Реклама

ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК («ВК» №21)

Кто виноват в школьных трагедиях с человеческими жертвами

Окончание учебного года в школах Прикамья нынче опять оказалось смазанным. Краевое Министерство образования настоятельно рекомендовало директорам учебных заведений поскорее провести последние звонки, на неделю раньше отправить учеников на каникулы, а подготовку выпускников к экзаменам по возможности проводить в дистанционном формате. Однако установка нынче была не такой жёсткой, как в прошлом году, поэтому большинство краснокамских школьников — преимущественно старшее и среднее звено — эту неделю ещё учится. Кто-то очно, кто-то в дистанционном формате, а где-то эти форматы пытаются совместить. Хотя желание краевых властей разогнать школьников по домам имеет вполне понятную природу. Трагедия с человеческими жертвами в казанской школе, серьёзное ЧП с покушением на педагога в березниковском лицее требуют осознания и выработки решений. Благо, летние каникулы дают трёхмесячную фору, чтобы придумать механизмы для выявления и нейтрализации потенциальных отморозков.

КАК СВОДКИ С ФРОНТА

Беда пришла, когда не ждали. Едва страна отпраздновала 76-ю годовщину Великой Победы, как грянул гром. И не где-нибудь, а в Татарстане, на этом островке стабильности и порядка, где законопослушность населения обеспечивается правящими родовыми кланами. 11 мая утром в казанской гимназии №  175 началась стрельба, а позже прогремел взрыв. Первые сообщения в интернет-СМИ и социальных сетях о нападении на школу заставили всю страну вздрогнуть от ужаса и примкнуть к телевизорам и компьютерным мониторам. Новостей ждали, как сводок с фронта. Интернет будоражили слухи о террористах, захвате заложников и пытках. Каждый мысленно представлял себя на месте родителей этих детей, вспоминал Беслан и молился. Неизвестность дарила крохотную надежду на то, что это какое-то недоразумение, и никто из школьников не пострадает.

Но чуда, увы, не случилось. На месте происшествия был задержан 19-летний молодой человек — бывший ученик этой школы Ильназ Галявиев. Он совершенно беспричинно расстрелял семерых восьмиклассников и смертельно ранил двух учителей, после чего сам сдался полиции. Погибли девять человек, 23 пострадавших были госпитализированы с травмами различной тяжести. Прошло уже больше двух недель, но шестеро детей до сих пор остаются в стационаре, в Москве продолжают лечение трое взрослых и пятеро детей. Ужас происшедшего не отпускает родственников погибших и пострадавших, педагогическую общественность, да и в целом неравнодушных людей во всём мире. Люди в шоке от громких заявлений убийцы, что он ощущал себя богом и не считает себя в чем-то виноватым.

Картина преступления сегодня уже полностью восстановлена. Зачем он так поступил? Почему? И как такое вообще могло случиться в нашей российской школе?!

С НЕПАЛЬСКИМ НОЖОМ

Реакция федеральной власти на казанскую трагедию оказалась предсказуемой. Министерству внутренних дел дали команду разработать комплекс мер, направленных на усиление контроля за оборотом огнестрельного оружия. Пока силовые генералы на центральных телеканалах дискутировали о том, не пора ли поднять возраст для продажи оружия с 18 до 21 года и запретить его хранение в домашних условиях, как произошло ещё одно ЧП! Теперь уже в городе Березники Пермского края! 21 мая 16-летний ученик лицея №  1 прямо на уроке физики напал на учителя и нанёс ей несколько ударов ножом в область шеи. Имя малолетнего отморозка не называем, так как он несовершеннолетний и его персональные данные защищены законом. Но в Березниках его фамилия на слуху. Его дядя владеет магазином, где продаются ножи. Именно там подросток приобрёл непальский нож «кукри», которым пытался убить учительницу.

Березники до сих пор пребывают в шоке. Ведь лицей №  1 — это одна из лучших школ в городе. Пострадавшая — Людмила Николаевна Ишменёва — один из лучших педагогов Верхнекамья. Ей 74 года, она Заслуженный учитель Российской Федерации, обладатель премии Министерства образования и науки Пермского края за подготовку высокобальников по физике. Попасть к ней в класс считается большой удачей, потому что она хорошо подаёт материал и является очень требовательным педагогом. О здоровье Людмилы Николаевны переживали не только родные и близкие, коллеги и учащиеся, но и руководство краевого Минздрава. Сегодня можно уже выдохнуть. Людмилу Ишменёву перевели из реанимации в общую палату. Её жизни ничего не угрожает.

