Реклама

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МИССИЯ («ВК» №20)

Директор Центра школьного питания «Веста» Л.  Л. Кипяткова — о себе, своей работе и ценностях

Лидия Кипяткова — человек-легенда. Состоялась как руководитель ещё в советские времена, неоднократно избиралась в депутаты, признавалась городским экспертным сообществом «Женщиной года» и «Директором года». Пусть Лидия Леонидовна давно ушла из политики, но продолжает оставаться заметной фигурой в городе. Ведь возглавляемое ею предприятие несёт государственную миссию — организует питание в школах города и пригорода. Сегодня директор МУП «Центр школьного питания „Веста“ Лидия Кипяткова — гость номера.

АКСАКАЛ ОБЩЕПИТА

—  Лидия Леонидовна, как вы попали в сферу школьного общепита и сколько лет трудитесь на этом поприще?

—  Попала совершенно случайно. Окончила Ленинградский технологический институт, связанный с продуктами питания, с мясомолочной продукцией, и была распределена в Пермь. К тому времени я уже была замужем, родился сын. Мне предложили пойти в общественное питание, где, к слову, не было ни одного человека с высшим образованием, кроме бывшего директора. Вакансий в областном центре для меня почему-то не нашлось, была направлена в Краснокамск, на должность заместителя директора пищеблоков Камского ЦБК. Шёл 1973 год. Бумкомбинат был градообразующим предприятием. Мы ежедневно в круглосуточном режиме кормили 4 тысяч человек. Сегодня такие объёмы работы даже сложно представить.

В Ленинград я больше не вернулась, поскольку так сложилась семейная ситуация. Осталась здесь и, как говорится, попала в струю. Очень скоро меня повысили до директора пищеблоков завода металлических сеток. А в 1987 году я возглавила весь краснокамский Трест общественного питания. Тогда уже дули ветры перемен. Сначала перестройка, потом распад СССР, отпуск цен и крах социалистической системы хозяйствования. Наша отрасль тоже реформировалась. Меня как-то вызвали в Пермь, а в то время Управление системы общественного питания было в областном центре, и предложили взять на себя школьное питание. В то время это был очень крупный объект, потому что туда относилось не только школьное питание, но и снабжение продуктами детских садов и яслей, этой тонкой и важной сферы.

В общем, с 1992 года и по сей день я являюсь директором Центра школьного питания «Веста». Стаж моей работы в отрасли составляет 48 лет, почти полвека. На сегодняшний день в системе работников общественного питания города я, наверное, уже аксакал, старейший работник.

—  Вы возглавляли предприятие в советское время, прошли тяжёлые 90 ‑е, работаете и в нынешние годы, которые называют «путинской стабильностью». Что изменилось в вашей работе? Изменились ли нормы питания школьников?

—  Мы за тридцать лет прошли через многое. Прожили эти трудные 90 ‑е и одни из немногих смогли сохранить муниципальный комбинат школьного питания. В Пермском крае таких осталось всего три — в Березниках, в Соликамске и у нас. Остальные растащили по частникам. У нас в городе тоже были такие поползновения, но мы держались, воевали, своей работой доказывали, что такое предприятие имеет право на существование. И выстояли! Я никогда не жаловалась, но сейчас действительно стало сложно работать. Если сравнивать с советскими временами, то тогда было легче, ситуация с финансовым положением населения была постабильнее. Отсюда и возможности общепита были другие, уровень питания в школах не зависел от родительского кошелька и так далее. Планка прожиточного минимума хоть и поднялась в последнее время, но по-прежнему далека от советской.

Нормы питания стали менять в угоду чьим-то субъективным мнениям. Простой пример: у нас начальные классы с прошлого года питаются бесплатно, за счёт государства. Мы согласовываем с заказчиком примерное меню на ближайшие 10 дней. Сразу пришёл запрет на включение в него выпечных изделий. Родители поначалу бунтовали, было много звонков. Я спрашиваю у заказчика, почему нельзя выпечку? Есть какой-то правовой акт или постановление, которым этот запрет регламентирован и который я могу предъявлять недовольным родителям? Нет такого документа! Объясните мне, в конце концов, чем вредна выпечка? Объясняют: потому что от выпечки может произойти ожирение, которое вызывает ряд других болезней. Вот такой был ответ. А ведь наши кондитеры умеют делать выпечку, детям она нравится, но требование заказчика в данном случае для нас закон. Мы вынуждены подчиниться. При этом выпечка всегда есть в школьном буфете, но уже за дополнительную плату. Всё это меня, конечно, очень печалит, потому что, наверное, неправильно.

