопасность, и люди по-другому себя вести начинают.

ЖДУ ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВЕ

—  Этот год был непростым и для вас лично. Вы писали в своём инстаграмме, что переболели COVID-19…

—  Вначале я был вообще таким ковид-диссидентом. Наша семья очень спортивная. Я каждый день встаю в пять утра и делаю зарядку с отжиманиями и упражнениями на пресс. Хожу ежедневно не менее 15 километров. У меня на работе три пары кроссовок на разную погоду. И дома столько же. Жена занимается йогой, гимнастикой. Дети тоже все на спорте и на ЗОЖе. Никто не курит и не пьёт. Поэтому я наивно полагал, что нас эта зараза не возьмёт. Но, увы, в нашей семье переболели все, из чего я сделал вывод, что ковиду совершенно всё равно, занимаешься ли ты собой и своим здоровьем. Причём, я болел дольше всех — 25 дней.

—  Как лечились? Лежали в вип-палате? Все анализы сдавали бесплатно и лекарства вам тоже выдавали даром?

—  Болезнь протекала в относительно лёгкой форме, госпитализация не потребовалась. Всего сдал четыре мазка. Первый и последний за свои деньги, второй и третий — в рамках полиса ОМС. Лекарства покупал за свои. Лечение от ковида — удовольствие недешёвое. Нашей семье оно обошлось в 30 тысяч рублей. Компьютерную томографию делать не стал. Сэкономил, хотя у меня и была двухстороння пневмония. Поэтому советую всем краснокамцам беречь себя, заботиться о своём здоровье и по возможности заниматься физкультурой. Благо, в Краснокамске для этого созданы все условия.

—  Походит к концу год Крысы. Следующим будет год Быка. Каким вы его ждёте?

—  Поскольку мои предки имели отношение к животному, символизирующему 2021 год, то это будет мой год. А, значит, всё, что намечено, будет сделано и даже больше. Команда и жители настроены на совместное выполнение планов. Их у нас много. Если о личном, то в следующем году жду прибавления в семействе — внука.

—  Где и как будете отмечать Новый год? Что пожелаете краснокамцам?

—  Впервые за много лет никуда не поедем. Отмечать Новый год будем дома, всей семьёй. В новогодние каникулы буду компенсировать дефицит общения с женой и детьми: буду с ними гулять, кататься на лыжах. Возможно, навестим тёщу в деревне, поздравим с праздником. Нам можно. Мы же не заразные.

Теперь про пожелания. Кто-то из великих сказал, что жизнь только тогда имеет смысл, когда есть, о ком заботиться. Дорогие краснокамцы, заботьтесь о своих родных и близких! У нас ценнее никого на свете нет!

Редакция «ВК»