Отрадно, что в березниковском ЧП не пострадали дети, а педагог уже идёт на поправку. Мы тоже желаем талантливому педагогу максимально быстро восстановить здоровье, вернуться к привычному образу жизни и забыть о случившемся, как о страшном сне. Но, согласитесь, что ситуация ужасающая! Заслуженный учитель РФ в 74 года продолжает трудовую деятельность: вкладывает в головы своих воспитанников тонны знаний, готовит их к олимпиадам и к экзаменационным испытаниям, мотивирует их на поступление в вузы с профильной физикой. И… — получает ножом в шею. Простите, а за что?! За требовательность?! За уважение к своему предмету?! Или за то, что родители не долюбили своих чад, а школьные психологи, которых по каким-то нормативам в учебных заведениях один на 500 человек, чего-то не разглядели?! Да-да, «психологи не разглядели»! Именно такова оценка березниковской трагедии со стороны Уполномоченного по правам детей в Пермском крае Светланы Денисовой.

ФЕНОМЕН СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ

Реакция официальных лиц на эти школьные ЧП напрягает. В Казани виноватой назначили систему продажи оружия, которая позволила какому-то психопату, возомнившему себя богом, по достижению 18 лет на совершенно законных основаниях приобрести дробовик, хранить его дома и таскать его в расчехлённом состоянии по городу. Про Березники говорят приблизительно о том же. Подросток, который уже давно признавался друзьям, что учёба его достала, у него едет крыша, и он хочет кого-нибудь убить, спокойно приобретает в магазине своего дяди сразу четыре ножа! Более того, в лицее на входе не работал металлодетектор, что и позволило 10-класснику пронести в учебное заведение нож. В общем, к гадалке не ходи, что сейчас государство опять будет думать, как закрутить гайки. К примеру, обязать охотников хранить оружие в арсеналах. Что же касается школ, то можно на входе установить три уровня защиты. Ну, как в Израиле, где теракты давно стали обычным делом, и школы превращены в неприступные бункеры.

Но мы считаем, что проблема вообще в другом и решать, соответственно, её надо по-другому. В истории нашей страны бывало всякое. В голодное послевоенное время в стране гуляло много трофейного и наградного оружия, которое привезли домой фронтовики. В 50 ‑е годы произошла либерализация продажи гладкоствольного оружия, которое продавалось при предъявлении паспорта, без охотничьего билета. Да и после купить охотничье ружьё или хороший нож не было проблемой. Понятно, что оружие периодически всплывало в криминальной хронике. Но в советской истории не зафиксировано ни одного случая, когда кто-то врывается в школу и устраивает там боевик. Не было в школах и поножовщины, хотя финки гуляли среди шпаны даже в 70 ‑80 годы. Советские школы вообще никем, кроме бабушек-техничек, не охранялись. А, значит, проблема не в наличии или отсутствии оружия. И не в высоте заборов, которые полтора десятка лет назад нагородили вокруг всех школ, якобы, в целях безопасности.

Так в чём же проблема? Что толкает молодых людей хвататься за оружие? Где мы недоглядели? Что упустили и чего не заметили? Как нашим детям проникла в голову мысль о том, что они могут пойти и забрать чью-то жизнь? А, может, это мы, взрослые, занимаемся не тем? Ведь приглядывают нынче за нашими отпрысками не родная бабушка, классный руководитель, педагог дополнительного образования и спортивный тренер, а интернет-сообществакриминально-сектантского характера. И когда безнадзорные дети доходят до асоциальной крайности, то их ничто не остановит. Никакие заборы и рамки. А оружием может стать любой безобидный предмет — от сковородки до молотка.