В ПОИСКАХ ПРИЛИЧНОГО ПОВАРА

—  В федеральной и региональной новостных лентах регулярно появляются сообщения о ЧП в школах. Массовые отравления учащихся некачественными продуктами перестали быть редкостью. Как вам удаётся держать уровень и не допускать таких вещей?

—  У нас профессиональная команда, костяк которой составляют люди ещё советской закалки. На них можно полностью положиться. У меня заведующие производством практически все больше 20 лет отработали в этой системе. Они моя опора, они дорожат своим имиджем и репутацией организации. У меня очень сильный коллектив в конторе, в управлении. С главбухом мы вместе 30 лет, она в моё отсутствие свободно решает все вопросы по организации питания. У меня очень грамотный заместитель, который отслеживает вопросы, начиная от медицинского обследования и заканчивая приёмом-увольнением. Мы сохранили профессионалов, поэтому держим уровень. Но люди уходят на заслуженный отдых, а заменить некем. Вы не поверите, но сегодня в городе не найти приличного повара! Ходим по предприятиям, караулим сокращения. Я лично так пришла на автовокзал и буквально за руку увела оттуда одного повара в четвёртую школу.

Контрольные мероприятия в нашей организации идут постоянно. Как только началась реализация путинской программы бесплатного питания школьников с 1 по 4 класс, у нас проверки почти ежедневно. Надо мной ведь очень много руководителей, контролёров, ревизоров. Это и наш учредитель, комитет земельных и имущественных отношений в лице Равиля Рашитовича Петрова, это и управление системой образования, это и директора школ, это и родители, а про надзорные органы — Роспотребнадзор, прокуратуру — я вообще молчу. Все они в любой момент могут нам заявить, что мы неправильно работаем, надо так, а не эдак. И в нашей работе бывают промахи и ошибки. Мы, конечно, прислушиваемся, потому что прав тот, у кого больше прав. Учу своих людей сдерживаться. Даже если ты видишь, что человек неправ, спорить не надо. Надо вежливо направить ко мне, сказать, что у нас есть директор, которая вам четко расскажет наши обязанности, наши возможности. Вот таким образом работаем.

—  Внедрение аутсорсинговых услуг в школу привело к тому, что и школьное питание стало бизнесом. Проводятся конкурсы. И у вас стали появляться конкуренты. Как вы относитесь к ценовой конкуренции в этой сфере? Знаете ли вы своих конкурентов? Следите за их работой? Есть ли у них чему поучиться?

—  Да, конкурентов своих я знаю. Например, в школах №  2 и №  3 работает команда Тамары Николаевны Гайдалас. Мы с ней работали на заводе металлических сеток. Я была директором, а она у меня — заведующим производством. Можно сказать, что как бы моя ученица. Человек она знающий и мы, конечно же, созваниваемся по профессиональным вопросам. Так получилось, что сегодня гимназия — это в прошлом школа №  3 и школа №  4. Третью школу кормит Тамара Николаевна, а четвёртую — я. При этом директор гимназии Илья Николаевич Кордияк — наш общий директор. Поэтому совместные вопросы мы этим тройственным союзом и решаем.

Очень сожалею, что мы потеряли Майскую школу. Потеряли совершенно нелепо и отнюдь не из-за ценовой политики или профессиональных качеств. Мы не относимся к так называемым субъектам малого предпринимательства, СМП. Наше предприятие имеет форму МУПа, муниципального унитарного предприятия. И когда по питанию в Майской школе объявлялся конкурс, то там почему-то было выставлено требование, что в нём могут принять участие только СМП. И мы из этого конкурса автоматом исключаемся. Поэтому сегодня там детей кормит некая фирма «Олимп», я её не знаю, людей там не знаю и контактов с ними не имею. В этом смысле несколько переживаю, что все конкурсные процедуры в будущем станут проводиться в таком формате. И молва, что как только Кипяткова уйдёт, так сразу все школы вмиг растащат далёкие от отрасли люди, может стать явью. Желающие есть. Я их знаю. Пока держимся на авторитете. Мы его долго нарабатывали и теперь он немножко работает на нас.