ФИГАРО ИЗ ПЯТОЙ ГИМНАЗИИ

Сейчас кто-то скажет, что мы нагнетаем. Ведь от Краснокамска до Казани шестьсот километров, а до Березников — более двухсот. Всё это далеко и нас вроде как не касается. Ещё как касается! Давайте посмотрим, что сегодня происходит с краснокамскими школами. Их реформируют уже почти 20 лет. Дореформировались до того, что школы не только объединили между собой, но и к некоторым присоединили детские сады! Якобы в целях сокращения управленческого персонала и повышения зарплаты учителям в свете появившейся экономии. Результат оказался предсказуемым. Никакие зарплаты у педагогов не выросли, но отдельные функции просели. Если раньше директор и завуч знали всё, что происходит в их школе, знали поимённо и в лицо всех учеников школы, включая, разумеется, и хулиганов, то сегодня они не в курсе, что происходит в большинстве их подразделений, а некоторых своих педагогов если и встретят на улице, то просто не узнают.

Хотите самый яркий пример?! Гимназию №  5 возглавляет пермяк Юрий Трухин, который не имеет педагогического образования и до своего назначения директором этого учреждения ни дня не работал в школе. Как ему, жителю краевого центра, уследить за всем вверенным хозяйством?! Ведь под его началом не только пятая школа со всеми её учениками и педагогами, но и четыре детских сада — №  39, №  41, №  12, №  44. Он не Фигаро и не может одновременно находится в пяти местах, следя за чистотой, тепловым режимом и безопасностью во всех своих пяти подразделениях. Юрий Михайлович не может контролировать учебный процесс, потому что никогда не был ни школьным учителем, ни воспитателем в детском саду.

Есть ли на директорство у Юрия Трухина время? Нехилую часть своего рабочего дня он проводит в окружной Думе, где является спикером. А его депутатский округ и вовсе в Стряпунятах. Поэтому гимназия №  5 и все её подразделения — это такие сироты при живом отце, это точно группа риска и пример того, как делать не надо. Мы будем молиться и держать пальцы крестиком, чтобы там ничего не случилось.

ПУСТЬ ЛОВЯТ ПСИХОВ

Убивала традиционное воспитание не только школьная реформа, но и некоторые краснокамские реформаторы. Особенно в этом преуспел ещё один пермяк — Виктор Соколов, который был последним главой Краснокамского района. В желании наэкономить денег себе на премии, он в 2018 году почти полностью развалил клубные учреждения. Молодёжный центр «Ровесник» лишился лицензии на образовательную деятельность и стал досуговым учреждением, из-за чего зарплаты педагогов упали вдвое. Чтобы не потерять педстаж, многие ушли. А руководителя «Ровесника» Светлану Рукавишникову глава района просто выгнал с работы. Из-за закрытия кружков и парализованной клубной деятельности часть детей оказались не у дел.

А мы ведь понимаем, что именно учреждения дополнительного образования и спортивные секции в советские времена занимали ребят, помогали им раскрываться в творчестве и спорте. Вместе со школой это была целая система воспитания, которая формировала неравнодушного, позитивного и законопослушного человека. Такой не возьмёт дробовик или нож и не пойдёт в школу устраивать сафари на одноклассников. И хорошо, что это понимает новый глава округа, который потратил немало сил на восстановление руин, оставшихся после Соколова. Светлана Рукавишникова была возвращена в «Ровесник». И пусть статус учреждения не поменялся и педагоги не вернулись, но рабочая команда собрана, кружки работают, проекты реализуются, а двери её учреждений по-прежнему открыты для всех детей. К спортивным секциям отношение тоже стало другим. 

Казалось бы, у нашего города появился шанс избежать школьных трагедий, предметно заняться детьми. Но тень Соколова продолжает бродить по Краснокамску. Бывший глава района опять болтается в городе, подрядившись на выборы к директору УЗПМ Дмитрию Пылёву и депутату Юрию Чечёткину. Мечтает вернуться в кресло главы. Жаль, конечно, что у нас никто не хочет заниматься тем, на что учился. Говорят, Виктор Соколов был неплохим психиатром. Ну, вот бы и выявлял психов, лечил сумасшедших, которые стреляют в школах и режут учителей. А его клиенту Юрию Чечёткину, здоровому мужику, пора заканчивать протирать штаны в парламенте за 200 тысяч рублей в месяц. Если он и в самом деле офицер ФСБ, а не мелкий пакостник и подкаблучник, то давно должен заняться борьбой с экстремизмом. Потому что два этих вопиющих события — далеко не первый, а последний звонок для старта решительных действий против подобных чудовищных преступлений.

Вера Правдина