«СПАСИБО, Я НАЕЛСЯ»

—  Вы руководите муниципальным предприятием, но работаете в рынке. Вы себя кем больше ощущаете? Организатором общественного питания, у которого задача накормить школьников, или бизнесменом, который должен зарабатывать?

—  Я мама и бабушка. Два моих сына учились в четвёртой школе, внучка — в восьмой школе. Они на общих основаниях питались в школьных столовых. И, конечно же, в первую очередь я себя ощущаю организатором школьного питания. Для меня в приоритете дети, а не выручка или прибыль. Ни о каком бизнесе у меня никогда не было даже помыслов. Если бы такие мысли присутствовали, то в начале 90 ‑х я бы легко могла взять ресторан, кафе, любую точку, а то и несколько. Такие возможности, уж поверьте, у меня были. Но я выбрала школьное питание. В моей отрасли ориентир не прибыль, а качественное питание. Главное, чтобы ребёнок с удовольствием всё съел, оставил после себя чистую тарелку и сказал, вставая из-за стола: «Спасибо, я наелся». Школьное питание, учитывая его социальную значимость,— это государственная миссия. Отдавать её на откуп в чистый рынок, с участием ИП, где главное прибыль, на мой взгляд, недопустимо. У нас в «Весте» идеологии «прибыль превыше всего» никогда не было и не будет.

—  Недавно депутаты приняли решение, что к 2023 году возглавляемое вами предприятие будет реорганизовано из муниципального в общество с ограниченной ответственностью. Понятно, что это своего рода предпродажная подготовка. Что такое «Веста» сегодня?

—  Сегодня «Веста» — это серьёзное предприятие, со своей историей и репутацией. Главное богатство — коллектив. По штату у нас трудятся 88 человек, но это в большинстве своём штучные специалисты. Наша цель — качественно и вкусно кормить детей. Поскольку «Веста» в переводе с греческого означает милосердие, то мы в рамках своих возможностей занимаемся благотворительностью. Буквально недавно мы участвовали в организации встречи ветеранов-учителей на базе первой школы. Мы постоянно поддерживаем объединение «Горница». И пусть наша помощь небогатая, в виде булочек, пирожков и так далее, но мы не отказываем, понимаем, как важно пожилым людям собираться вместе за чашкой чая.

—  Если «Весту» всё-таки выставят на продажу, вы будете претендовать на её выкуп? Или уже накопилась усталость, вы выйдете на пенсию и займётесь внуками?

—  Я разделяю волнение коллектива по поводу возможной продажи предприятия. Но в то же время солидарна с высказыванием нашего учредителя Равиля Рашитовича Петрова, что не надо преждевременно беспокоиться за «Весту», до 2023 года может произойти всё, что угодно.

Сегодня такое время, что планировать что-то в долгосрочной перспективе просто невозможно. К примеру, у нас в отрасли существовала практика заключения договоров на три месяца. И какой смысл вкладываться в развитие пищеблока?! Положим, вышел из строя кипятильник. Я его куплю, а через три месяца проиграю конкурс. И куда мне этот кипятильник?! Взяла под мышку и пошла?! Я бы лучше людям премию выдала. А на днях ситуация кардинально изменилась. Мне вот только что принесли постановление от 11 мая, что договоры можно заключать сразу на три года. Мы этого решения несколько лет добивались. Вроде бы радоваться надо, что теперь как-то постабильнее будет и инвестиции можно планировать, но нас опять загоняют в кабалу. Появились дополнительные пункты, обязывающие нас обновлять оборудование пищеблоков, закупать мебель, делать ремонт за свой счёт. В сегодняшних ценах это очень накладно. Будем думать, считать.

Пенсия? Моя мысль про аксакала в системе общественного питания Краснокамска прозвучала неслучайно. Надо уже думать о себе и возраст сказывается. Но вы поговорите с моими работниками, с коллективом, которому отдана вся жизнь. Что они думают о моём возможном уходе на заслуженный отдых? Да они меня просто привяжут к стулу! Сидеть и никуда не дёргаться! А я не сижу, я продолжаю работать…

Подготовила Ольга Девятовских